Неизбежность победы

15.04.2014, 13:59
Комментарии:7
Просмотры: 2158
Елена Санникова,
правозащитник (Москва)

Москвичи, приунывшие в связи с событиями в Крыму, в середине марта немного воспрянули духом. Вышли на гражданскую акцию – и увидели, что они не одиноки. Что их много – тех, кто не разделяет имперских амбиций своих сограждан. Кто против позорного крымского аншлюса, против войны с Украиной и против лжи. Кто понимает, что «наши танки на чужой земле» – это бедствие для отечества. Тем более что Украина и не чужая земля. Но нарушение ее границ, агрессивная клевета на нее, на ее протест и Майдан делают эту близкую нам страну чужой, потерянной нами...

Нелегко сохранять оптимизм тому, кто понимает и чувствует это с тревогой, когда вокруг – равнодушное большинство. Или фанатичные «умники», взвинченные пропагандой, которая льется с телеэкранов с такой риторикой и в таком режиме, будто уже полыхает война.

Однако все-таки не те сейчас времена, когда люди, чувствующие правду и вдумчиво переживающие происходящее, либо ютятся на кухнях, либо сидят за решеткой.

Когда в Крым входили вооруженные части без опознавательных знаков, тут же поименованные «зелеными человечками», около тысячи москвичей вышли в знак протеста к Министерству обороны – и вскоре оказались в битком набитых автозаках. Тех, кого не забрали 2 марта у Министерства обороны на улице Знаменке, задерживали час спустя на Манежной площади. Брали всех подряд просто за то, что вышли – неважно, с плакатом или без, выкрикивал что-то человек, беседовал или просто стоял молча. По сути – народный сход разогнали, а не митинг. Но обвинения фабриковали по 20.2 и 19.3 КоАП. Многим в тот день пришлось провести ночь в отделениях полиции, многие получили ощутимые штрафы. То же повторилось вечером 4 марта.

Над организаторами шествия 15 марта люди уже посмеивались: зачем, мол, идти в префектуру, ведь настоящий протест не должен быть согласованным, иначе какой же это протест? Опыт пребывания в автозаках, задор борьбы, радость знакомства с единомышленниками в отделениях полиции все-таки взбодрили людей. В свете Майдана согласование шествия и митинга, проведение их в милицейском загоне смотрелось уже легким абсурдом.

Однако же вышли на согласованную с префектурой акцию – и увидели, что и в этом есть смысл. Хотя бы ради того, чтобы увидеть, сколько нас. Когда голова колонны демонстрантов подходила к проспекту Сахарова, хвост ее еще не покинул места сбора на Пушкинской площади – а это все-таки около двух километров. Поговаривали, что мало людей придет, а вышло больше пятидесяти тысяч.

Люди несли украинские флаги, желтые и синие шары, миролюбивые плакаты. Улыбались друг другу. А в Киевской Раде сообщение о московском шествии за мир с Украиной приветствовали вставанием. Не удивительно, что агрессивные пропагандисты оклеветали шествие с телеэкранов, а кто-то и высказывался насчет того, что всех нас, желающих мира, нужно убивать.

У тех, кто одержим воинственной имперской истерией, душа всегда нездорова, ищет врага, а призыв к миру ей ненавистен. Но когда граждане выходят против покушения своего государства на территорию соседа, тогда и на мир надежда остается, и на отрезвление общества от дурной экзальтации «победителя».

Вдали от Москвы людям пришлось труднее. Тут и апатии населения больше, и возможности оповещения меньше.

Мне отрадно было увидеть в Сети сообщение о пикете в Саратове у памятника Николаю Вавилову 15 марта, узнать знакомые лица на фотографиях. Я оценила поступок участников пикета. Ведь место многолюдное, мимо идут сограждане, насмотревшиеся телепередач, наэлектризованные профессионально состряпанной пропагандой. Некоторые прохожие останавливаются, реагируют агрессивно. В такой обстановке недолго поддаться чувству безнадежности, ощущению бесполезности протеста. И этот пикет – более яркий гражданский поступок в сравнении с многолюдной московской демонстрацией. Это уже – подвижничество.

И в других городах подвижники нашлись – те единицы, что решились выразить свою позицию и свои чувства вопреки агрессивной официальной пропаганде – и тем спасли честь своих городов.

Именно так. Ведь это бесчестье – репутация страны-захватчика. И, к счастью, не те сейчас времена, когда вооруженный захват куска соседнего государства не считался позором. Аргументы, будто когда-то эта земля была «наша», только утяжеляют позор, и сами собой напрашиваются уже не раз прозвучавшие аналогии.

Киевский протест начался с искреннего народного возмущения жестокостью, с какой власть разогнала мирный студенческий митинг. Власть не поняла, что когда пробуждается народ, к нему нельзя не прислушиваться.

Наблюдавшие за прямыми трансляциями с Майдана (не говоря уж о тех, кто там побывал) могли увидеть, как неотъемлемы друг от друга внутренняя свобода и возрождение нации, стойкая уравновешенность гражданского протеста и становление национальной культуры, становление духовности в изначальном смысле этого слегка затасканного слова.

Россияне не увидели по телевизору, как пел Майдан, как он молился, каким теплом братского единения связывал он людей из разных социальных слоев, разных возрастов и профессий, различных наций. Победа Майдана была неизбежна, хоть и бесконечно горькой ценой она обошлась украинцам.

Невыносимо грустно сознавать, что главным врагом украинской независимости и свободы стала сегодня наша страна. Трудно поверить, что мы оказались в двух шагах от войны, последствия которой страшно себе представить. И очень тревожат сегодняшние события на востоке Украины.

Но украинцы видели, что в России есть люди, готовые не только сопереживать, но и выйти за мир с Украиной, открыто выступить в поддержку ее независимости и свободы.

И в этом все-таки – надежда вопреки окружающей нас безнадежности.

Оцените новость
2
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью