Сушь. Жители Поливановки сидят без воды неделями

Оценить
Сушь. Жители Поливановки сидят без воды неделями
Жители поселка платят за воздух, хранят воду в пивных кегах и коллекционируют бессмысленные ответы чиновников на свои обращения. Вода в поселок должна поступать по 300-миллиметровой трубе, проложенной на деньги хозяев частных домов в середине 1990-х.

Саратовцы из Поливановки сидят без воды неделями. Вода в поселок должна поступать по 300-миллиметровой трубе, проложенной на деньги хозяев частных домов в середине 1990-х. По словам жильцов, «Концессии водоснабжения» разрешают подключаться новым абонентам, давление в трубе падает, и в жару на некоторых улицах вода исчезает совсем. Нынешним летом дело чуть не дошло до рукоприкладства: жители ночами дежурили у трубы, не пуская технику «КВС», чтобы не дать сделать новую врезку.

 

Солнце, воздух и вода

«Только в такую погоду у нас вода бывает», – говорит жительница поселка Дарья, глядя сквозь оконное стекло. Ливень хлещет так, что кажется, сейчас смоет машину с дороги вместе с асфальтом. Мы даже не смогли подняться на верх холма, где живет молодая семья. Вода по трубе туда тоже обычно не поднимается. «Просыпаемся перед работой – помыться не можем. Возвращаемся домой с работы – опять воды нет. Открываешь кран – оттуда минут пятнадцать идет воздух, потом появляется тоненькая струйка. А счетчик крутится. В месяц платим по 400 рублей буквально за воздух. Стираю руками».

Накинув капюшон, Дарья ныряет в ливень. В редакционную машину, ставшую пунктом приема утопающих, подсаживается Оксана. Она точно помнит день, когда кран пересох – 4 июля (в это время в Саратове стояла 35-градусная жара). «Звоню в «Водоканал», там удивляются: не может быть, мы не отключали. Спасают родники. Муж привез кеги. После работы в первую очередь едем в лес за водой». Из-за слабого напора не работает газовый котел. Воду для мытья греют в ковшиках и тазиках.

Светлана Полянская

«Это наша переписка с саратовской властью», – председатель ТСЖ «Зеленая горка» Светлана Полянская с трудом несет стопку зеленых, желтых, красных папок. Самый старый документ – пожелтевшее постановление райисполкома от 1991 года о разрешении ПО «Контакт» вести на 12,5 гектарах усадебную застройку. С середины 1990-х жители сами строили дома и тянули коммуникации.

«По сколько на водопровод скидывались? Тогда были миллионы и доллары. Кто деньги давал, кто трактор, кто песок, кто своими руками трубы клал. По шею в ледяной воде ковырялись. Это называется  «строить хозспособом», – рассказывает жительница улицы 1-я Зеленогорская Инна Глотова. Жители поселка проложили 800 метров 300-миллиметровой трубы по улице Гвардейской. Документов о собственности на водопровод не оформляли.

По словам жильцов, с 2011 года к трубе начали массово подключать новых абонентов. «Изначально водовод был рассчитан на 130 домов. Сколько теперь пользователей – даже не знаю. Дачные поселки, противотуберкулезный диспансер, глазная больница – все на нашей трубе сидят. Они ниже по рельефу находятся, к ним вода стекает».

Еще до появления концессионеров жители поселка ходили на прием к руководству «Водоканала». Им посоветовали поставить насос. «У меня муж – энергетик. Он удивился: как мы будем качать из пустой трубы? Насосную надо построить, подключить к электричеству, обслуживать».

В 2013 году поливановцы устроили митинг у цирка. Потом обратились в суд, но проиграли. «Разве «Водоканал» ведет себя как хозяин? Ремонта не проводят. Задвижки не меняют. Даже люки закрыть не могут, – Светлана показывает на телефоне фотографии открытых колодцев у детской площадки и почты. – Только деньги берут за подключение, от 40 до 150 тысяч».

 

Один абсолютно самостоятельный поселок

В 2014 году жители «Зеленой горки» просили администрацию Ленинского района оборудовать детскую площадку на свободном участке. «Архитектор дала отрицательное заключение: мол, нельзя размещать детские сооружения, так как неподалеку находится церковь, где проводятся ритуальные действия, – рассказывает Инна Глотова. – И тут же этот участок отдали в аренду на 50 лет под автостоянку».

Детскую площадку жители сделали на свои деньги (сложились по тысяче рублей) во дворе церкви. Также за свой счет забетонировали подъем на гору (на это ушло более двух миллионов рублей). По пятьсот рублей в начале каждой зимы складываются на уборку снега. Чистят не только улицы в поселке, но и остановку общественного транспорта.

«А это наша переписка по поводу благоустройства», – Полянская выкладывает на стол очередную папку. На все вопросы чиновники отвечают, что денег нет, да и самих улиц «Зеленой горки» тоже нет – «не состоят в реестре муниципальной казны». «А на выборах в списках мы есть. Да еще и явка у нас, оказывается, не хуже, чем на Северном Кавказе».

Городская власть любит самостоятельных граждан, которые своими силами обустраивают мир вокруг себя. Любит, скажем так, в гастрономическом смысле – может, из их карманов можно еще что-нибудь выжать? Например, СПГС объявило о намерении поставить общий счетчик на ТСЖ (хотя с каждым домом заключены прямые договора). «На нас хотят повесить потери электроэнергии, оплату освещения церкви и уличных фонарей, – объясняет Светлана. – Поэтому на собрании мы решили ликвидировать ТСЖ».

 

Дальше Новоавтобусной не сошлют

На улице Новоавтобусной собралось не меньше десятка пенсионеров, возмущенных отсутствием воды. Из окошек выглядывают соседи. По дороге, опираясь на палочки, спешат всё новые желающие высказаться. Ни власть, ни оппозиция сюда явно не добирались. Люди, измученные коммунальной бедой, хотят, чтобы их по меньшей мере выслушали.

Любовь Пчелинцева

«Видите, сколько писем мы писали, – местная жительница Любовь Пчелинцева перебирает стопку конвертов. – И в «Водоканал», и чиновникам, и депутатам. Кто у нас депутат-то?..». Соседи совещаются, но не припомнят даже фамилии городских и областных избранников, отвечающих за эту территорию. «Самому Володину отправили жалобу. Всё выше и выше обращаемся, а толку нет», – разводит руками Любовь Александровна. И, оробев от собственной смелости, спрашивает вполголоса: «Ну мы тут наговорили. За нами не приедут теперь?..».

«В жару я в полшестого утра спать ложусь. Всю ночь воду набираю. Струйка течет не толще спички. Наливаю во все, во что могу – в бочку, ведра, фляги. Иначе даже таблетку нечем запить. Хорошо, туалет на улице», – рассказывает жительница Новоавтобусной Татьяна.

В Саратов она с мужем и двумя дочками переехали в 1998 году из Астаны. «Конечно, по сравнению со столицей здесь деревня. Но нас это не пугало. Мы с мужем выросли в поселках городского типа, не ленивые. В Казахстане репатриантам дают подъемные, льготные условия. Здесь ничего такого не было. Заводы закрывались в то время. Я на базар пошла, потом на железную дорогу, потом в школьную котельную. Соседи говорили: зачем вы приехали, разве вас сюда кто-то звал? Но это одни такие были. Остальные нормально относятся».

Дочки собеседницы закончили вузы и уехали. На каникулы Татьяне привозят внука. В окрестностях есть только одна детская площадка, и очень необычная, – в кювете у железной дороги. В широких лужах отражаются заросли камыша, облупившаяся горка, карусель, грибок песочницы. Малышей сюда, конечно, не водят. Подростки приходят сами: сидят на железнодорожном перроне с пивом.

 

Как сделать полицейского

На улице 1-й Елшанской дети по вечерам собираются возле желтого одноэтажного здания, принадлежащего саратовской епархии. Это асфальтовый пятачок без единого деревца или игрового снаряда. От скуки мальчишки ломают забор или играют в футбол на проезжей части: на дороге лежат камни, обозначающие ворота. «Мы просили у депутатов хотя бы маленькую спортивную площадку. Есть у нас один активный обеспеченный житель, он был согласен за свой счет ее оборудовать. Уже купил бортики для хоккейной коробки, хотел поставить на свободном участке у трамвайной линии, но ему не разрешили», – местная жительница Ирина показывает на заросший лопухами пустырь.

1-я Елшанская – единственная в этой части Поливановки асфальтированная улица. «Сюда приходят мамочки с колясками. Тротуаров нет. А на проезжей части проводятся автогонки, носятся мотоциклисты. Ни уговорить, ни наказать гонщиков не получается. Они отвечают: знаков ограничения скорости нет, делаем что хотим, – говорит местная жительница Татьяна. – Мы обращались к депутату с просьбой поставить знак «Жилая зона». Никакой реакции не получили. Вот, сами сделали «лежачего полицейского». Поперек улицы налеплен широкий асфальтовый вал высотой почти до колена.

Другая проблема микрорайона – мусор. Как рассказывает Ирина, контейнеры стояли на повороте, напротив епархиального здания. «В тарифе предусмотрено 1,8 кубометра мусора с человека в месяц. Ладно, летом траву-мураву с огородов выдергиваем. Хотя у всех есть бани и печки, растительный мусор стараемся сжигать. Но зимой-то? Снег, что ли, у меня мусоровозами вывозят? Я даже фотографировала те два пакетика, которые реально выбрасываю». В прошлом году тариф резко повысили с 38 до 89 рублей в месяц. Потом контейнеры и вовсе исчезли. Теперь на их месте лежит куча мусора.

 

Побратим Бермудского треугольника

Найти дорогу в Малую Поливановку трудно даже по навигатору. Карта показывает проезжую часть. В действительности – это узкая тропинка между заборами. Под ногами хлюпает теплая жижа. Из калитки вылетают непривязанные злобные дворняги. «Виртуальная» дорога – только полбеды. Как говорит местная жительница Маргарита Мелехова, многие дома здесь имеют абсолютно одинаковый адрес. Кто и почему присвоил зданиям, стоящим в разных концах поселка, одни и те же номера, неизвестно. Почтальоны путаются (почту сюда доставляют не чаще двух раз в неделю). Врачей «скорой» родственники пациентов встречают у поворота в поселок, «на асфальте».

У Мелеховой тоже есть папка переписки с чиновниками (видимо, в Поливановке это популярный вид коллекционирования). Маргарита Григорьевна не раз обходила соседей, собирала подписи под коллективными письмами с просьбой отремонтировать один километр улицы до трамвайной остановки. «Ни тротуара, ни асфальта, одни лужи. Но у меня уже руки опустились, – вздыхает Маргарита Григорьевна. – Ответы все пишутся так: денег нет, обсудим в будущем году. Еще мэр Олег Грищенко обещал рассмотреть нашу проблему в 2012-м. Недавно губернатор приезжал на Андреевские пруды. Перед ним грейдер прошел, две машины глины засыпали в яму перед родником и покрасили зеленой краской покосившийся навес».

Почти у каждого малополивановского пенсионера есть тележка на колесиках. Незаменимая вещь для поездок на базар и в сетевые супермаркеты. Местные магазинчики рассчитаны на отдыхающих, цены соответственные, вот и приходится старикам раз в неделю путешествовать минимум до 3-й Дачной.

«Проездной для пенсионеров стоит 150 рублей. Трамваем №4 мы практически не пользуемся – по 40 минут на остановке надо стоять. На маршрутке билет стоит 18 рублей без всяких льгот. У меня пенсия 13,9 тысячи рублей, у сестры – 8 тысяч», – рассказывают местные.