Мужественность, которая убивает

02.02.2017, 13:15
Комментарии:2
Просмотры: 1089
Анастасия Лухминская,
корреспондент ИА «Свободные новости»

Феминистский анализ двух громких убийств

В современном обществе опасные концепции упаковывают в капсулы из запретов и всеобщего осуждения, где они наносят хотя бы отчасти меньший вред. Мотив национальной ненависти упоминается в Уголовном кодексе и служит отягчающим обстоятельством, высокопоставленные антисемиты обижаются и бросаются оправдываться, если в лицо назвать их антисемитами. И это хорошо: лицемерное чаепитие лучше искренней драки. Возможно, благодаря пристальному вниманию убийства на национальной почве у нас встречаются относительно нечасто. Вот и два громких убийства последних лет, по которым недавно были вынесены приговоры, не имеют к этой разрушительной концепции никакого отношения. Они произошли из-за другого популярного заблуждения. Заблуждения, которое гораздо опаснее пропаганды нацизма и уносит едва ли не больше жизней, но до сих пор считается достойным образом мыслей.

В ноябре 2015 года бывший охранник «Привоза» Расим Керимов пришел в спортивную школу «Олимп» и расстрелял тренера карате вместе с его братьями прямо посреди зала, полного детей. В марте 2016 года безработный Антон Жуков совершил разбойное нападение на магазин «Тактика» и убил из обреза его владельца. Оба стрелка признаны адекватными и сели: один на 25 лет, другой – на 18.

Когда убийство совершается не маргиналами в их плохо пахнущей параллельной реальности, а вменяемыми, социально адаптированными людьми – очевидно, стоит забеспокоиться и установить точные причины произошедшего. Для того, чтобы самим не оказаться в опасности, придя на занятия или в магазин. На мой взгляд, причины обоих убийств лежат там, где у общества, не проникнутого идеями феминизма, находится жирное слепое пятно. И пока пятно висит на месте, дикие, необъяснимые убийства будут повторяться. Давайте уберем пятно, хотя бы попытаемся.

В деле Керимова даже консерватору бросится в глаза архаичная патриархальность главного злодея. Он убежден в своей правоте, так как «отстаивал честь дочери». У Вероники Керимовой произошел конфликт с тренером Азаматом Нормановым. Конфликт произошел не на пустом месте, а после того, как между Нормановыми ее отцом, которые прежде дружили, пробежала черная кошка. Девушка, уже начав спортивную карьеру, не могла быстро сменить тренера и стала заложницей разборок управляющих ее жизнью мужчин.

Оснований обвинять погибшего в неэтичном отношении к воспитаннице нет, но никто не отрицает, что он жестко критиковал ее. Мы можем только догадываться, насколько тяжелым этот период стал для вчерашней школьницы, вынужденной сносить холодность и упреки. Она держалась за спорт как за единственный источник заработка для своей семьи, и выбора у нее не было.

Отсутствие выбора и отсутствие собственного голоса, собственной ценности у девушек и женщин – вот что страшно в историях из патриархального мира. Когда Керимов увидел на лице дочери синяк, он не постарался успокоить и приободрить ее, сказать, что всегда будет на ее стороне, всегда поддержит и защитит. Не побежал с ней в больницу, даже не пообещал, что заставит обидчика извиниться перед ней, именно перед ней самой. Он воспринял произошедшее как личное оскорбление, полностью проигнорировав чувства и физические ощущения дочери. В суде Керимов заявлял, что не собирался убивать бывшего друга в случае, если он извинится. Как будто от извинений, принесенных отцу, Веронике стало бы не так больно и обидно! А что еще страшнее, несколько раз переспросил, видели ли оскорбительную для него сцену посторонние. Не буду останавливаться на перечислении всего, что натворил Керимов в школьном тренировочном зале в тот день – даже в глазах самого неизлечимого консерватора этому нет оправдания. Просто давайте помнить, что сам преступник назвал свое преступление «делом чести» и «мужским поступком». Неадекватная жестокость к чужим и равнодушие к близким – вот что такое «честь» и «мужество» в этой истории.

В деле Жукова на скамье подсудимых, наоборот, оказался персонаж, способный вызывать симпатию. Стройный, голубоглазый 25-летний парень изучил семь языков и был достаточно привлекательным, чтобы к нему приехала гелфренд из Голландии. И это был как минимум второй его гражданский брак: от первого осталось аннулированное дело об алиментах на сына с красивым именем Ратмир. В суде Жуков не отворачивался от камер, многократно просил прощения у вдовы убитого и повторял, что полностью признает вину. Когда прокурор заявляет, что такое чудо пристрелило человека из дробовика, всегда думаешь: может быть, это ошибка?

Несомненно, большая ошибка. В истории Жукова мне видится история компенсаторной мужественности. На его странице в фейсбуке висят ачивки с сервиса Дуолингво, и оценки в них превосходные. Мне пришлось собрать всю волю в кулак – «парень из СИЗО может, а я нет?!» – чтобы получить такие же. Жуков одаренный лингвист и очень обаятельный юноша. Людям с такими данными приходится преодолевать серьезное давление среды, если они родились и живут в Заводском районе Саратова. Слишком многие у нас считают интеллектуальный труд баловством и презирают тех, кто хорошо учится. Знания и обучаемость зачастую представляются как порицаемые женские качества, а неусидчивость и глупость – как восхваляемые мужские. Увлечения настоящих мужчин не должны быть созидательными и приносить пользу – как изучение иностранных языков. Они должны дорого стоить и быть опасными для окружающих – как игры с оружием. Так считают в Заводском районе. Нет ничего удивительного в том, что Жуков в дополнение к языковым занятиям коллекционировал ножи и посещал бойцовский клуб.

Жуков так и не смог объяснить, почему для разбойного нападения выбрал именно «Тактику». Этот магазин он хорошо знал и мог не «проводить рекогносцировку», как он сам сказал. Но не единственный же это был магазин в городе, который он посещал! Я вижу в произошедшем желание помериться силами с обладателями «настоящей мужественности» – ветеранами-контрактниками, которые и после отставки не перестали заниматься этими притягательными вещами: снаряжением, формой, оружием.

То, как разбойника встретили в магазине, говорит, что они приняли вызов. Владелец Максимов, увидев наставленный на себя обрез, протянул: «А, ну понятно», а его друг Скачков на требование лечь на пол ответил: «Можно, я посижу». Нападающего не восприняли всерьез и решили обезоружить голыми руками. Скачкову это даже удалось, но прежде погиб Максимов: Жуков все-таки выстрелил в него. На вопрос судьи, хотел ли он убить владельца «Тактики», подсудимый ответил со вдохом: «Да кто же хочет убивать».

Я вовсе не желаю оправдывать Жукова, считаю справедливым вынесенный ему приговор и глубоко соболезную близким Максимова. Я рассказываю все это еще раз, потому что считаю: трагедию можно было предотвратить. Очень трудно, но можно. Если бы каждый, кто любит рассуждать о достоинствах мужественности и «игрушках для настоящих мужчин», зашил себе рот, Максимов был бы жив. И еще многие люди были бы живы. Но вряд ли хоть кто-то сейчас встал и пошел за иголкой: ветхие идеи у нас считаются ценнее человеческих жизней.

Я мечтаю, чтобы преступления, совершенные на почве патриархальных установок, наказывались строже, как то уже происходит с преступлениями на почве национальной ненависти. Эти две концепции обладают одинаковым разрушительным потенциалом, несправедливо разлучать их.

Оцените новость
4
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью