Солнце и затмение

Оценить
Солнце  и затмение
Говорят, нашему солнцу припомнили всё. И президентские амбиции, и то, что он везде расставляет своих людей, и то, что ОНФ делал якобы под себя.

– Привет. Что нового? Что хорошего?

– То есть из тебя оптимизм плещет во все стороны. C чего это? В отпуск собралась?

– Нет, отпуск у нас в августе, корпоративный. А настроение… Лето, самые длинные дни… Но ты мне зубы не заговаривай. Ты слухами делись.

– Самый главный слух – о нашем солнце.

– Неужели закатывается? Не поверю ни за что!

– Ну, не так пессимистично, но, люди врут, неприятности у него появились.

– Что случилось?

– Последней каплей стало его предложение Собянину вести мэрские выборы. Дескать, Сергею Семеновичу не надо ничего делать, просто выполнять руководящие указания. А у Собянина, на минуточку, своя команда. И свои амбиции. Короче, он пошел и нажаловался президенту.

– И что?

– Ничего. В смысле ничего хорошего. Говорят, нашему солнцу припомнили всё. И президентские амбиции, и то, что он везде расставляет своих людей, и то, что ОНФ делал якобы под себя.

– Как это под себя? В нынешнее руководство фронта вошло полтора его верных человека.

– Если быть точными, то не полтора, а два с половиной. Баталина, Бадовский и Швецова. Именно она – половинка, так как то льнет к нашему солнцу, то отодвигается.

– А еще какие кадры он продвигает?

– Например, определил Машу Комарову – помнишь, у нас была такая барышня, первый пресс-секретарь Ипатова – в «Коммерсант» к Усманову.

– Тоже мне кадр…Короче, пока ничего не понятно.

– Это да. Но посмотрим. Сейчас на мэрских выборах предполагаются две стратегические линии. Пускать Навального на выборы, и пусть он получит свои десять-пятнадцать процентов и сдуется. Или Навального не пускать. Собянин за то, чтобы Навального не пускать, а Володин – за участие Алексея в выборах.

– Ты хочешь сказать, что по итогам регистрации кандидатов в мэры Москвы мы узнаем, насколько крепко держится в своем кресле наше солнце? Сплошная конспирология.

– А ты как хотела? Это наша родина, однако.

– Ладно. А что-то более близкое?

– Очень забавная ситуация с прокурором.

– Областным?

– Именно. О том, что его дочь попала в неприятную историю, ты знаешь?

– Ничего себе «неприятную». Пьяная за рулем, авария. Это вообще-то называется преступлением.

– Но после решения суда. Так вот, люди, пострадавшие в аварии, попались не простые, а те, кто умеет за себя постоять. Так что эта история может получить продолжение.

– Что правильно. Но ничего забавного я тут не вижу.

– И я не об этом. А о том, что якобы наш губернатор решил помирить прокурора и городскую власть. И лично приехал в прокуратуру. А прокурор не только не стал мириться и не только послал губернатора далеко и грубо, но и начал рассказывать об этом на каждом углу.

– Зачем?

– Хороший вопрос. Может быть, от излишка самомнения или, например, от избыточной принципиальности.

– Будем считать, что человек выполняет свой долг.

– Может быть. Вообще «доброжелателей» у нашего прокурора достаточно. Например, они разносят гнусные слухи, что у господина Степанова есть идеал. И этот идеал – Анатолий Бондар.

– То есть Степанов хочет «быть владычицей морскою, чтобы жить в Окияне-море, чтобы сама золотая рыбка ей служила и была бы у ней на посылках».

– Типа того. Но, сама понимаешь, это всё инсинуации врагов и плохих людей.