«Обращение в слух»

Оценить
«Обращение в слух»
Судя по отзывам, представленным на задней стороне обложки романа Антона Понизовского «Обращение в слух» (СПб., Издательская группа «Лениздат», «Команда А», 2013), книга обязаны быть шедевром.

Судя по отзывам, представленным на задней стороне обложки романа Антона Понизовского «Обращение в слух» (СПб., Издательская группа «Лениздат», «Команда А», 2013), книга обязаны быть шедевром.

Увы, дебютное произведение сына автора советских историко-детективных романов (они печатались в сериях «Стрела» и «Военные приключения») Владимира Понизовского при ближайшем рассмотрении шедевром не является. Согласно сюжету, главные персонажи Федор и Дмитрий Всеволодович призваны разгадать загадку русской души. Оба, как выясняется, «имеют открытый доступ к этой загадке»: в их распоряжении есть несколько часов диктофонных записей рассказов простых граждан России о своей жизни – и эти записи, если их откомментировать в нужном ключе, откроют заветный духовный тайник.

Речь простых людей бережно передана со всеми языковыми неправильностями («грит», «битоны», «што», «ихний», «восемесят», «сподряд», «мене», «хворсистее», «загородют» и проч.). Как объяснил сам Понизовский в интервью журналу «Афиша», все рассказы, включенные в книгу, – подлинные; они записаны на рынках и в больницах. Что ж, если так, автор романа сам себя наказал: сочетание подлинных рассказов о невыдуманных судьбах и «литературных» фрагментов начисто уничтожает последние. Сразу становится заметно, что авторская стилистика оставляет желать много лучшего («заразительно, с треском, захохотал», «голова привычно распухла», «всё беспорядочно взбаламутилось у Федора в голове» и т. п.), фигуры обоих «расшифровщиков» откровенно ходульны, и выглядят эти персонажи лишь рупорами двух общественных течений – условно говоря, «западнического» и «славянофильского».

Ну а если отбросить «беллетристическую» часть вовсе, то документальные повествования на основе «живых» рассказов для нашей литературы давно не редкость: достаточно вспомнить, например, книги Светланы Алексиевич «У войны – не женское лицо» и «Цинковые мальчики», написанные, между прочим, еще в прошлом веке. Причем, в отличие от Понизовского, Алексиевич разыскивала каждого рассказчика, а не сидела на базаре, подзывая первых же попавшихся людей.