Президента не выбирают: Свидетельства очевидцев выборного процесса

Президента, как и родителей, не выбирают

Оценить
Президента, как и родителей, не выбирают

«Сидя в удобном кресле и разглядывая ролики экстремального характера, выложенные на ютубе участниками «военных действий» после выборов 4 декабря 2011-го года, я и представить себе не могла, как это на самом деле – оказаться внутри подобного хоррора с непредсказуемым сюжетом».

Наталия МежуеваНаталия Межуева,
индивидуальный предприниматель

Место действия: средняя школа № 53, УИК № 47, председатель – Никитина Марина Юрьевна, сотрудница администрации Заводского района.

Окончательно приняв решение стать участником выборов 4 марта 2012 года в качестве члена УИК с ПСГ (от кандидата в президенты Зюганова) и вооружившись желанием спасти Родину от злодеев, я начала свой путь подготовки к этому историческому событию. Дабы не упасть в грязь лицом, посетила не одно, а целых три собрания по подготовке наблюдателей и членов УИК, пересмотрела массу ознакомительных интернет-роликов, перечитала и распечатала закон о выборах, совершила ряд бюрократических манипуляций, зарядила фото– и видеоаппаратуру и – вот он! – долгожданный день волеизъявления народа настал.

Как и ожидалось, утренняя подготовка к процессу голосования началась с выяснения, кто здесь «есть закон», а кто постоянно мешает «всевышним» устанавливать на участке свою республику с уникальным законодательством. На нашем участке № 47 (школа № 53 города Саратова) «законом» была Никитина Марина Юрьевна. Женщина, отвечавшая за контроль и выполнение закона при процессе голосования, подсчёте голосов и передаче данных из УИК в ТИК, с первых минут выставила себя человеком, который не только не знает и не соблюдает закон, но и человеком, лишённым любого рода человеческих принципов.

Нарушения закона о выборах начались с самого утра отказом членам УИК с ПСГ и ПРГ от кандидата в президенты Зюганова в ознакомлении со списками избирателей, постоянным гонением наблюдателей от урн для голосования, приказами со стороны председателя занять наблюдателям статичное положение и угрозами отстранения от работы в комиссии. Кроме того, все члены УИК с ПРГ были снабжены простыми карандашами, которыми в течение всего дня делали пометки в книгах избирателей. В результате я заметила, как один из членов комиссии с правом решающего голоса заполняет данные избирателя и расписывается за него в книге избирателей шариковой ручкой. В отсутствие голосующих, разумеется. На мою просьбу прокомментировать данный поступок девушка повела себя подобно школьнице, разоблачённой в списывании на экзамене, а другими членами УИК с ПРГ был в очередной раз поднят вопрос о моём отстранении и предложено всё-таки не мешать работе комиссии.

Довольно часто случались конфликтные ситуации, когда избиратели возмущались наличию в списках избирателей фамилий своих давно (5-7 лет назад) умерших или покинувших страну родственников. Ни председателем, ни кем-то иным эти проблемы не были решены.

Членов комиссии от оппозиционных кандидатов в президенты было всего трое. Я и Александр Назаров (член УИК с ПРГ) – от кандидата в президенты Зюганова. Зульфия Кулахметова, девушка, расписавшаяся за избирателя и впоследствии всячески помогающая председателю и остальным членам комиссии нарушать закон, была от кандидата в президенты Жириновского. Отсутствие опыта и шок от столь вопиющих нарушений закона о выборах не позволили мне документально зафиксировать некоторые нарушения. О чём впоследствии я, конечно, не раз жалела.

«Каруселей» было несколько. Примерно в третью по счёту «карусель» я приняла решение вмешаться. Вооружившись ранее полученной на собраниях информацией и воспользовавшись своим правом, подошла к книге избирателей, около которой выстроилась очередь примерно из 10-15 человек. Не успела я выполнить свои прямые обязанности, начался скандал. Председатель Никитина, «гарант законопослушности на участке № 47», стала тянуть меня за рукав, на повышенных тонах объясняя, кто в доме хозяин и что моё место у… выхода из участка (именно там располагались места для влюблённых… в своё дело наблюдателей). Спустя некоторое время комиссия приняла решение не только об отстранении меня от работы на УИК, но и (внимание!) удалении с участка.

Женщине, принявшей на себя ответственность быть председателем и не соизволившей хотя бы немного ознакомиться с законом, я объяснила, что удаление меня с участка не входит в компетенцию ни комиссии, ни председателя. Несмотря на все уговоры и угрозы со стороны председателя «вызвать наряд полиции», я стояла на своём. Сказать точнее, на соблюдении общепринятого законодательства. Выездная ТИК-бригада не заставила себя долго ждать. На «собрании» этой бригады выяснилась «настоящая» причина принятых УИК решений. Оказывается, я заглянула в бюллетень одному из избирателей после проставления в нём отметки, чтобы поинтересоваться его политическими взглядами. Здесь должны быть бурные аплодисменты!

Нюанс, который поразил меня ещё больше, заключался в следующем. Один из сотрудников выездной бригады ТИК после переговоров со мной и председателем УИК подошел к дежурившему на участке полицейскому и приказал вызвать наряд полиции. Удивлённая услышанным, я подошла поинтересоваться, какое решение приняла выездная комиссия, на что мне был дан чёткий ответ: решение будет принято спустя некоторое время после совещания в ТИК. Тем не менее спустя уже несколько минут приехал наряд полиции. Довольно приятной внешности женщина-полицейский без выяснения причин начала зачитывать мне 19-ю статью УК. Мужчина-полицейский проинформировал меня о том, что, даже если я буду сопротивляться, меня всё равно выведут с участка и доставят… совсем уже на другой участок. Инстинкт самосохранения сыграл свою роль, и я вышла. Как потом оказалось, не напрасно. Благодаря этому мне удалось пусть непродолжительное время, но всё-таки поприсутствовать при подсчёте голосов.

