Град обреченный

15.05.2014, 08:14
Комментарии:13
Просмотры: 2670
Александр Никишин,
ведущий эфира телеслужбы «Открытый канал»

Россия всегда была сильна своей глубинкой. Маленькие города и поселки до сих пор хранят в себе вековую мудрость и терпеливость многонационального народа. В провинции появлялись и появляются по сей день настоящие гении-самородки, которые раз в несколько десятилетий переворачивают мировую историю или делают революционные шаги в техническом прогрессе всего населения нашей планеты.

Сотни и тысячи провинциальных поселений раскинулись на просторах российской Евразии. Сто двадцать миллионов человек, разбившись на небольшие группы, коротают свой век вдали от столичной роскоши и блеска. Сохраняя память предков, живут эти люди в полной гармонии с природой. Одни ни разу не видели метрополитен, другие не подозревают о существовании асфальта, у третьих – легенды приехавших погостить родственников про водопровод и канализацию вызывают лишь скептическое ворчание: «Да хватит врать-то!». Сложно представить, но по сей день, повинуясь наказам старейшин, многие относятся к интернету как к бесовской выдумке и боятся компьютера больше, чем кошки пылесоса.

Монотонная и размеренная жизнь с перерывами на праздничные даты сотни лет сохраняла в людях внутреннюю гармонию. Семейная жизнь, ссоры с соседями для развлечения, редкие встречи с друзьями – надоевшая, но приятная рутина. Иногда приходилось идти на поклон к барину, который, как говорят, видел царя и даже за руку его трогал. Приходили, кланялись, просили... Иногда получали что-то, чаще уходили ни с чем. Ну так оно и правильно, некогда большому человеку со всякой мелкотой говорить. «Не для того он туды посажен!» – говорили люди. И лишь иногда, на кухне, возмущались: «Ну а чо? Мог бы хоть пять минут поговорить-то?».

Что тут сказать? Идиллия! Но внезапно все изменилось! Пришла беда в глубь России-матушки! Под угрозой полного уничтожения оказался город Воронеж!

Началась эта история с того, что графьев и помещиков перестали в заокеанскую страну пущать. Говорили, что покрывают они убийц, воров и прочих лиходеев. Тогда собралась Дума боярская и решила: «Запретим мы им сирот наших на воспитание брать! А то вырастут в басурманской стране, корни свои забудут, да еще, не дай бог, в люди большие выбьются. Как тогда народу объяснять, почему там челяди слово вякать можно?». Ну, подумал народ, поспорил немного и успокоился. Все-таки власти о народе думать должны, а не наоборот. Да и забыли про этот случай.

Потом бояре обложили десятиной почтальонов заграничных. «Своя почта есть! Не положено вам к качеству привыкать», – сказали. Своя-то есть, вот только медленная очень. На прошлой неделе баба Клава письмо от прадеда получила: «Дорогая моя жена. Мы только что расстреляли царскую семью. Спорим, кто новым начальником будет. Хорошо бы Керенский. А то судачат, что Ульянов собрался на трон лезть. Не нравится нам этот человек, не достоин он трона. Да что там трона, не достоин он, чтобы его после смерти в земле хоронили! Так бы и лежал, будь наша воля, непогребенный!». Пошушукался народ по кухням, да и успокоился. Столько лет жили со старыми почтальонами и еще столько же проживем.

Чуть времени прошло, опять бояре собрались! «Запретим вам трусы кружевные носить. Веками в обвязках вокруг ног ходили и еще походите». Возмутились бабы русские! В полтора раза громче на кухнях шептаться стали. Потом, правда, и тут выход нашли. Достали из чуланов рейтузы, в которых их праматери на балы к гусарам ходили. И тепло, и утягивает, где нужно. И так проживем – подумали.

Только бабы успокоились, как мужики вопить начали. Мало того что запретили пить и курить на завалинке («общественное место» – говорят), так и закусь запрещают. Как наш барин с чужим поругаются, так сразу что-то запретят. То шпроты прибалтийские, то мясо европейское. Дошли до того, что начали шоколад запрещать. Хотели было мужики к сельсовету пойти и матюками покрыть бояр зажравшихся, да оказалось, что запретили около сельсовета больше двух собираться без предупреждения. Пошли мужики, челобитную написали: «Завтра придем! Все вам, сволочам, выскажем!» Приходят наутро, а бояре все из города уехали, а вокруг сельсовета полицаи в сварочных масках стоят. Потолкались мужики, повозмущались, да и разошлись, как всегда.

Живут с тех пор люди в беспокойстве. Кто же знает, что завтра властители удумают? Может, есть запретят или в туалет ходить? А может, и мужу с женой в одной постели спать? Вчера вон решили запретить электрическими картами пользоваться. Карты эти заморские, не наши, не пропитались они русскими слезами, кровью и другими жидкостями. Сидит какой-нибудь буржуй-басурманин и смотрит, куда русские люди на рыбалку ездят. Лучше нашими картами пользоваться, и неважно, что неточные они, наплевать, что могут в топь болотную затянуть. Зато свои, родненькие. Боярин, который это сказал, уважение внушает. Видно по нему, что солидный он, упитанный. И никакая топь ему не страшна – щеками за берег ухватится.

Зреет недовольство в людях, но больше всего страх нападает. А что будет, когда запрещать будет нечего? Подумали люди и решили – Воронеж бомбить будут! И так часто повторять это начали, что поверили все без исключения. Говорят, воронежцы не выдержали постоянного ожидания смерти и покончили жизнь саморазбомблением. Но это для людей еще хуже, теперь уже и не знаешь, кому власти жить запретят. Раньше хоть квартиры продавали и в соседние губернии переселялись, а теперь вся Россия как минное поле.

Написал это текст и решил позвонить приятелю в обреченный город. «Знаем мы эту шутку, уже года два знаем. Сначала смеялись, а теперь что-то не весело совсем». И рассказал он мне, как жители свой город называть стали. Карфаген! В том смысле, что «должен быть разрушен». Тогда, может быть, другая жизнь начнется...

Оцените новость
3
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью