Тарханы: здесь ничего нельзя

06.05.2015, 08:13
Комментарии:2
Просмотры: 4201
Анна Мухина,
журналист «Газеты недели в Саратове»

Как мы весело провели время в усадьбе Лермонтова

Длинные майские выходные надо потратить с пользой. Дачи у нас нет, зато есть машина, а вокруг масса интересных и неизведанных мест. Выбор пал на музей-заповедник «Тарханы», куда мы второго мая и совершили семейную вылазку.

Тарханы: здесь ничего нельзя

320 км от Саратова до села Лермонтово в Пензенской области – это где-то четыре часа пути. Чтобы успеть к открытию (девять утра), выехали в пять. И в девять часов с копейками были уже у поворота на Лермонтово. Прямо у поворота гостей встречало величественно желто-белое здание с колоннами и парковка рядом. Но припарковаться здесь нам не дали. Кто-то из смотрителей выбежал с криками – тут ремонт, езжайте дальше. И мы поехали.

Через пару километров показался центральный вход в усадьбу: ворота, будка смотрителя рядом, чуть в стороне у парковки – кассы и сувенирная лавка.

Тарханы: здесь ничего нельзя

Моросил мелкий дождик. Было прохладно. Мы выгрузились из машины, сложили в рюкзаки воду и еду для детей, одноразовые подгузники и легкую курточку (на случай внезапного потепления) для младшей. Муж принес билеты (210 рублей для взрослых, 95 – для пенсионеров (с нами была бабушка), дети бесплатно). И мы направились ко входу.

На входе стоял огромный улыбчивый охранник.

– С рюкзаками и сумками сюда нельзя, – весело сказал он нам.

– Как нельзя? – удивилась я, а он ткнул пальцем в табличку на воротах. Надпись на табличке гласила: вход на территорию музея с сумками запрещен.

– Подождите, у меня тут вода для детей, бананы, памперсы для малыша, одежда на смену. Мне это в руках нести?

– Ну ладно, так и быть, я вас пропущу с рюкзаком, только несите его не на спине, а как сумку, в одной руке. А папа ваш пусть свой рюкзак оставит. Понимаете, тут же всякие ходят. Им бы лишь желудки свои набить.

Тарханы: здесь ничего нельзя

Под пристальным взглядом охранника пришлось переложить всю еду в папин рюкзак, который он унес в машину. А вода и вещи остались у меня. До кучи охранник досмотрел и бабушкину сумку, в которой хранился зонт на случай дождя, и сумку старшей дочери, куда она заныкала единственный банан. Их он разрешил оставить с напутствием «ну ладно, там в каждом домике есть камеры хранения, спрячете, если что».

Мы попытались пройти в ворота. Но не тут-то было. Инструктаж на тему «как вести себя в приличном месте» еще не закончился.

– Курить здесь запрещено, имейте в виду. И когда будете фотографироваться с памятником, на него тоже не залезайте. Это нельзя.

Мы протиснулись в калитку и почти бегом кинулись в сторону барского дома.

– И по газонам, по газонам не ходите! – прокричал нам вслед охранник. – По ним тоже нельзя.

Тарханы: здесь ничего нельзя

До главного дома мы шли, неся малышку на руках, несмотря на то, что за четыре часа поездки она страшно устала сидеть. Ребенок, которому год и восемь месяцев от роду, очень любит бегать по травке, и в рамках дорожки ее не удержишь никакими запретами. Кстати, детей – и совсем малышей, и дошкольников – в этот день было очень много. А с детьми, как выяснилось, туда скорее всего лучше не ехать.

Тарханы: здесь ничего нельзя

Барский дом встретил нас мягкими музейными тапками, камерами хранения приветливыми смотрительницами в количестве четырех человек. Дом мы осматривали самостоятельно. Нанять экскурсовода стоит 2100 рублей, для экскурсионной группы это недорого, а вот бюджет семьи такую сумму не тянет. Впрочем, смотрительницы охотно отвечали на вопросы и в информации не отказывали.

Тарханы: здесь ничего нельзя

Бабушка наша, увлеченная комнатными растениями, долго и громко восхищалась геранями, празднично и ярко цветущими почти на каждом окне барского дома.

– А у нас тут целая оранжерея работает, – живо откликнулись смотрительницы. – Вы можете туда сходить, выбрать и купить понравившееся растение.

С оранжереей получилось... в общем, не получилось. Дважды мы подходили к ней, но на входе нас встречал только тяжелый навесной замок. Какой-то сторож объяснял про распорядительницу цветов, что «она где-то на территории, сейчас подойдет».

С третьего раза нам наконец повезло. В 12.30 распорядительница оказалась на месте. Мы увидели ее через окно и кинулись к двери. Постучались. Заглянули.

– Здравствуйте, а можно у вас цветы приобрести?

– Вы не видите, у меня обед! – рявкнула на нас женщина, явно недовольная тем, что мы прервали ее трапезу. – С 12 до часу у нас обед. Я сейчас не работаю. Приходите позже.

– Понимаете, нам скоро ехать, мы в третий раз сюда подходим, вас все не было, можно мы хотя бы посмотрим и выберем что купить?

– Нет! – оборвала тетя нашу бабушку на полуслове. И закрыла дверь.

К слову, не получилось с геранью не только у нас. Как минимум три семьи пытались взять этот бастион штурмом. Надеюсь, хоть кому-то удалось.

Немного о насущных потребностях. Еда. Понятно, когда едешь в такую даль, берешь с собой некоторые запасы провианта. Но нам-то, как вы помните, пришлось их выложить, в дочкиной сумке затерялся только один завалящийся банан. Обе наши девочки, проснувшиеся в пять утра и кое-как перекусившие чаем с печеньем в дороге, ужасно хотели есть.

Столовую мы нашли быстро. Выяснилось, что работает она с полудня. А муж вдруг вспомнил, что на сайте музея написано – кормят по предзаказу. И, видимо, только при наличии платной экскурсии. В начале первого мы стояли на пороге столовой, терзаемые сомнениями. Оказалось, поесть все-таки можно. С местами напряженка – в небольшом зале семь столов на 5-6 человек каждый. Половина уже занята. На оставшуюся половину просят не садиться, мол, скоро должна прийти экскурсионная группа. И тут кассирша, с жалостью глядя на наших голодных детей, вдруг быстро говорит: «Хорошо, только ешьте оперативно». К слову, нам хватило 15 минут, чтобы слопать обед из трех блюд (три порции за 710 рублей). Тех, кто пришел в столовую чуть позже, сотрудники вежливо, но настойчиво выпроваживали: «Есть большая столовая в главном здании, вы его проезжали, когда сюда поворачивали». Но до него идти пару километров, и нам же утром сказали, что там ремонт.

Тарханы: здесь ничего нельзя

Туалет. А вот туалета в столовой как раз и не оказалось. Два рукомойника и все. К слову, на всей территории вообще не нашлось ни одного туалета. За территорией – да, даже два. Один у касс, рядом с воротами, второй – на другом конце деревни (в километре от главного входа) у фамильного склепа. А на территории – ни одного. А территория большая. По месту назначения каждый ли успеет добежать?

Тарханы: здесь ничего нельзя

Из плюсов отдыха в Тарханах – приобщение к быту того времени и катание на прогулочном фаэтоне, собранном по эскизам Лермонтова. Повозку, кстати, везет белая лошадь Графиня. На козлах сидит настоящий кучер, одетый в костюм начала 19 века, а стоянка кареты находится на зеленой лужайке. То есть на такой травке, по которой можно бегать кому угодно. И там же установлены лавочки для отдыхающих. Стоит это удовольствие 50 рублей с человека – вполне бюджетно, с учетом того, что круг достаточно большой, вы проезжаете по лесу и мимо конюшен. А словоохотливый кучер с удовольствием отвечает на все ваши вопросы.

Тарханы: здесь ничего нельзя

Вопрос, на который не ответит вам никто – стоит ли тратить восемь часов на дорогу туда и обратно, чтобы получить четыре часа мучений. Такое чувство, что в Тарханах все делается исключительно для умершего поэта и ровным счетом ничего для живых людей.

Когда я переживала по поводу сервиса в Тарханах, мне на глаза попалась колонка Аллы Боголеповой на Газете.ру о похожих страданиях португальцев на Красной площади. Мне стало даже немного радостно, что мы не одиноки, и такой вот «сервис» характерен для всей нашей родины снизу доверху. А потом мне снова стало грустно. По той же причине.

Тарханы: здесь ничего нельзя

P.S. Надежда не умирает

В качестве послесловия. На днях, после достаточно язвительного отклика моего мужа, с нами связались сотрудники музея и принесли извинения за доставленные неудобства. Научный сотрудник музея «Тарханы» Татьяна Гаранина заметила, что все наши пожелания будут переданы директору музейного комплекса Тамаре Мельниковой.

– Извините, ситуация повторяется не в первый раз (с кассой и столовой, смотрителями и т.д.), большую роль играет человеческий фактор, – написала сотрудница музея. – Стараемся и будем стараться развивать и улучшать качество оказываемых услуг, чтобы после посещения «Тархан» оставались только положительные эмоции. Тем более, что инфраструктура «Тархан» развивается: построена новая гостиница, идет отделка гостевых домиков в крестьянском стиле. По выходным проводятся балы 19 века и мастер-классы тарханских ремесел для одиночных экскурсантов (ранее было только по предзаказу для тургрупп). Спасибо еще раз, что не поленились и описали впечатления от поездки!

Оцените новость
1
архив
выпусков
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
1
Обыкновенный ад. Как живет общага на улице Азина: без света, газа, отопления и при полном равнодушии чиновников
Дом на Азина, 37 – бывшее общежитие химкомбината – был построен в середине 50-х годов прошлого века. «Здесь был рай», – вспоминают старожилы. Шли годы, и под равнодушными взглядами чиновников жизнь в этом доме превратилась в ад.
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18