Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса

Цирк с макаками

Оценить
Цирк с макаками

«При вскрытии стационарных урн бюллетени сразу же без пересчёта отправились за спину председателю. В этот же момент секретарь комиссии вынула из-под юбки и бросила в общую кучу довольно толстую пачку бюллетеней. Наблюдатели ПСГ подняли шум, однако ни один оппозиционер с «решающим голосом» их не поддержал».

Александр НикишинАлександр Никишин,
медицинский работник

Место действия: Саратов, УИК № 99, школа № 5, председатель – Гурская Ирина Владимировна, заместитель директора школы; УИК № 316, лицей № 2 – председатель Астахова Елена Владимировна, старший инспектор по кадрам лицея.

День «Х»

После событий декабря 2011 года я, как и многие другие «подвинутые» на политике люди, решил записаться в наблюдатели на президентские выборы марта 2012 года. Стоит сказать, что сделать это было нелегко. Партии при моём появлении сначала приходили в восторг и говорили, что рады новым лицам, при этом предлагали членство в партии и агитработу за своего кандидата. А этого как раз и не хотелось, совесть требовала взглянуть на процесс выборов изнутри, при этом находясь в стороне… Да, именно этого и хотелось, как каламбурно это не звучит!

В начале февраля случайно наткнулся на ассоциацию «ГОЛОС». Был одним из первых наблюдателей, пришедших в организацию. К середине февраля корреспондентов (а именно в таком статусе наблюдают выборы представители «ГОЛОСа») набралось уже за 50 человек, хотя хватило бы и 30. Еженедельно дважды занятия по 3-4 часа, люди приходили на них с работы и учёбы, сидели до глубокой ночи. Таким образом, к началу марта все мы знали о выборах больше, чем председатели комиссий. Знали даже такие мелочи, о которых председатели и секретари УИКов даже не подозревали. К примеру, о правиле 3-х метров: именно на это расстояние по закону должны отойти все наблюдатели при подсчёте голосов. В реальности это положение давно не исполняется, но при определённом обстоятельстве (конфликте корреспондента и комиссии) может стать причиной для удаления наблюдателя из комиссии. Одним словом, мы должны были знать ВСЁ! И мы это ВСЁ знали!

За сутки до выборов, все мы получили «маршрут». У каждого из корреспондентов был список из восьми УИКов, которые он должен был обойти за день. Фиксировался только последний – тот, на котором могли произойти проблемы, на нём было необходимо присутствовать при подсчёте голосов и принести с него заверенную копию протокола. Ещё один момент: номера финальных комиссий были присланы из Москвы за 2 недели до выборов, таким образом, «ГОЛОС» заранее знал об УИКах, на которых ТОЧНО готовятся фальсификации.

Вот и наступил день «Х». Проснувшись в 6 утра (в 7 я должен был быть на своём первом участке), волнуясь, трясущимися руками я повесил на шею пресс-карту «Журналист газеты «Гражданский Голос»«, взял пухлую папку с необходимыми документами: блокнот корреспондента, редакционное задание, закон о выборах, закон о СМИ, образец жалобы в ТИК о недопущении или удалении с участка (не потребовалось), справочник краткосрочного наблюдателя российских выборов, талисман наблюдателя (справочник законов о правах и обязанностях наблюдателей), список председателей (чтобы обращаться к ним на Вы) и ещё что-то по мелочи.

Педагогам стыдно за тех, кто борется с фальсификациями

УИК № 99, школа № 5, Заводской район. Председатель – Гурская Ирина Владимировна, заместитель директора школы. Встречает меня радушно. Ещё бы! Моя родная школа!

Знакомлюсь с наблюдателями от кандидатов. В большинстве это представители Путина, все они, за небольшим исключением, работники школы. Четыре наблюдателя с ПСГ: один от ЛДПР, один от КПРФ и двое от Прохорова. Налаживаю контакт, начинаю расспрашивать. Путинцы жалуются, что сидят тут бесплатно по распоряжению директора, оппозиционеры жалуются на плохую подготовку и постоянно что-то смотрят в своих справочниках и «дорожной карте». Дарю им «талисман наблюдателя», они смеются над названием…

В 7:55 председатель при помощи какого-то военнослужащего опечатывает урны, они прозрачные, и ни у кого претензий нет, хотя уже через 5 минут становится понятно, что это за военнослужащий. Некий офицер войсковой части № 5204 оказывается наблюдателем с ПРГ от Путина, и к нему выстраивается очередь из военнослужащих этой части. А к урне в этот момент подходит другой солдатик. Получив бюллетень, военнослужащие ставят галочку и, подходя к урне, демонстрируют свой выбор этому человеку. Говорю об этом наблюдателям, они ещё глубже зарываются в свои бумаги – не знают, что делать… Или не хотят знать… Оставляю их наедине с бумажками, иду к урне, обхожу её и достаю камеру. Солдатик, что стоял у урны, со скоростью антилопы бежит к своему начальнику, который выдаёт бюллетени защитникам отечества, что-то ему говорит, и процесс кардинально меняется! К урне подходит сотрудник полиции, а солдаты бросают бюллетени в урну, предварительно свернув его лицевой стороной наружу. Чтобы даже на упавшем в урну бюллетене можно было рассмотреть, за кого он отдал голос. Подзываю наблюдателей от Прохорова (они ближе), показываю всё это, начинается скандал! Одного из двух прохоровцев удаляют, однако военные больше друг за другом не шпионят и никому не показывают, за кого голосовали. Ко мне подходит тот самый солдатик, который стоял у урны: «Вы там снимали что-то?». Отвечаю, что снимал. «А на каком основании?» – спрашивает он. Показываю ему пресс-карту, он уходит, не говоря ни слова, однако через пару секунд подходит председатель.

– Хотите кушать? У нас там и «для сугреву» есть.

– Нет, не хочу.

– Вы же у нас учились? Я вас помню! – говорит она, и вдруг, громким шепотом мне в ухо: – СОТРИТЕ ВИДЕО!

– Какое видео?

Она теряется.

– Вы же у нас учились! – повторяет она.

– Да, учился.

– Зачем вы это делаете? – спрашивает председатель дрожащим голосом.

– Что делаю? – я уже включаю дурака, и это оказывается правильным решением.

– Мне стыдно за таких учеников! – председатель уходит.

Держусь за карман с фотокамерой, как за самое дорогое в жизни! Выхожу с участка, иду домой. Заливаю видео на ютюб. Собираюсь с мыслями – впереди ещё 7 участков!

Доработать бы до пенсии

Обхожу УИКи по маршруту: № 103 (председатель Емельянова В.Н. – МОУ «СОШ № 78»), № 95 (Штабная М.В. – МОУ «СОШ № 38») , № 100 (Тутаева Е.Б. – ГУЗ СОПБ «Святой Софии»), № 92 (Проценко С.О. – МУЗ ГКБ № 12), № 88 (Масюкова Е.В. – МДОУ «Д/сад №115» г. Саратова), № 112 (Герасименко Е.В. – МДОУ № 234).

В целом на каждом участке по 20 минут. Одна и та же жалоба от наблюдателей: их места находятся в самых дальних углах помещения, из которых зачастую даже не видно урн. На участке в 38-й школе наблюдатель от КПРФ жаловался, что с ним всё время пытаются поругаться наблюдатели от Путина, он даже в другой конец участка ушёл, чтоб не было причин его удалить. В СОПБ наблюдатель от оппозиции рассказал, что на декабрьских выборах решение комиссии № 112 было подписано исчезающими чернилами.

В 18:30 я на последнем участке. УИК № 316, председатель Астахова Е.В.

С самого начала начинается «возня». Меня не хотят регистрировать, так как на участке уже есть представитель СМИ – корреспондент газеты «Яблоко». Все мои попытки наладить общение с председателем не приводят ни к чему, и в тот момент, когда мы уже почти поругались, приходит мысль: хлопаю себя по карманам и под нос себе говорю: «Вот чёрт! Фотик забыл!». Председатель меняется в лице: «Так, давайте договоримся? Если Вы мне мешать не будете, я вас зарегистрирую!». Я, понятно, соглашаюсь.

Ну а дальше – полнейший цирк с макаками: председатель запрещает наблюдателям не только снимать, но и передвигаться по участку, члены комиссии требуют изъять у всех ПСГ фотоаппаратуру, так как на снимках якобы есть случаи нарушения тайны голосования, наблюдатели с ПРГ от ЛДПР и КПРФ молчат как рыбы.

После окончания голосования наблюдатели ПСГ показывают на камеру цифру проголосовавших по их подсчётам (считали каждого избирателя по головам) – 1389 человек. Председатель объявляет другую – 1889.

Подсчёт начинается с «погашения» неиспользованных бюллетеней. Угол на них режет ПРГ от КПРФ, даже не пересчитав. В протокол вписывают цифру со словпредседателя. Неиспользованные бюллетени так никто и не пересчитал.

Успеваю поговорить с путинцами. Все они учителя этой школы, в комиссии, естественно, не по своему желанию: «А что делать? Директор сказал, что «часы» не поставит!». Яблочник рассказывает, что к нему весь день подходили какие-то люди и предлагали выйти на крыльцо школы – покурить. Он не шёл.

Вскрыли переносные урны, пересчитали – 113, дальше бюллетени положили за спину председателю. Несмотря на грубейшее нарушение, наблюдатели ПРГ молчат как рыбы. При вскрытии стационарных урн бюллетени сразу же без пересчёта отправились за спину председателю. В этот же момент секретарь комиссии вынула из-под юбки и бросила в общую кучу довольно толстую пачку бюллетеней. Наблюдатели ПСГ подняли шум, однако ни один оппозиционер с «решающим голосом» их не поддержал.

Естественно, цифра председателя и общее количество бюллетеней сошлись.

В 23:30 председатель комиссии схватила незаполненный протокол и убежала из помещения, через 10 минут была обнаружена в холле лицея, где она под диктовку директора школы вносила цифры в протокол.

В 23:55 протокол был подписан всеми членами комиссии. Ни одной жалобы от ПРГ не поступило. Жалобы наблюдателей с совещательным голосом комиссия не приняла!

Через неделю я встретил председателя на улице, разговорился с ней «по душам». «Вы же знаете, что это не моя инициатива. Мне до пенсии бы доработать и детям что-нибудь после себя оставить», – говорила она. В заключение разговора сказала, что больше не согласится работать на выборах, так как уже устала постоянно бояться.

Я спросил: «А что раньше мешало отказаться?».

«Вы ничего не поняли!» – прошептала она.

НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!

1. Нарушение тайны голосования, совершённое группой лиц по предварительному сговору – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).

2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч.1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).

3. Ограничение (запрет) фото– и видеосъёмки – п. 14 ст. 23 ФЗП, ч.1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).

4. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).

5. Вброс бюллетеней, фальсификация итогов голосования – п. 16, ст. 69 ФЗП, ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).

6. Отказ в принятии жалобы – ст. 22 ФЗП, ч.1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).

 

<<< Вернуться к Оглавлению