Космос и выборы

19.05.2017, 12:25
Комментарии:0
Просмотры: 595
Михаил Деришев,
журналист

Знаете ли вы, почему человеки много лет мечтают полететь на Марс, но так и не летят, а только засовывают людей на год в бункеры и имитируют полет под видеокамерами? Знаете, почему так? Я тоже нет, но есть популярная теория, которую можно озаглавить одним словом: утрачено. Здесь годится хорошее русское слово-синоним, но нельзя, Роскомнадзору не нравится. Так что утрачено? А вот что.

Когда-то американцы летали на Луну. Шесть целых раз. Катались там на роверах, брали лунный грунт, фотографировались. Потом американским налогоплательщикам это надоело, Конгрессу надоело – ни тебе алмазов с изумрудами на Луне этой не нашли, ни красивых лунаток, ни пришельцев из другой галактики. Ни даже их кораблей с чудными приборами. А песок и грязь эту чего на Землю возить за 400 тысяч километров? Мало ее тут, что ли? И на роверах можете на заднем дворе кататься или по Большому каньону, а то больно дорого ваши аттракционы обходятся. Причем трое астронавтов чуть не испеклись и не стали космическим мусором со своим «Аполлоном».

Программу свернули, инженеров и техников распустили по домам и пляжам. И стали баловаться орбитальными полетами и станциями.

Прошли годы, и технологии полета на другое небесное тело оказались полностью утраченными. Инженеры и техники состарились, кто-то умер, кто-то спятил. Многотонные флешки с технической документацией увезли на свалку. Бумажные инструкции и расчеты уборщица из Пуэрто-Рико выкинула в урну, потому что ничего не поняла, что там написано, а ей было велено сделать генеральную уборку в НАСА. Примерно так все и было. Человеки потеряли способность запускать других человеков на другие планеты. Сорок лет назад имели возможность, а сейчас потеряли. Вернее как: запустить-то они могут и сейчас, как станцию «Розетту» на комету: летите, милаи, на Марс, с Богом, становитесь марсианами, огородики там сажайте и яблони, не поминайте землян лихом. Кстати, покойный летчик-космонавт Георгий Гречко так и хотел: мол, давайте сажайте меня в ракету – и на Марс, я старый, на Земле уж пожил, на Марсе помереть хочу! Но остальные люди как-то не очень этого хотят. Им бы вернуться.

Ничего удивительного. Так не только с космосом бывает, с куда более важными вещами. Например, еще с коньяком. Известно, что Черчилль любил армянский коньяк «Двин». Выпивал в день бутылку виски и бутылку коньяка. Сталин посылал ему пахучую радость ящиками. Но однажды Черчилль заметил, что вкус «Двина» изменился в противоположную сторону. Позвонил Сталину: «Дорогой, зачем боярышник стал мне присылать?!» Выяснилось, что коньячных дел мастер Маркар Седракян отбыл с завода в лагерь по государственной программе освоения новых земель. Увезли с эскортом. А другие мастера такой технологии не знают. Сэр Уинстон сразу почуял. Вернули Седракяна на завод, сказали: «Ошибка вышла, ни в чем ты не виноват, иди делай свои купажи».

Космос и выборы

...20-25 лет назад в России умели проводить выборы. Были дебаты, партии, программы, эфиры, политики, политические журналисты и, собственно, выборы как голосование и подсчет голосов. А еще раньше в России умели готовить настоящую медовуху и какой-нибудь сбитень. И лапти плести. И баклуши бить. В общем, были такие технологии и мастера. А потом умерли. Сейчас разве это медовуха в магазинах стоит? Это ж смех один! А вот раньше...

Впрочем, я не помню, как было раньше. Это старики рассказывают, а им рассказывали их старики, а тем – другие старики. И так вплоть до основания Москвы.

А выборы помню. Всего-то два десятка лет назад. И надо же – тоже утраченная технология. Люди, которые умели делать выборы, кто эмигрировал, кто помер, кого в маргиналы записали, кого убили.

А некоторые и сейчас орут дурными голосами про величие, про мировой заговор и ЦРУ, про святые места и милый сердцу Ближний Восток, про пятую колонну и возрождение фашизма на Западе. Про свободолюбивый северокорейский народ, который в едином порыве даст отпор авианосной группе США. Всем авианосным группам США.

Орут про пропаганду гомосексуализма, что чуть ли не с работы на Западе выгонят, если узнают, что ты не гомосексуалист. А уж то, что ребенка в садик не берут и школу, если окажется, что у него мама и папа, а не две папы или две мамы, – об этом даже говорить не надо. И так всему миру это известно.

Они немного постарели, эти люди, но держатся звонкими бодрячками и не сходят с патриотических экранов. Причем они убеждены, что проводят там дискуссии. Это когда собираются несколько истериков и дружно топят какого-то интеллигентного простачка, который шел туда с целью рассказать правду и вообще поведать альтернативный взгляд на вещи коллегам. Но коллеги расстегивают рты, словно ширинки, и начинают его поливать с четырех сторон, называя фашистом и западной куклой.

Иногда этих высокодуховных коллег ловят, как покемонов, то на прекрасных улочках Вены, то в Центральном парке Нью-Йорка. А что такого, величие и патриотизм – для народа, для себя – Австрия и Италия. Для этих людей уже давным-давно выборы в России – как полет МКС, по одинаковой орбите, виток за витком, каждый раз одно и то же. И это хорошо. Да не только для них. Так уж получается, что для большинства. Опросы же не лгут. Центризбиркомы, комиссии да обычные люди в пуховиках и трамваях.

Они не понимают, как можно выбрать кого-то другого, кроме того, кто сейчас и так там есть. Как вообще это возможно? Вот есть же люди, их показывают по телевизору, мы их знаем, они все время что-то говорят, где-то шныряют, дарят цветы ветеранам и студентам после КВНа. На каждом фестивале тюльпанов, клубники и инновационных технологий светятся, с трибуны Театральной руками машут, на лыжнях первыми приходят.

Ведущие по саратовским каналам всегда о них хорошо говорят, в восторженном тоне даже. А про других ничего не говорят или то, что они, как всегда, сваляли дурака, сами не знают что хотят, ничего конкретного не сделали, а лезут, чтобы воровать и по заграницам ездить.

Людям совершенно искренне кажется, что если придут к власти другие, то сверкнет молния, ударит гром, Волга вздыбится и плюнет в Саратов большим цунами, так что Гагарина снесет и все кварталы до Мичурина. А население через неделю потащит верхнюю одежду, посуду и шкафы на уличные рынки. Менять на деньги или продовольствие.

Поэтому первые появятся в бюллетенях по осени, и их будут знать. Ну или хотя бы знать тех, кто знает их и доверяет, так что нужным списком пройдут. Губернатор Валерий Радаев появится в бюллетене. Он же через три месяца сделает из Саратова Барселону. Пусть игрушечную, из пластмассы и ДСП-материала, но до зимы как-то продержится ведь!

И люди, комиссии, центризбиркомы скажут: ну а кто, если не он? Как иначе-то? Привыкли к нему, живем, так сказать, нормально, чего надо еще? По-другому вообще как можно? Ему доверие оказали, Москве видней, чего мы тут будем смуту затевать на своих участках и телевидениях? А потом еще одни выборы пройдут – по весне 2018. Потом еще и еще. Все будет по заданному курсу, как на МКС, виток за витком, сиди у себя на даче и гляди ее каждую ночь на ясном звездном небе, вон пролетает...

А до настоящих выборов... то есть, простите, до бездуховных – нам как до Луны. Это в лучшем случае. В худшем – как до Марса.

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью