Неизвестный сериал

Наши кровные братья Люмьеры

Оценить
Наши кровные братья Люмьеры

Обед от ВВС из шести киноблюд, не считая компота

Телесериал «Моя жизнь в кино» (My Life in Film), Великобритания, 2004.
Автор идеи: Марк Чаппель.
Звезды: Крис Маршалл («Четыре пера», «Реальная любовь», сериалы «Живая мишень», «Смерть в раю»), Эндрю Скотт («Спасти рядового Райана», сериалы «Шерлок», «Братья по оружию», «Война Фойла»), Элис Лоу («Типа крутые легавые», «Армагеддец», сериал «Книжный магазин Блэка»), Рита Дейвис («Монти Пайтон и Священный Грааль», «Код Да Винчи», сериал «Прах к праху»).
Жанр: комедия на тему мирового кино с элементами пародии.
Продолжительность: 1 сезон; сериал закрыт.
Мой рейтинг: 9 из 10.

Любите ли вы кино? Нет, не просто смотреть, а смаковать, обсуждая с друзьями (такими же киноманами) какой-нибудь особо занимательный оммаж, обнаруженный в какой-нибудь старой ленте какого-нибудь мэтра? Сколько у вас, например, трактовок образа карлика в приквеле к «Твин Пикс» Дэвида Линча или смысла появления после финальных титров «Гонщиков» Роберта Родригеса актера Кевина Маккарти из «Похитителей тел»? Словом, если шуршание пленки в проекторе заставляет вас нервно вздрагивать, то сериал Марка Чаппеля вас наверняка привлечет. Но одновременно и расстроит, поскольку где-то в середине первого – и притом единственного – сезона вас осенит мысль, что над вашими золотыми мечтами автор слегка (или даже не слегка) издевается.

Однако по порядку. В английском мини-сериале «Моя жизнь в кино», с треском закрытом после выхода на телеэкраны шести часовых серий, три главных героя: Артур, от же Арт (Крис Маршалл), его сосед по съемной квартире Джонс (Эндрю Скотт) и подруга Джонса, Бет (Элис Лоу). Арт и Джонс работают в маленьком лондонском кинотеатре для киноманов под названием The Belmondo (у входа висит одна и та же афиша с изображением... нет, не Бельмондо, а Жана Габена!). Арт увлеченно пишет сценарии (ни один из них не превратился в фильм, да и вообще, похоже, не был доведен до финальной точки) и называет себя «независимым режиссером низкобюджетного кино» (хотя не поставил ни одной киноленты). В свою очередь, Джонс считает своего друга непризнанным гением и готов всячески ему потакать – порой и с некоторым испугом.

Арт выглядит классическим деятелем авторского кино, раздираемым комплексами, и это смотрится чрезвычайно комично, поскольку вся кинодеятельность героя не простирается дальше его разнообразных кинофантазий. Каждая из шести серий вне контекста мирового кинематографа лишается двух третей смысла, но для киногурманов все шесть новелл – изысканное блюдо, поскольку каждая серия навеяна какой-либо классической (или хотя бы просто популярной в свое время) лентой, а главные герои погружаются в известные киноперипетии, комически сниженные, вплоть до полного абсурда. Пожалуй, сюжеты этих новелл можно пересказать, не боясь спойлеров, поскольку видеоряд куда важнее внешних перипетий.

Итак, первая новелла, «Окно во двор», навеяна одноименным фильмом Альфреда Хичкока – только Арт наблюдает в окно не за реальным преступлением, а за мифическим, накручивая сам себя и во всем видя зловещие смыслы. Вторая новелла «Сияние» (пожалуй, она самая лучшая и самая смешная во всем сериале) навеяна фильмом Стенли Кубрика по роману Стивена Кинга; сестра Арта поручает ему присмотреть за ее ребенком, и комические совпадения придают житейской истории черты фильма ужасов (в финале есть и дверь, выломанная топором, и кроваво-красная вода в ванне). Третья новелла, «Лучший стрелок» – история о том, как Арт пытается сдать экзамен по автовождению, решенная в духе известной военной мелодрамы Тони Скотта. Фильм Денни Бойла «Неглубокая могила» становится камертоном четвертой серии – с той разницей, что здесь гибнет не человек, а золотая рыбка, и денежный куш, случайно найденный героями в квартире уехавшей на отдых старушки-соседки Мэри (Рита Дэйвис), составляет всего 45 фунтов. В пятой серии, «8 1/2», Арт воображает себя не то персонажем Федерико Феллини, Гвидо Ансельмо, не то самим Феллини, а потому он пытается превратить обычную киносъемку на свадьбе сестры Джонса в некое авторское кино, и сам же пугается масштабности своего замысла. Последняя серия, «Бутч Кэссиди и Санденс Кид», навеяна, соответственно, одноименным фильмом Джорджа Роя Хилла: главные герои, не расплатившись с хозяином квартиры, воображают себя крутыми преступниками и удирают на остров Мэн, но затем, потерпев фиаско, возвращаются; финальный стоп-кадр с прыжком, конечно, присутствует, но за кадром слышатся вполне очевидные звуки – должников лупят...

Сериал этот представляет отдельный интерес еще и благодаря актерам, сыгравшим главные роли: спустя десятилетие после «Моей жизни в кино» Крис Маршалл изобразил почти такого же чудака (хотя действительно талантливого) – сыщика в третьем сезоне «Смерти в раю». Что касается Эндрю Скотта, то ему пофартило еще больше: ныне он известен всем поклонникам сериала «Шерлок», где сыграл не скромного лузера, а, напротив, закомплексованного и очень опасного «профессора преступного мира»... Признаться, у автора этих строк был соблазн дать этой рецензии название «Мориарти в юности». Или: «Мориарти. Молодые годы».