Александр Ландо вбивает последний гвоздь в крышку гроба репутации нашего региона

12.10.2018, 16:31
Комментарии:7
Просмотры: 4333
Анна Мухина,
журналист «Газеты недели в Саратове»

Не успели мы оправиться от «макарошек» уже бывшего  саратовского министра труда Натальи Соколовой, как нас порадовал Александр Ландо. Порадовал эпичнейшей фразой: «Их заслуга только в одном, что папа с мамой постарались и родился ребенок!», сказанной им про детей войны. Желание сэкономить областной бюджет застит окологосударственному общественнику глаза. Им всем застит – только бы лишних денег не отдать.

Знает ли Александр Соломонович хоть что-то о жизни детей войны? Ну вот хотя бы что-то? Про голод, холод, про одиночество, про ужас бомбежек, про жизнь без отца и без матери? Не может не знать: он сам 1943 года рождения. Но это тот самый случай, когда областная вертикаль заставляет говорить и действовать против совести.

У меня перед глазами стоит лицо старой уже женщины, Клавдии Ивановны. Она живет на такой далекой окраине Саратова, что кажется, это и не Саратов вовсе, а так, обломок пятиэтажной цивилизации. Крутая темная лестница ведет на пятый этаж. Там, под самой крышей, она живёт со своим старым парализованным мужем. Этой хрупкой бабушке не под силу выкатить коляску во двор, чтобы порадовать своего Женьку свежим ветром и ласковым солнечным теплом. Она плачет, что не может, а он плачет, что она плачет. Такая любовь.

Сколько силы духа в ней, в Клавдии Ивановне, в дочке Клавочке, родившейся еще до войны. Отец ушел на фронт в первые же дни, а мать поставили к станку на заводе. Трое голодных детей – Клава, ее старшая сестра и младший брат – во время налетов прятались где могли. А после того, как в соседнем бараке осколком выбило окна и убило младенца, спавшего на руках у матери, Клава стала прятаться под кроватью – и так и лежала, вцепившись в ножки кровати. Лежала и выла, пока пришедшая с завода мать не вытаскивала ее оттуда силком.

Мама однажды не выдержала этого детского ужаса, схватила в охапку троих детей и чуть ли не пешком ушла в глухую деревню – прятать их от бомбежки. А потом её же – мать – забрали в тюрьму. За то, что бросила рабочее место, за то, что посмела сбежать, спасая своих детей. И трое дошколят жили три месяца зимы одни в холодном деревенском доме, впроголодь. Хорошо, если соседи покормят. Иногда младший брат говорил: «Нет мамочки, сестрички, давайте умрем». И они ложились втроем на печку, складывали руки и «умирали».

А когда мать по весне всё-таки выпустили, бежали по снегу босые, чтобы обнять ее – родную, теплую, такую нужную маму. Как они потом все вместе скребли и мыли дом, как таскали воду, как шли работать в колхоз, минуя школу, потому что учиться было не в чем и некогда. И вот про таких, как эта моя героиня, Александр Соломонович говорит – родители подсуетились.

И про того младенца, убитого осколком. И обо всех тех детях, которых матери не увезли от бомбежки, которые ежедневно тряслись от страха в заводских бараках на окраине Саратова. Которые не ели досыта, которые чудом выжили и живут до сих пор вопреки всему вообще. Даже вопреки александрам соломоновичам.

Иногда меня посещает уверенность, что языки наших чиновников и окологосударственных общественников отсоединены от мозга и болтают сами по себе. Потому что ляпнуть такое можно, только не подумав. А если это была продуманная мысль, высказанная после долгих измышлений об экономии бюджета (вы на пенсии своей омбудсменской, Александр Соломонович, бюджет экономить не пробовали?), то она тянет как минимум на провокацию.

В последнее время такое чувство, что видные чины и общественники решили репутацию Саратовской области закопать окончательно. Сначала скоропостижно уволился  министр здравоохранения Шульдяков. Почему так внезапно? – чесали головы коллеги. А на следующий день все узнали причину – пока он возглавлял саратовское здравоохранение, без необходимых лекарств погибла  девушка-диабетик. Саратовская область сразу же получила свою порцию федеральной славы: и Первый канал про эту историю показал, и все более-менее значимые федеральные издания высказались на тему – как плохо наших инвалидов обеспечивает лекарствами регион. И проверку уже ждем от российского минздравсоцразвития. И вообще всем стоять-бояться.

Не успел регион отойти от этого по-настоящему трагического повода для «славы», как скоморохом выступила госпожа Соколова – теперь уже бывший министр труда Саратовской области. Заявив, что на 3,5 тысячи легко можно питаться целый месяц, и «я вам составлю меню, но сама от экспериментов воздержусь». Хоть «макарошки» и стоят везде одинаково. И это министр, ведомство которого на прошлой неделе полоскала вся страна. В связи с ивантеевским случаем . Помните, там женщину, мывшую полы в пиццерии за объедки со стола, осудили по уголовной статье – она ж пособие по безработице получала. Выходит, государство ограбила!

А теперь Александр Соломонович радует инфоповодом, который федеральная пресса раскрутит с удовольствием. Если еще не начала.

Репутацию территории развития хоронят «локомотивы» местного развития. Главное, чтобы вместе с репутацией они бы и население этой территории не закопали. Потому что выглядит вся эта свистопляска так, как будто к этому всё и идёт.

Оцените новость
2
архив
выпусков
Продано на стройматериалы. Культурное наследие немцев Поволжья разбирают на кирпич
В селе Орловское Марксовского района разбирают историческое здание – школу немецкой постройки. Жителям, которые пытаются остановить разбор, угрожают. Угрозы не пустые – некоторым активистам из Маркса кирпичи в окно уже залетали.
6
Мастера класса. Где в Саратове можно послушать великих
Наш бесстрашный корреспондент вновь окунулась в самую пучину. Нет, она не устроилась грузчиком-дворником-водопроводчиком. Она посетила семинары, где ее всяким умным штукам обучали великие люди – по крайней мере, считающие себя таковыми.
2
От самолетов до кукурузной палочки. Вектор развития саратовской индустрии
Этот год нельзя назвать удачным для саратовской промышленности. Список закрывшихся предприятий и заводов, близких к банкротству, растет постоянно. Правительство хладнокровно наблюдает за этим процессом.
Дом №13 был невидимкой, пока чиновники не объявили «несуществующим» обитателям войну
Городские власти тридцать лет не замечали жильцов аварийного здания на 2-м проезде Азина. В советское время это жилье им выдали как временное, служебное. Потом о людях и домах забыли. Теперь выселяют – «хоть под забор, хоть на теплотрассу».
2
У бывших губернаторов три пути: госслужба, бизнес, тюрьма. И как вариант – заграница
Осенняя череда отставок губернаторов – не первая в современной истории России. Сейчас отставники ждут новых назначений (или арестов). Мы же пишем о том, как устроились главы регионов, отправленные в отставку в прошлые годы.
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18