Под собою не чуя страны: почему астаховых и лаховых-баталиных заботит Америка, а не Россия

25.02.2013, 12:22
Комментарии:0
Просмотры: 2111
Аркадий Евстафьев,
промышленник

Наши господа депутаты и чиновники уже не в состоянии остановиться. Они приняли закон, расколовший общество, и теперь пытаются закрепить в сознании обывателей свою правоту всеми возможными способами.

«Срочно! В штате Техас приемной матерью убит 3-летний российский ребенок», – сообщил в прошлый понедельник в своем твиттере детский омбудсмен Павел Астахов. И понеслось.

Тут же Ольга Баталина обвинила весь американский народ в равнодушии: «Смерть российского ребенка не стала трагедий для американских конгрессменов, американских сенаторов, она вообще в Штатах ни для кого, наверное, не стала трагедией». Хочется спросить у госпожи Баталиной, а для вашего коллеги Павла Астахова смерть Максима Шатто стала трагедией? Отчего он не написал в своем сообщении «трагедия», а не «срочно»? Позволю себе ответить за вас: господин Астахов торопился обвинить, пытался скорее выслужиться. Не разобравшись, без результатов расследования. Ведь для него эта трагедия всего лишь еще один кусочек карьерного пазла.

Дума почтила память погибшего малыша минутой молчания. Но молчали они, к сожалению, только минуту. А потом выдали такой час телеэфира, который без горечи о нашей стране смотреть невозможно. Оказалось, что у погибшего Максима и его брата Кирилла, который сейчас находится в США у приемных родителей, есть живая биологическая мать. Ее-то федеральный канал «Россия-1» и показал в прайм-тайм, предваряя передачу анонсом о том, что Юлия Кузьмина алкоголичка, лишенная родительских прав на обоих детей. Права на детей у нее забрал наш с вами российский суд по заявлению наших с вами органов опеки, а шесть пар наших с вами граждан, мечтавших стать приемными родителями, мальчика с пороком сердца брать побоялись. Тогда он и отправился в Америку, где при обстоятельствах, которые еще предстоит выяснить властям штата Техас, погиб. Но это никого уже не заботит, государственная машина поставила перед собой новую задачу – вернуть к родной матери, которая исправилась и обзавелась даже неким гражданским мужем (сожителем, проще говоря) и работой, Кирилла Шатто. Ведь с родной матерью ребенку будет гораздо лучше, чем с приемной. А где была эта родная мать, когда у пьяной бабушки, с которой она оставила сыновей, этих детей забирали? Наверное, тоже пила. И что она будет делать, когда получит ребенка обратно? Правильно, продолжит жить как жила. И это она уже доказала, устроив дебош в поезде Москва-Псков, возвращаясь после выступления по телевидению.

«Органы опеки и попечительства должны были этой матери помочь. Они должны были ее учить», – переходя на крик, заявила в студии телеканала госдеп Екатерина Лахова. Что же вы, госпожа Лахова, возьмите над этой Юлей шефство, научите, что нехорошо пить и бросать собственных детей, а еще плохо врать своим согражданам и лицемерить в «прямом эфире». Второй ученицей в свою «школу матерей» можете взять Светлану Волкову из Перелюба Саратовской области, ее двухлетний сын Никита умер от переохлаждения, незадолго до известия о смерти Максима Шатто. Никита Волков вышел на улицу в домашней одежде и замерз. Ни мать, ни ее друзья, с которыми она распивала алкоголь, пропажи малыша не заметили. И представьте себе, госпожа Лахова, этот ребенок не удостоился минуты молчания в Госдуме…

«Вы знаете, господа, мне горько и стыдно слышать от вас эти речи в адрес органов опеки и попечительства. Вы хотя бы раз забирали ребенка – голодного, из холодного дома; ребенка из собачьей будки; ребенка, который изнасилован собственными родителями; ребенка, который избит собственными родителями так, что отказывается сознательно от речи?» – попыталась объяснить начальник отдела опеки и попечительства Главного госуправления соцзащиты населения Псковской области Валентина Чернова. Но слушать ее никто не стал. Ведь это не интересно. Интересно, когда «кровавые» усыновители убили российского ребенка. Интересно, когда «мы запрещаем торговлю детьми». Интересно, чтобы сенатор Людмила Бокова усмотрела в гибелях детей – системный характер. А наш бессистемный характер убийств и недосмотра за детьми им не интересен?

Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как они приняли свой «закон Ирода». А что у нас-то в стране, от этого лучше стало? Помогли тем детям, которым закрыли выезд из России, обследовали, прооперировали? Павел Астахов нам об этом не рассказывает. Он «мониторит» ситуацию в США. А мы с вами достаточно самостоятельны, чтобы проверять и сопоставлять факты, а не просто верить «на слово» таким, как Баталина и Астахов.

Оцените новость
2
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью