«Вспомнить всё: Моя невероятно правдивая история»

Оценить
«Вспомнить всё: Моя невероятно правдивая история»
Автор объемистой книги – знаменитый Арнольд Шварценеггер: культурист, ставший кинозвездой; кинозвезда, ставшая политиком; политик, который, достигнув максимально возможного – поста губернатора штата Калифорнии, – возвращается обратно в кино.

Автор объемистой книги «Вспомнить всё: Моя невероятно правдивая история» (М., «Эксмо», 2013) – знаменитый Арнольд Шварценеггер: культурист, ставший кинозвездой; кинозвезда, ставшая политиком; политик, который, достигнув максимально возможного – поста губернатора штата Калифорнии (пост президента ему как уроженцу Австрии не светит по Конституции), – возвращается обратно в кино.

Шварценеггер без прикрас описывает свое детство в маленькой австрийской деревушке («мы росли в окружении тех, кто считал себя сборищем неудачников», «всю свою жизнь я носил обноски», оставшиеся от старшего брата, и проч.), однако старается даже из неприятностей извлечь пользу. Так, вспомнив, что австрийские «зубные врачи не использовали заморозку», он замечает: «человек, который вырос в такой обстановке, учится терпеть боль». Это качество пригодится ему, когда культурист Арнольд будет «строить» свое тело, изнуряя каждую свое мышцу.

Приехав в Америку, Шварценеггер с удовольствием прикидывался недалеким пареньком из глубинки, а позднее «немецкой машиной, совершенно надежной и безотказной», но на деле он уже с юных лет был умным и практичным. Еще в десятилетнем возрасте он сам торговал мороженым, юношей «нисколько не стеснялся взять лопату и копать землю», и на первые заработанные деньги купил спортивный костюм и велосипед. Первое, что Шварценеггер сделал в Америке, – зарегистрировал строительный бизнес: они с напарником навострились класть кирпич и, когда надо, в качестве дополнительных рабочих вербовали культуристов с пляжа («но на культуристов нельзя было положиться, – с иронией вспоминает Шварценеггер. – Они не могли трудиться весь день»).

«Я никогда не спорил с теми, кто меня недо­оценивал, – замечает автор. – Если из-за акцента, мускулатуры и кино меня считали глупым, это должно было стать моим дополнительным преимуществом». Свою политическую карьеру он, кстати, сделал, воспользовавшись контрастом: многие стали его союзниками, поняв, что «австрийский дуб» – не просто гора мускулов, а умный и толковый человек, умеющий вести дела.