Где-то в 19:30 я с улыбкой на лице вновь зашла на участок № 47. По выражению лиц секретаря и почти всех остальных членов комиссии было хорошо заметно, как они «рады» меня видеть. Я зашла в кабинку проголосовать. Затем подала уведомление о назначении меня… наблюдателем от кандидата в президенты Зюганова. От этого моего предложения они не смогли отказаться .

Ровно в 20:00 моего коллегу по несчастью Александра Назарова отстранили от работы членом УИК с ПРГ по не только сфальсифицированной, но и содержащей противоречия закону жалобе: якобы во время проведения голосования он демонстрировал мне книгу избирателей (что входит в мои права как члена УИК с ПСГ).

Когда Саша вышел в туалет, дверь за ним захлопнулась. Председатель и дежуривший полицейский отказывались его впускать. Только зачитывание Сашей стражу порядка выписки из закона помогло ему вернуться на участок снова. Страсти накалялись. Начался подсчёт голосов. Собственно, подсчётом это можно назвать с большой натяжкой. Несколько членов УИК с ПРГ в хаотичном порядке разбирали себе в пачки бюллетени. Женщина, которая «отвечала» за пачку от кандидата Путина, взяла сверху общей стопки довольно большое количество бюллетеней, среди которых были голоса, отданные за разных кандидатов, положила сверху бюллетень с голосом за Путина… Рецепт успеха готов! Конечно же, всё это сопровождалось рекомендациями в мой адрес отойти от стола, периодически подкреплёнными физическими противоборствами. В результате того, что я делала многочисленные замечания и неустанно цитировала закон, комиссия приняла единогласное решение отстранить меня от обязанностей члена УИК и удалить с участка. Саша пробыл на участке до трёх с лишним часов утра.

Во время этого пребывания без Сашиного вмешательства комиссия подсчитала голоса. На момент окончания подсчёта было более 30 недействительных бюллетеней. После того, как Саша занёс эти данные в свою копию протокола, списав их с увеличенной формы, комиссия отказалась копию подписывать, мотивируя ошибкой. В итоге, благодаря махинациям и ловкости рук школьных учителей и работника администрации, недействительных бюллетеней оказалось ноль, а результат голосов поражает воображение даже самых прожжённых борцов за справедливость:

Жириновский Владимир Вольфович – 1.09%,

Зюганов Геннадий Андреевич – 15.99%,

Миронов Сергей Михайлович – 3.26%,

Прохоров Михаил Дмитриевич – 5.44%,

Путин Владимир Владимирович – 74.21%.

Пережив (всё-таки пережив!) всё вышеописанное, я поняла одно: президента в России, как и родителей, не выбирают….

«Это было что-то… Если честно, не хочется вспоминать. Вот так насмотришься на учителей и тысячу раз подумаешь, прежде чем своих детей в школу отдавать».

Александр НазаровАлександр Назаров,
техник охранно-пожарных сигнализаций

Наталья не рассказала о ВТОРОМ приезде милиции, по жалобе на то, что я якобы (как говорит Задорнов, «наберите побольше воздуха в грудь») сломал дверь на участок… Да да… К сожалению, когда мы с милиционером осматривали «сломанную» дверь, то не могли найти даже малейшую поломку… Удалить они меня не могли, так как, сами сказали, «не за что, ведь я не дрался и не ругался». Взяли объяснительную и уехали. Причём милиционер, который писал с моих слов объяснительную, смотрел на меня, как на дурака… Наверное, он и сам не мог поверить в абсурдность ситуации…

Во время «подсчёта бюллетеней» я зачитывал комиссии 68 статью Федерального закона 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Не помогло. Все уверенно говорили, что мы с Натальей им мешаем. В итоге «обнулили» недействительные бюллетени (которых изначально было более 30-ти).

Под конец «театра абсурда» услышал забавный разговор между двумя «учительницами-членами УИК»:

– Ну завтра-то хоть выходной?

– Да что ты! К 10-ти на митинг ещё…

НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!

1. Отказ в ознакомлении со списком избирателей – пп. 1 п. 12ст. 23 ФЗП, ч.1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).

2. Ограничение (запрет) в перемещении по участку – ст. п. 12 ст. 66 ФЗП, ч.1 ст. 5.6 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц – от одной тысячи до двух тысяч рублей).

3. Пометки в списках избирателей – ч. 1 ст. 142 УК РФ: фальсификация избирательных документов (наказание: штраф в размере до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).

4. Проставление подписи избирателя членом УИК в списке избирателей – ст. 142.1 УК РФ: фальсификация избирательных документов (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).

5. Удаление сотрудниками полиции с участка члена комиссии с ПСГ – ч. 1 ст. 286 УК РФ: превышение должностных полномочий (штраф в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев либо лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо арест на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до четырёх лет).

6. Отказ допустить члена комиссии с ПРГ – п. «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ (наказание: штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до восемнадцати месяцев либо обязательные работы на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет).

7. Нарушение порядка подсчёта голосов – ст. 73 ФЗП, ч. 1 ст. 5.24 КоАП РФ (наказание: наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей).

8. С учётом вышестоящего пункта и при наличии оснований – фальсификация итогов голосования – ст. 142.1 УК РФ (наказание: штраф в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет либо принудительные работы на срок до четырёх лет, либо лишение свободы на тот же срок).

 

<<< Вернуться к Оглавлению