Неизвестный сериал

Не поправить, так понять

Оценить
Не поправить, так понять

Машина времени как инструмент психотерапии

Телесериал: «Быть Эрикой» (Being Erica), Канада, 2009 – 2011.
Автор идеи: Яна Синьор.
Звезды: Эрин Карплак (сериалы «Сверхъестественное», «Звездный крейсер Галактика», «Читающий мысли»), Майкл Райли («Амистад», «Французский поцелуй», сериал «Строго на юг!»), Дэвон Бостик (сериалы «Сотня», «Копы-новобранцы», «Хэйвен»), Тайрон Лейтсо (сериалы «Чудопад», «Динотопия»), Грэм Грин («Танцующий с волками», «Мэверик», «Зеленая миля»), Питер Макнейл («Радиоволна», «Оправданная жестокость», сериал «Форс-мажоры»), Кеннет Уэлш (сериалы «Твин Пикс», «Секретные материалы»).
Жанр: фантастическая мелодрама с элементами драмы и комедии.
Продолжительность: 4 сезона; сериал завершен.
Мой рейтинг: 8 из 10.

День тридцатидвухлетней канадки еврейского происхождения Эрики Стрейндж (Эрин Карплак) и начинается ужасно, и продолжается кошмарно. Ее увольняют с работы (впрочем, работа была паршивая – отвечать на звонки), парень не приходит на свидание, в кафе ей дают десерт с орехами, на которые у нее аллергия. В общем, Эрика приходит в себя в больничной палате и обнаруживает у своей постели элегантного внимательного джентльмена с бородкой, который представляется доктором Томом (Майкл Райли). Но это не работник больницы, а психотерапевт, притом необычный: когда Эрика попадает к нему на прием, он объявляет о своем методе. Он будет лечить эту хроническую неудачницу особым способом...

В этом месте и начинается фантастика. Для начала Эрика должна составить список своих сожалений (что и когда в прошлом она сделала не так), а затем доктор предлагает отправить ее в тот или иной момент ее прошлого, чтобы «переиграть» уже случившееся. Сам принцип путешествия во времени ничем не объясняется – ни с помощью физических терминов, ни с помощью терминов из арсенала психологии. Просто доктор Том взмахивает рукой – и героиня уже оказывается в своем прошлом: тело Эрики тогдашней, разум Эрики сегодняшней (лишь один раз девушка перемещается в будущее, и тогда ей приходится действовать в форс-мажорных обстоятельствах, срочно помогая пациенту другого доктора, коллеги Тома).

Среди эпизодов путешествий героини назад во времени есть и рутинные, есть и забавные: однажды, например, она выдает за свое стихотворение еще не написанную в ту пору песню Бритни Спирс – и приводит в восторг высоколобого учителя словесности. При этом далеко не все сюжетные линии закручены вокруг главной героини: разнообразные персонажи вокруг Эрики – от доктора Тома, папы с мамой (Джон Бойлан и Кэтлин Лэски) и младшей сестры Саманты (Джоанна Дуглас) до начальницы (а потом компаньонки) Джулианны Джакомелли (Рейган Пастернак) и коллеги Брента Кеннеди (Морган Келли) – тоже будут решать собственные проблемы, хотя и эти сюжеты тоже прямо или косвенно повлияют на жизнь Эрики.

В сериале много трагикомических житейских эпизодов и крайне мало собственно фантастики, которая неизбежно возникает, когда речь идет о хронопутешествии. В ходе терапии Эрика, вновь прикасаясь к прошлому, способна кое-что исправить по мелочи, ликвидировав свои былые просчеты. Однако задача доктора Тома – не помочь Эрике убрать шероховатости на ее предыдущем жизненном пути, а дать ей возможность разобраться в себе самой. Поэтому чаще всего героиня, «проигрывая» варианты один за другим, осознает, что дело – в ее собственных фобиях (неуверенности, оглядке на других и пр.) и что от простой замены «плюса» на «минус» пользы не будет.

Девушка довольно быстро понимает: «Изменить прошлое очень легко, а вот изменить себя гораздо сложнее». Кстати, ее путешествия во времени имеют одно ограничение: она не имеет права кардинально «переписывать» судьбы других людей, а главное, ей не разрешено исправить одно из ее главнейших сожалений – смерть брата Лео (Девон Бостик). «Эффект бабочки» неумолим. Когда в конце первого сезона героиня, вопреки советам Тома, все же предпринимает отчаянную попытку спасти жизнь брату, то вселенная затягивает брешь, нанесенную ей героиней, и восстанавливает статус-кво.

Каждый из докторов ведет нескольких «пациентов», реализуя некую программу: за индивидуальной терапией следует групповая, потом задания усложняются, и в итоге самые продвинутые пациенты сами становятся докторами. По ходу сюжета у всякого зрителя неизбежно возникнет вопрос: кто такие доктор Том и его коллеги? Но как раз от прямого ответа сценаристы технично увильнут, ограничившись намеками. Хотя на протяжении всех четырех сезонов зритель будет наблюдать, как доктор Том, доктор Надя (Джоэнн Ванникола) и прочие «психотерапевты» перемещают себя и пациентов во времени и пространстве, материализуют мысли героев и порой даже воскрешают мертвых, истинная природа этих чудес остается за семью печатями. Дескать, сами стройте догадки: то ли это гости из будущего, то ли покровители из параллельной вселенной, то ли вообще ангелы.

И еще одно обстоятельство следует упомянуть. Выбор в качестве героини канадской еврейки, папа которой старается соблюдать национальные традиции (он становится раввином, читает проповеди, делает обрезание младенцам, прохладно относится к Рождеству, Санте-Клаусу и пр.), вызовет у зрителя дополнительный интерес этнографического свойства: мы увидим и хануку, и пурим, и бат-мицву. Впрочем, еврейство Эрики – все же не первостепенный элемент сюжета (тем более что авторы аккуратно обходят тему антисемитизма – впрочем, возможно, в Канаде его и нет?).

Дело, пожалуй, в другом: некая «особость» Эрики заранее задана даже на уровне фамилии. Strange – странный, незнакомый, чужой. Вместе с героиней мы пытаемся понять, ЧТО с ней не так и почему она – умная, образованная, красивая и талантливая – к тридцати двум годам никем не стала в этой жизни. Зрителю демонстрируют процесс «исправления» Эрики и превращения вечной неудачницы в успешную профи (в издательском бизнесе) с налаженной личной жизнью (здесь тоже будет много разочарований). Путь окажется долог и тернист. Героиня будет оступаться, терять друзей и подруг, возвращаться к разбитому корыту и карабкаться снова...

Возможно, сериал не увлечет зрителей старшего поколения, а вот двадцати-тридцатилетие, кому проблемы Эрики куда ближе, досмотрят все эпизоды до конца и, быть может, по ходу сюжета кое-что важное поймут и о самих себе. В Канаде и США у сериала, кстати, были неплохие рейтинги. Скорее всего, в команде сценаристов «Being Erica» притаился на вторых ролях хотя бы один... ну, не ангел и не пришелец из будущего, но психолог-профи – наверняка.

Быть Эрикой