Кому нефть, кому опавшие листья

Оценить
Кому нефть, кому опавшие листья
Отопление помещений было постоянной статьёй расходов каждой семьи и сто, и больше лет назад

К 1916 году в Саратове действовало пять торговых точек по продаже угля, 15 – по продаже нефти и нефтепродуктов и 16 – по продаже дров. Наиболее высоко ценились дубовые и берёзовые дрова, дававшие максимум тепла.

Для того чтобы покупатель мог определиться, сколько и каких дров ему следует приобрести, в торговых справочниках указывалось соотношение пород по их способности «давать жару», например, таким образом: «Липовых дров нужно как раз в два раза больше, чем дубовых. Десять сажен берёзовых дров равняются восьми саженям дров дубовых».

Среди поступавших в Саратовскую городскую управу от заведующих городскими училищами прошений преобладали просьбы об отпуске только дубовых или берёзовых дров: «Покорнейше прошу городскую управу сделать распоряжение, чтобы назначенные по ордеру осиновые дрова были заменены берёзовыми или дубовыми дровами, так как в 17-м мужском училище очень плохие печи: скоро остывают, и при плохом топливе в наступающие морозы температура в классах будет 8–11 градусов».

Стремясь обеспечить школы только хорошим топливом, городская училищная комиссия при рассмотрении сметы на 1915 год постановила: «Внести в смету по каждой школе определённую сумму на поставку берёзовых дров». Извещая об этом заведующих училищами, комиссия просила «сообщить отделению народного образования о каждом случае получения школой дров какой-либо другой породы». И из этих сообщений выяснилось, что поставка вместо берёзовых дров кленовых, сосновых, осиновых или разнопородных, а также гнилых и сырых иногда случалась.

Отопление помещений было постоянной статьёй расходов каждой семьи. Учитывая это, некоторые учреждения и организации брали на себя заготовку или закупку дров не только для ведомственных нужд, но и для нужд своих чиновников. К примеру, в 1906 году Саратовская городская управа обеспечила служащих городских учреждений дровами на сумму 86495 руб. 5 коп. Причём служащим разрешалось вносить плату за дрова в рассрочку.

Саратовская беднота заготавливала для отопления валежник в окрестных лесах. А когда в 1888 году городская дума запретила сбор валежника в городских лесах, то бедняки стали собирать опавшие листья на городском бульваре и улицах.

В безлесных заволжских уездах печи топили кизяком – сухим навозом. «Прелестям» использования этого топлива уделила внимание в своих воспоминаниях известная политическая деятельница Екатерина Кускова: «Несчастьем нашей жизни в Новоузенске была топка печей. Зима стояла суровая – лютые ветры насквозь пронизывали деревянные и плохо оштукатуренные постройки. Топить же приходилось кизяком. Плотный кизяк очень трудно разжечь. Иногда разжигала его не только киргизка-прислуга, но и вся наша семья. Печей в доме было много, и картина была удивительная: около каждой печки сидел кто-нибудь из нас, стараясь разжечь кизяк-кирпичик. Во сколько раз было легче потом, в Берлине, разжечь угольный брикет! А затем, когда кизяки разгорались, по всей квартире распространялись такие ароматы, что хоть беги».

В 1884 году некая М. М. Залётова открыла первый в Саратове склад по продаже каменного угля. А четыре года спустя в трёх саратовских домах появилось нефтяное отопление печей. Газета «Саратовский дневник» писала: «Этому роду отопления при низких ценах на нефть предстоит блестящая будущность». Видимо, можно считать 1884-й и 1888-й годы началом внедрения в саратовскую повседневность новых видов топлива.

В 1913 году управа решила провести ревизию состояния тепловых систем, чтобы «выяснить недостатки приборов отопления в городских общественных зданиях и способы регулирования расхода топлива в таковых». Для экономии средств заведующий отоплением предложил вместо единой нормы расхода топлива разработать нормативы для каждого типа печей и составить «подробную расценочную ведомость, которая бы предусматривала, кроме капитальных работ, также работы по мелочному ремонту печей». Однако речи о более широком внедрении парового или водяного отопления пока не шло.

Предполагалось постепенно перейти от дров к минеральному топливу – углю, мазуту и нефти. Но так как для осуществления такого перехода ещё нужно было изыскать средства, то на ближайшее время намечалась лишь рационализация заготовки дров: предпочтение твёрдых пород (дуб, берёза, клён), доставленных гужевым способом, а не сплавом, срубленных осенью или зимой, так как дрова весенней и летней рубки, а также сплавленные содержат много влаги. Вместо нескольких разрозненных складов следовало создать один главный склад с ровным замощённым или шоссированным полом и там «организовать распилку и расколку дров машинным способом».

Намеченным переменам в деле отопления не суждено было осуществиться из-за событий, начавшихся в 1914 году с Первой мировой войны и продолжившихся революцией и гражданской войной.