Чай с мертвецом

07.03.2013, 09:02
Комментарии:0
Просмотры: 1644
Павел Куротопов,
шеф-редактор NEWSru.com (Москва)

В таких произведениях сознанием за аутентичный опыт мира принимается – и выдается – лишь видимость опыта, слагающаяся из череды поверхностных, обточенных и пригнанных друг к другу деталей, или же из неких мертвых теней опыта, уже давно укоренившегося в общественном сознании. Такое произведение (…) не открывает чего-либо неизвестного, не выражает чего-либо невысказанного и не дает нового, самобытного и впечатляющего свидетельства чего-либо, ранее лишь предполагаемого. Короче говоря: имитируя реальный мир, такое произведение его по сути дела фальсифицирует.

Из письма диссидента Вацлава Гавела генсеку ЦК КПЧ Густаву Гусаку

Я всё понимаю: в продвинутых кругах телевизор сейчас не принято смотреть, а вслух принято исключительно ругать. К тому, что помойкой там является всё – новости, петросня, кровотечение кровавой крови и желтизна по НТВ, – мы как-то уже привыкли, и повторять общие фразы здесь не стоит. Но. В основном это всё творится в прайм-тайм. А я же сейчас предлагаю обратить свой критический, так сказать, разум на то, чем забит весь остальной эфир – на мой взгляд, это куда более важная и почему-то мало кем замечаемая штука, скрывающая поистине зловещие бездны.

Я говорю о псевдодокументальных и псевдопсихологических сериалах «для домохозяек».

Наверняка вы знаете, что это за продукт. Им напичканы утренние и дневные эфиры всех федеральных каналов. Сюда можно отнести и бесчисленных «федеральных судей» с их молоточками, и слезоточивые высокопарные драмы, снимаемые в московских хрущевках с нарочитыми бабушкиными ворсовыми коврами, сюда же – бесчисленных прокуроров, адвокатов и ментов: фальшивых, как нарисованная детскими фломастерами сторублевая купюра. Производством этих сериалов занимается прорва людей, поденщину находят сотни молодых провинциальных актеров, съезжающихся в Москву: среди них это считается низшей ступенью в профессиональной телевизионной иерархии, однако на кусок хлеба всегда можно заработать и деловито звонить домой: «Ой, съемки целыми днями».

Эти сериалы отличает одно: запредельное количество фальши, которую целевая аудитория почему-то совсем не распознает. Фальшь сквозит во всех фразах, интонациях и ситуациях. Штамп на штампе погоняет штампом, неестественные герои неестественно страдают, но с помощью какого-нибудь неестественного соцработника, или психолога, или следователя (короче, кого-то связанного с мудрым государством) находят неестественный хэппи-энд. Чтобы не быть голословным: в одной из таких подсмотренных серий несуразная девица из деревни приезжает в столицу, преодолевает трудности, обрастает вкусом и манерами, находит работу в хосписе (!) и копит на свою квартиру (!!).

Уважаемые наши мамы, бабушки, вахтеры-охранники и прочие любители попялиться в зомбоящик днем: а вот вы вообще когда-нибудь мента нашего русского, среднестатистического на улице видели? Или, не приведи Господь, судью? А, скажем, цены на квартире в Москве знаете? Во-о-о-от.

Уже с появлением у нас первых «мыльных опер» замечено, что чем дальше сериал находится от реальной жизни, художественного мастерства и профессионализма – тем больше российской аудитории он может притянуть. Но в этом нет ни малейшего парадокса – латиноамериканское «мыло» увлекло всех экзотикой и контрастом с нашим развалившимся совком. А когда с экрана подсовывается жизнь, легко анализируемая и проверяемая, по идее, та, что творится за твоим порогом, – но тебе впаривают напыщенное фуфло с диалогами из детского утренника, а ты это смотришь не отрываясь... это какая-то особо извращенная форма эскапизма.

И даже вроде бы понятно, что нашим людям не хватает веры и идеалов. Но подменять их вот таким образом – падалью из зомбоящика – все равно что одинокому человеку, тоскующему по светской жизни, собрать десяток тел из морга, рассадить за обеденным столом, вставить им в закоченевшие руки по чайной чашке и травить анекдоты.

Вот в чем наша национальная-то катастрофа – мы не научились отличать естественное от неестественного, живое от мертвого и, вторя Маяковскому, ненавидеть всяческую мертвечину, но обожать, напротив, всяческую жизнь. Дело обстоит так, что на стороне жизни выступают искренность и правда. А если у нас даже новости и телешоу настолько расходятся с правдой, с какой стати мы будем наделять ей общественные институты и госорганы, уроки истории, написанные литературными неграми книги, украденные научные диссертации, семейные и прочие межличностные отношения, поддельные этикетки на просроченных продуктах? У нас, таким образом, получается, сфальсифицировано вообще всё. И хороший способ проверить, насколько глубоко вы это осознаете – заглянуть как-нибудь одним глазом днем в зомбоящик в то время, когда там красивый седовласый человек, изображающий судью, стучит по лакированному столу лакированным молоточком.

Напоследок же я хочу чуть-чуть разжевать эпиграф к этому тексту. Объясняя свое видение эстетики банальности, Вацлав Гавел в 70-х годах высказывался столь резко о хороших произведениях, блестящих спектаклях и книгах – но тех работах, что смогли преодолеть советскую цензуру. В этом письме, которое, кстати, я каждому настоятельно рекомендую к вдумчивому прочтению целиком, также много рассуждается о живом и мертвом, подлинной мысли и посредственности, выхолащивании смысла. Завершается оно крайне оптимистичным выводом: живое всегда побеждает, пусть даже трижды закатанное под асфальт. И Гавел сам подтвердил этот тезис, всего-то через полтора десятка лет, освободив чехословаков от коммунистической мертвечины.

Примером Гавела очень хочется вдохновиться. Но, силы небесные, стоит лишь чуть посмотреть вокруг, чтобы убедиться – насколько прорастание и расцвет живого пока что далеки от нас – настолько, что их будет невозможно застать при земной человеческой жизни.

Оцените новость
1
архив
выпусков
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
28
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
2
«Сижу немытая и голодная!» Как саратовцы оказываются в «газовой изоляции» и может ли им кто-нибудь помочь?
За последнюю неделю к нам в редакцию дважды обращались саратовцы, которым отключили газ больше чем на неделю. Сообщения о подобных отключениях появляются постоянно. Может ли кто-то помочь, если вам отключили газ?
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18