Полная тумбочка «нужных бумаг»

Оценить
Полная тумбочка «нужных бумаг»
«С кадрами беда, но назначение, скорее всего, скоро состоится. По крайней мере претендент, по слухам, уже в Москве на согласовании».

– Привет, что у нас нового-хорошего?

– По большому счету ничего хорошего и совсем мало нового. Привет.

– И все-таки. Скажи мне, что у нас с назначением на зампреда? Что, с кадрами совсем беда?

– С кадрами беда, но назначение, скорее всего, скоро состоится. По крайней мере претендент, по слухам, уже в Москве на согласовании.

– Прямо вот у Вячеслава Викторовича? Так кто? Не томи.

– Ну, про Вячеслава Викторовича ты загнула. У Николая Васильевича. И поехал к нему господин Михайлов.

– Это главный врач нового перинатального центра?

– Да, Александр Викторович.

– Если мне память не изменяет, то он уже когда-то медициной руководил.

– Было дело. Горздравом заведовал во времена Аксененко, потом то ли в опалу попал, то ли спрятался.

– И еще я вроде слышала, что он хороший менеджер от здравоохранения.

– Не знаю, но надеюсь, что он просто хороший менеджер. Потому как, по моему глубокому убеждению, это в должности зампреда первично. Да, в связи с долго открытой вакансией по городу пошли невероятные слухи.

– Неужели Марона сватали?

– Нет, но направление мысли правильное. Люди врут, что должность хотела занять Старшова.

– Наталия Ивановна? Бред.

– Согласна. Но говорят, что она просила Третьяка позвонить Радаеву.

– Еще больший бред. Кто-кто, а Старшова политические течения знает и в них разбирается.

– Слушай, тебе же слухи нужны? Вот и огребай их по полной программе.

– Хорошо. Про Старшову огребла. А еще что есть? Слушай, что у нас с ТЮЗом? Директора нашли? И почему Райков в войнушку вязался?

– Про Райкова ничего не знаю. Слышала только, что с ним разговаривали, тумбочку показали с нужными бумагами. Заявление он написал по собственному желанию, без всякого насилия. А потом, видимо, где-то произошел сдвиг по фазе.

– Странно. Вроде как здравомыслящий человек.

– Может, осознал уровень потери.

– Нет, он, может, и осознал, но в войну ввязались и другие люди.

– Ты наших заслуженных москвичей имеешь в виду?

– Нет, с ними-то всё ясно. Я про местных.

– С местными, мне кажется, всё проще. Потому как Райков не столько директором был, сколько художественным руководителем, туры зарубежные организовывал, иностранных режиссеров приглашал. Наверняка многим это нравилось. Из ближнего круга.

– Тогда, по моему скудному разумению, если Райков – однозначно пройденный этап, то надо найти достойную замену.

– То есть чтобы менеджер был первоклассный. Причем именно управленческие таланты – на первом плане.

– Именно. Но я подозреваю, что будет как всегда. Найдут своего, у которого из достоинств – личная преданность.

– Тогда есть шанс потерять театр. Кстати, о потерях. Говорят, что этот театральный конфликт – последняя песня госпожи Краснощековой.

– Это как? Ее готовят на выход?

– Вроде того. И еще есть новость. Уже из вашего цеха. Вроде как возрождается «Наша версия».

– Это которая зовется чучеверсией? И которая под Панковым? И кто будет ее писать?

– Да-да. Елена Налимова из «Взгляда». Вернее, так: ей предложили заняться этим делом. Вроде бы как Роман Юрьевич нашел какие-то деньги на выпуск восьмиполосного еженедельника.

– Забавно. Надо опять посчитать панковские и радаевские СМИ.

– Ну, развлекайся.