Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

02.04.2015, 16:30
Комментарии:3
Просмотры: 4317
Анна Мухина,
журналист «Газеты недели в Саратове»

Про то, как за последние полтора года испортился сквер Дружбы народов в Заводском районе, я хотела написать давно. Все это время в администрации сидит новый глава Андрей Каргин, полтора года его зам Борис Тареев воюет с владельцами знаменитого на весь город зверинца, полтора года парк ветшает. Новые лавки и детские площадки (установка которых стоит определенных денег) убого смотрятся на фоне пустых клумб летом и заваленных снегом дорожек зимой. И тут внезапно повод нашелся. И какой повод.

В десять утра во вторник мне позвонила Ольга Панфилова – владелица парка аттракционов – и сказала:

– Нас сносят. Прямо сейчас.

– Буду через десять минут, – ответила я и вылетела на улицу с фотоаппаратом в руках.

В парке я застала жуткую картину: Борис Тареев, чиновник, замглавы администрации района, вдохновитель процесса, дирижер этого оркестра, рядом с ним два судебных пристава – юная девушка Елена Данилина и пузатый мужичок в форме с погонами, технический управляющий парка аттракционов Григорий Авджян, который метался по парку и пытался остановить рабочих, разбирающих аттракционы, ломающих его, между прочим, личную собственность. Ольга Панфилова, пытающаяся добиться от приставов – на каком основании они забирают их имущество. И мамы с детьми, окружившие Тареева в надежде достучаться до его совести (только она у него, видимо, отстегивается, и в тот день он забыл ее пристегнуть).

Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

Мамы защищали парк со зверинцем как могли. Доказывали, что это единственное место, где они могут спокойно погулять с детьми. Рассказывали, как дети любят эти карусели и этих животных. С каким удовольствием тут играют. Что городок аттракционов – это единственный кусочек цивилизации в парке, который последние полтора года становится день ото дня хуже.

На самом деле, после того, как район возглавил Андрей Каргин и его команда (а тут, вне сомнений, «свита делает короля», ибо Каргина не видно и не слышно; слышно и видно, в основном, Тареева), парк стал сильно сдавать. Сначала в рамках «благоустройства», прямо посреди зимы, сменили лавки с удобных и прочных на претенциозные и неудобные деревянные «диваны». К лету половина этих «диванов» покосилась.

Прошлым летом на фоне войны с предпринимателями чиновники отрезали парк от электричества и воды, отчего все лето в сквере не работали фонтан (я и не припомню, когда в последний в жару здесь пересыхал фонтан) и туалет. Туалет, кстати, тоже установили владельцы аттракционов.

Из-за отсутствия электричества в парке осталась только одна торговая точка, где можно было купить воду (только теплую). О соках и мороженом для детей пришлось забыть. И это неудобства для гуляющих. А кто считал потери бизнеса, а отсюда – потерю налогов? А то, что люди остались без работы, кто это учитывал? Ну и вишенкой на торте – летом администрация района (а за парком ухаживает именно она) не почесалась высадить цветы (хотя до этого каждое лето клумбы благоухали петуньями и бархатцами).

И вот это все мамы малышей пытались донести до высокого усатого чиновника в красной куртке (персонаж из книги, право слово, гоголевский, не меньше). А он стоял, возвышаясь над ними, и бубнил про закон. «Предприниматели занимают это место незаконно. У нас есть решение суда. Вы не доверяете нашему суду? Мы живем в правовом государстве. У нас свободная страна. Мы действуем по закону. Закон есть закон».

Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

У нас действительно свободная страна. Свободная от совести и человечности. Так они и противостояли друг другу – мамы с малышами, а напротив – на каждую маму по чиновнику или представителю силовых структур. Да-да, они еще и полицию позвали. Это страшное зрелище – противостояние живой жизни, пульсирующей от негодования и несправедливости, и абсолютно мертвых, без выражения, глаз представителей государства. Как волна и скала.

Поразительно, насколько эти чиновники (особенно судебные приставы) избегали контакта – с родителями, с обычными жителями города, с прессой. Как они отворачивались и старательно прятали лица от камер, отказывались называть имена и должности. А журналистам заявляли, что те для них нет никто и звать никак.

Судебный пристав Елена Викторовна Данилина, вручившая Ольге Панфиловой исполнительный лист, очень красивая девушка. Очень юная. Но и она не желала слушать, что Панфилова видит эту бумагу впервые, что по закону от момента вручения исполнительного листа у нее есть пять дней на то, чтобы самостоятельно демонтировать и вывезти свое оборудование. Она не хотела ничего слушать и повторяла как заведенная:

Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

«Мы вам все выслали, а получили вы или нет – это не наши проблемы. Мы действуем в рамках закона».

Потом чиновники вызвали Самого Главного судебного пристава. Самый Главный повел себя эталонно – отказался представиться, отворачивался от камер, заявил, что с прессой общаться не обязан. На родителей, которые вместе с Ольгой просили прекратить это варварство, не реагировал. Избегал смотреть в глаза. И точно так же бубнил про закон. Остановить работы по демонтажу до тех пор, пока предприниматели привезут ему документы, доказывающие, что их дело ушло в суд следующей инстанции, отказывался. И цинично, с издевкой, заявил Панфиловой, что если она так хочет сама демонтировать аттракционы, может начинать. А он постоит и посмотрит. Прекрасная и юная Елена Данилина так же цинично и гадко вторила своему шефу.

Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

После того, как Ольга написала заявление и отнесла его судебным приставам, работы приостановили, а предпринимателям дали 15 дней на демонтаж зверинца и выселение животных.

Что можно сказать про закон? Закона, который бы регламентировал размещение стационарных аттракционов в парках города, в Саратове нет. Поэтому и размещение незаконно. Все и всегда в этом бизнесе зависит в конечном итоге от главы района. От одного конкретного человека. Что значительно увеличивает взяткоемкость процедуры установки аттракционов, вам не кажется?

Пока предприниматели ладили с предыдущими главами – Алексеем Прокопенко, Вячеславом Наталичевым и Владимиром Кретой, – получали продление разрешения на размещение аттракционов взамен на добросовестную работу, соблюдение чистоты и порядка, выполнение соцобязательств (бесплатно катать детей из малообеспеченных семей и детей-сирот), все шло хорошо. Они развивались, помимо аттракционов установили в парке стационарный туалет (навскидку, такие есть только в Липках и Горпарке), разбили клумбы, облагородили свой уголок и сделали подарок городу – установили в скверике беседку и уличную тренажерную площадку. Пришел новый начальник, которому ребята по вкусу не пришлись, – и всё, бизнес посыпался.

Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

А ведь Ольга и Григорий предпринимали массу попыток узаконить свое пребывание в парке. Массу. Просто все в итоге упиралось в отсутствие того самого общего для всего города регламента по размещению аттракционов. И до сего дня никто из чиновников не озаботился разработкой такого регламента. Потому что существующее положение дел всех устраивает. Потому что такая схема всем удобна. Теряют в ней только те, кто хочет жить и работать цивилизованно. Кто платит зарплату и налоги. Кто занимается благотворительностью. Таких можно вышвырнуть, как котят.

Зимой все обсуждали, насколько правдив «Левиафан» Звягинцева. Правдив. История, которая разворачивается в сквере Дружбы народов – это «левиафан» в миниатюре. Столкновение человека (людей) с насквозь коррумпированной государственной машиной. С представителями этой самой государственной машины. И абсолютное бессилие перед этим всемогущим, пожирающим все хорошее левиафаном.

Нет, на месте парка не будет храма. Там будут другие аттракционщики. Свои. Прикормленные. ООО «Карусель». Эти деятели уже стояли в парке прошлым летом. Во-первых, они вытоптали всю траву. Во-вторых, безопасность их аттракционов весьма и весьма сомнительная. Тир, например, у них был безо всякой защиты. Вокруг толпа детей. Один неверный выстрел – и ребенок останется инвалидом. Но зато «карусельщики» дружны с новой командой управленцев. Поэтому управленцы на такие дыры в обеспечении безопасности смотрят сквозь пальцы. Пули – это ерунда, это же не куры из зверинца.

Им, кстати, беспокоиться не о чем. От смены главы района эти деятели ничего не потеряют. Потому что они не будут «врастать» в парк и ухаживать за ним. Отработают сезон, свернутся и поедут дальше.

Сквер Дружбы народов: «Левиафан» в миниатюре

– Ну, уберете вы их, и что тут дальше будет? – это спрашивает у Тареева Ирина, мама двухлетней Василины. – Опять бомжатник? Опять будут валяться презервативы по кустам, а на лавках будут пиво распивать?

– Я не знаю, что тут будет дальше, – отвечает этот гоголевский чин. – Наше дело – обеспечить соблюдение закона.

Часто к оппозиции предъявляют такие требования – вот вы постройте сначала систему, предложите что-то лучше, а потом ломайте то, что есть.

Так вот у меня тоже есть предложение к нашим властям – давайте оставим пока в покое тех предпринимателей, кто работает много лет на благо города, разработаем регламент размещения аттракционов, правила проведения конкурсов на ведение подобной деятельности, проверим эти регламенты и конкурсы на коррупциогенность, обеспечим прозрачность процедуры. И вот если ИП Панфилова в таком конкурсе проиграет, тогда уже будем просить их освободить место.

Я понимаю, что нарисованная мною картинка – она из мира розовых пони, а не из России начала XXI века. Но тогда давайте уже будем называть вещи своими именами. Законность тут и не ночевала. Это обыкновенный рейдерский захват. И никто в администрации района не старается для людей, никто не защищает детей от мнимого орнитоза. На людей и на детей чиновникам плевать. Они соблюдают свои интересы. И не надо прикрываться законом. Ну, чтобы по-честному.

Оцените новость
0
архив
выпусков
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
1
Обыкновенный ад. Как живет общага на улице Азина: без света, газа, отопления и при полном равнодушии чиновников
Дом на Азина, 37 – бывшее общежитие химкомбината – был построен в середине 50-х годов прошлого века. «Здесь был рай», – вспоминают старожилы. Шли годы, и под равнодушными взглядами чиновников жизнь в этом доме превратилась в ад.
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18