«Анна Каренина, самка»

Оценить
«Анна Каренина, самка»
Книгу Александра Никонова «Анна Каренина, самка» (М., «АСТ», 2013) аннотация представляет как «самое остроумное, самое яркое произведение последнего десятилетия».

Книгу Александра Никонова «Анна Каренина, самка» (М., «АСТ», 2013) аннотация представляет как «самое остроумное, самое яркое произведение последнего десятилетия». Откроем наугад: «Не единожды она (Анна Каренина. – Прим. ред.) давала себе зарок больше не нажираться так, но каждый раз не могла сдержаться, поскольку мозг требовал от вкусовых сосочков привычных ощущений, а клетки эпителия предательски посылали в мозг сигнал «есть пища», отчего у Анны совершенно непроизвольно начиналось рефлекторное слюноотделение». Противно? На это и расчет: Никонов – провокатор с двадцатилетним стажем. В начале 90-х он выпускал матерную газету «Мать». Позже сочинял книги, где объявлял, что женщина – не человек, а России нужна легализация наркотиков. А не так давно выступил в программе Малахова с идеей: убивать младенцев, которым диагностировали неизлечимые заболевания мозга. (После этой телепередачи как его только ни называли! Самыми мягкими словами были «урод», «эмоционально глухой». А Никонову хоть бы хны: дурная слава – всё равно слава.) Если сравнить его книгу с романом Толстого, заметно, каким образом препарируется исходный текст. Вот у Толстого Анна при встрече с сыном «испытывала почти физическое наслаждение в ощущении его близости и ласки и нравственное успокоение, когда встречала его простодушный, доверчивый и любящий взгляд и слушала его наивные вопросы». Вот та же сцена у Никонова: «у самки сработал один из самых сильных инстинктов – материнский. Анне очень нравились его проявления, поскольку ощущения при этом возникали приятные. Как всякая рожалая самка Анна не могла без катастрофических психосоматических последствий вынести длительного перерыва в контактах с детенышем». Гнусность облечена в «научные» одежды: дескать, он как человек с научным аппаратом «модернизирует» толстовский текст. К счастью, тираж книги всего две тысячи экземпляров.