В поисках директора батута

15.05.2015, 17:38
Комментарии:2
Просмотры: 2214
Дмитрий Кузьмин,
корреспондент ИА «Свободные новости. FreeNews-Volga»

Журналист в России больше, чем просто журналист. Сколько всего меня просили сделать, пока я был на службе – и трамваи починить, и дороги почистить, и «всех их посадить», и даже кошку с дерева достать (лично двух спас!). И каждый раз приходится выбирать, делать или нет – ведь журналист не правозащитник, и если поможешь одному, то можно себя похоронить в кипе просьб. Но иногда помочь и правда хочется – по-человечески. А потом бывает так: раз – и расхотелось.

Так произошло и на этой неделе, когда появилась информация о возмущении нескольких мамочек, живущих в микрорайоне 1-й Дачной, где в сквере, который долго пытались облагородить, неизвестные поставили детский батут. Привычное для городских парков и ярмарок строение расположилось прямо на тротуаре, перекрывая собой и собравшейся очередью проход. И несколько мамочек решили, что батут этот мешает. Но что удивительно – история не превратилась в бессмысленное обсуждение на лавочках и в социальных сетях.

Родительницы подошли к девушке, которая собирала деньги за вход на батут, и выразили возмущение. Через некоторое время с одной из мам, активисткой Аленой Мухряковой созвонился некий человек, который заявил, что он «директор батута» и готов решить вопрос. Рассказал, что побывал в администрации, там у него все согласовано, и он социально ответственный бизнесмен. Настолько ответственный, что готов собрать списки малоимущих из ближайших домов и позволить их детям прыгать на батуте бесплатно. Алена решила не продолжать общение с не назвавшим свое имя человеком по телефону, а собраться вечером около батута и поговорить. К месту встречи подъехал и я.

Сделав несколько снимков, я услышал громкий возмущенный голос:

– Кто такой? Почему фотографируешь? Что нужно?

Обернувшись, я увидел стремительно движущегося ко мне мужчину приятной наружности, который остановился как вкопанный после моего вопроса:

– А кто, собственно, интересуется?

Оказалось, ко мне обратился Сергей Викторович Баскаков, который, по его же словам, представляет интересы хозяина батута. Сергей Викторович вежливо предложил мне отойти переговорить, но почему-то смутился, увидев телефон.

– А у вас диктофончик там?

– Ну да, нужно же записать разговор, а то вдруг фамилию неправильно расслышу или еще что не так напишу.

– Ну выключай, чё ты, нормальный же разговор.

– Ну нормально, вот и запишем разговор. Чего бояться-то?

– Да ничё, выключай диктофон.

Разговор с Сергеем Викторовичем наедине не сложился – и без диктофона он отказался поведать мне, кто же директор-хозяин батута, и даже не смог сказать, какая форма собственности у организации, владеющей данным аттракционом.

Когда я продолжил делать снимки, деятельный Сергей Викторович нашел мам-активисток и уже их позвал пообщаться в глубину сквера. На этот раз диалог получился чуть содержательнее: с одной стороны – шесть активисток, с другой – сам Сергей Викторович и некий Анатолий Николаевич Иванов, мужчина пожилого возраста, лицом напоминающий всех тех взрослых мужчин, которые проводят большую часть времени во дворах за диалогами. Гражданин Иванов тоже отрекомендовался представителем хозяина батута.

– У меня окна выходят на батут ваш. Мы привыкли к шуму дороги, трамвая – но ведь теперь с девяти утра до девяти вечера ваш аттракцион шумит так, что мы даже трамвая не слышим, – заявила одна из женщин.

– Да, шум сейчас есть, но шума не будет, – пообещал Анатолий Николаевич.

– А где разрешение, где сертификаты безопасности? Где документы-то у вас? Я мама, у меня ребенок хочет попрыгать на вашем батуте, тогда почему я не могу понять, кто отвечает за его безопасность? – более конкретно поинтересовалась Алена Мухрякова.

– Документы есть, но их здесь нет. Они в администрации есть. У нас директор там был, но они их не дают.

– То есть у вас батут просто стоит, без разрешения, выходит? А разрешение вам не выдают, так? – подключился к разговору я.

– Нет, ну если вы так настроены, мы поговорим с директором, если надо будет, уберем батут, что вы так категорически, – замялся Анатолий Николаевич, увидев в руках у меня диктофон.

– Так это значит, его просто проткнуть можно, если он ничей, так выходит? – поинтересовалась другая активистка.

– Ну зачем вы так? – обиженным тоном произнес Иванов.

– Значит так. Мы настроены категорически против! – заявили женщины. – Здесь вообще базар какой-то получается.

Они спорили еще четверть часа, обсуждая, насколько опасен батут. Действительно, непонятно кому принадлежащее сооружение, без сертификата безопасности, без аптечки, без лица, которое сможет оказать первую помощь пострадавшему ребенку. Неясно, кто контролирует чистоту самого батута. Мамочки акцентировали внимание на своем социальном статусе и, как обычно, на малой поддержке государством детей. Сергей Викторович и Анатолий Николаевич в свою очередь жаловались им на сложности при получении разрешений в администрации. И я, честно признаюсь, полностью поддерживал гнев матерей, которые переживали за безопасность детей, и даже подумывал предложить им просто вызвать полицию, чтобы уже сотрудники правоохранительных органов помогли инициативным гражданам разобраться с сомнительным предпринимательством. До одной из последних фраз.

– Через дорогу есть аллейка, там уже один батут стоит. Ну и поставьте свой там же, чуть дальше. Нам в общем-то все равно, просто перенесите его отсюда, убирайте, – сказала одна из милых дам.

Но ведь как так? Только что звучали тезисы о безопасности. Или если убрать батут именно из этого двора, он сразу станет безопасным? Или все-таки дело в том, чтобы конкретно их дети не получили травмы на этом аттракционе? А может, все дело просто в шуме, а безопасность детей – всего лишь аргумент? Я не хочу разбираться в мотивациях и причинах, скажу лишь, что представители директора батута пообещали созвониться с мамочками и договориться о следующей встрече. А батут пока все так же стоит на асфальте...

Оцените новость
2
архив
выпусков
1
Родники и бараны. Кумысная поляна находится на грани исчезновения
Наши чиновники грезят развитием туризма. И в то же время приходит в запустение Кумысная поляна, от нее в рамках «оптимизации» отрезается гектар за гектаром. Андреевские пруды на Кумыске находятся на грани исчезновения несмотря на все усилия экологов.
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
28
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18