Между Европой и Азией

31.01.2013, 09:06
Комментарии:0
Просмотры: 1399
Денис Юлин,
студент Университета Вайоминга (США, г. Лэрэми)

Это место, где можно есть снег без боязни простыть или проверить свой желудок на способность переваривать соли тяжелых металлов. Где ночью небо настолько чистое, а звезды настолько близко, что кажется, можно руку протянуть – и набрать себе в ладонь сколько хочешь. Как ягод земляники. Где все, кто идет тебе навстречу, улыбаются и обязательно здороваются. Нет, это не рай. Это Таганай.

Кому лень загуглить или завикипедить, поясню – это национальный парк на Южном Урале, в котором я провел новогодние каникулы. Название «Таганай» – в переводе с тюркского «подставка для луны» – себя оправдало: по ночам луна, видимо, устав, частенько присаживалась на остроконечный край горы. Днем это совершенно другой мир, напоминающий другую планету. Этакий музей тишины, где в качестве экспонатов выступают спящие деревья, как будто вырезанные из слоновой кости. Зимняя тайга – это бесконечный мягкий коридор из причудливых белых фигур, похожих на шахматных коней, которые по-лебединому изогнули свою шею и кланяются в знак приветствия.

Замучила жажда – на ходу притянул к себе еловую лапу, набрал в рот хрустящего и сладкого снега, растопил и пьешь. На вкус – чистейшая родниковая вода. Попробовал бы кто проделать то же самое в Саратове, пусть даже где-нибудь на Кумысной поляне – в лучшем случае придется пить потом активированный уголь. Простудиться тоже сложно – воздух в тайге настолько свежий и целебный, пропитанный хвойными эфирными маслами, что он лечит все болезни до того, как они успеют набрать обороты.

За четыре дня мы прошли более 70 километров по похожей на сказку тайге, поднялись в буран на одну из самых высоких горных вершин Южного Урала и, как это ни парадоксально, побывали в тундре. По крайней мере, так говорили наши проводники, и это слово было написано на стене метеостанции, которая находится на вершине горы. Той самой, на которую мы поднимались в буран.

Судя по погоде, мы действительно тогда перешли из одной климатической зоны в другую. Местные говорили, что в процессе нашего путешествия мы пересекли еще и границу между Европой и Азией, правда, где именно это было, никто не знал. Пока шли в гору, было в меру солнечно и не очень ветрено. Потом вдруг как будто кто-то нажал невидимый тумблер с надписью «метель» – и понеслось. Деревьев неожиданно стало меньше – частично потому, что заметало, сами они тоже уменьшились. Не до такой степени, конечно, как в учебниках по географии за шестой класс, где олень жует метровый кустарник. Видимость из-за бурана была не больше 6 метров, но и ее хватало, чтобы убедиться, что тебя больше не обступают со всех сторон вековые сосны, свешивающие тяжелые от снега ветви вниз к тропе, как это было большую часть пути.

В горной тундре деревья встречались гораздо реже, и казалось, что мы вышли на какую-то опушку.Как выяснилось потом, мы приближались к вершине, но из-за метели это было абсолютно незаметно, и если бы впереди на расстоянии вытянутой руки не маячила спина соседа по колонне, можно было бы запросто потеряться. До метеостанции, к счастью, мы добрались все в целости и сохранности, разом выпили пятилитровую канистру воды, заботливо предложенную хозяевами – в такой глуши, оказывается, еще живут люди, хотя сама станция уже не действует. Вместо великолепного вида, который в ясную погоду открывается с горы, фотографироваться пришлось, как мы шутили, на фоне белой стены. Больше там делать было нечего, и мы стали спускаться. Надо заметить, это было веселее, чем подниматься. Часть пути мы со свистом проехали – кто на ледянках, заблаговременно захваченных с собой, кто на хобе (так называют «подпопник» – прямоугольный кусок пенки на ремне), а кто на попе.

Навстречу поднимались другие туристы. Надо сказать, что таежный турист – зверь особенный. При встрече с представителями своего вида он улыбается и обязательно здоровается с каждым встречным, даже если встречает группу из 25 человек, как в нашем случае. Со временем мы привыкли приветствовать каждого. Но поначалу это казалось немного «диковатым» на контрасте с так называемой цивилизацией, из которой мы приехали. Сразу вспоминались угрюмые лица саратовцев, которые уткнувшись носом в землю, спешат куда-то по своим делам.

Когда мы хором прощались с Таганаем на выходе из тайги, наткнулись на группу местных жителей – они отошли от входа в национальный парк всего метров сто, остановились у деревянной беседки, очень похожей на те, что стоят на Кумысной поляне рядом с лагерем «Березка». «Смотрите, туристы 80 уровня, настолько крутые, что им даже в тайгу заходить не надо», – улыбнулся наш провожатый. Все захохотали. Впрочем, даже эти туристы, как было видно, соблюдали негласное правило Таганая – мусор свой уноси с собой.

Интересно, а какого же уровня наши саратовские «туристы», которые летом отдыхают в лесу на Кумысной поляне или в беседках у «Березки»? – подумал я. – И после которых на земле остаются горы пластиковых бутылок и полиэтиленовых пакетов, несмотря на то, что в двадцати шагах стоят мусорные контейнеры?

Фоторассказ о Таганае.

Оцените новость
1
Новости партнеров
6 (420)
от 21
февраля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Под вой сирен-2
Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «...так золотуха».
«Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы...»
Безопасно ли в Саратове переходить через железнодорожные пути?
1
«Пирог» для афганцев. Со скандалом
Санаторий для реабилитации инвалиды локальных войн теперь будут выбирать самостоятельно.
Хоть где-то мы в «лидерах»
Саратовская область вошла в первую треть регионов по социально-экономической напряженности в трудовой сфере.
Спорные фигуры
Депутаты Саратовской городской думы собрались на общее заседание в 13-й раз.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью