Слуга Дракона

13.03.2014, 17:08
Комментарии:0
Просмотры: 1997
Елена Иванова,
главный редактор ИА «Свободные новости. FreeNews-Volga»

Это был очередной – уже обыденный – день массового психоза. Когда ищут «врагов народа» и клеймят «либеральную хунту». Когда в соцсетях приходят приглашения вступить в группы «гражданского сопротивления» «западному злу» и «неонацистской своре, бесчинствующей на Украине и готовящей поход на Москву».

День как день. «Это гриппом сейчас болеют поодиночке, Лена, а с ума сходят массово», – так охарактеризовала нашу действительность моя коллега. Жириновский предложил отменить букву «Ы», а общество обсуждало письмо деятелей культуры «в поддержку позиции президента по Украине и Крыму». Число деятелей увеличивалось, несмотря на то, что некоторые из них признавались, что никакого письма не подписывали. А иные на личных страницах в соцсетях даже начали высказывать обратную позицию.

Общество активно дискутировало и давало оценки. Одни писали, что надо обладать нечеловеческим мужеством, чтобы поддержать президента в столь трудном решении, другие называли подписантов профнепригодными соглашателями, привыкшими «лизать» власть.

А потом актриса Зоя Юдина со словами «не хочешь – не ставь» прислала блог «Да, я согласна с вами!». Я поставила. Зоин посыл был, в общем-то, прост: «И я скажу им – да, я согласна с вами. И вот почему. Эти люди руководят огромными коллективами – оркестрами, театрами, музеями и т.д. Огромное количество работников, их семей, их детей... Мысль понятна, я думаю. И не стоит говорить, что потерять все по воле нескольких чиновников сейчас так же легко, как плюнуть в лужу»... То есть смысл в том, что их, деятелей культуры, шантажируют, и они эти условия шантажа принимают. Оправданий можно придумать массу – вот творческие коллективы за спиной.

А я вспоминала брата-срочника еще одной моей коллеги. Восемнадцатилетнего пацана, которого в выходные везли с Тоцкого полигона в сторону Ростова. Через Саратов. Его мать собрала сумку с едой (килограммов десять) и помчалась на вокзал. Обнять и накормить сына и его товарищей. Она, эта мать, не является руководителем огромного коллектива, за ней не стоят десятки или сотни людей. Но у нее есть сын, которого везут в сторону Украины – то ли попугать, то ли повоевать (она не знает). Но мне почему-то кажется, что этот сын и его жизнь – тоже чего-то стоят. И, может быть, не меньше, чем судьба всех этих творческих коллективов.

Еще я вспоминала другие – и тоже вполне обыденные – истории выборов. Когда, с одной стороны, учителя, их фальсифицирующие, с другой – например, студенты, вчерашние школьники.

Вспомнила, как в одном из уважаемых лицеев Саратова педагоги до шести утра пытались сломать девчонок-студенток, требуя, чтобы те разрешили им накинуть десять процентов в пользу партии власти. Педагоги, кстати, были вполне откровенны. Объясняли, что у них приказ и он, как на войне, не обсуждается. Девчонки сопротивлялись, а потом услышали полный «сюр» (во всяком случае, тогда это выглядело так): «Вы хотите, чтобы на улицу вышли танки? На одной городской улице уже сожгли машину с честно подсчитанными голосами. Потому что ЕР честные подсчеты не нужны». И добавили: «Если отдадим бюллетени как есть, их тоже сожгут. Или утопят». И снова обыденная практика, правда?

В общем, уважаемые педагоги грозили девчонкам отчислением, ФСБ и прочими уважаемыми органами. А те вели себя как партизаны в тылу врага. «Пусть жгут», – ответили. И тогда директор и завуч начали умолять и объяснять, что их заставляют, что если они этого не сделают, их уволят с работы, а за ними – семьи и коллективы.

Девчонки растерялись: «Почему вы тогда все молчите? Почему делаете то, что вас заставляют?» – «Я не буду с тобой говорить об этом в четыре утра, -– пришла в себя директор. – Я хочу подумать о чем-нибудь другом».

Понятное дело, думать (а тем более сопротивляться) гораздо сложнее, чем найти оправдание собственной слабости или подлости.

Утром следующего дня я написала об этом случае в соцсетях. Имена девчонок не называла. С незнакомого (и почти сразу удаленного) аккаунта пришел комментарий в том смысле, а почему же я, правдолюбка, не назвала фамилии тех людей, кто заставил педагогов так себя вести. Аноним также написал, что жалеет учителей, у которых не было выбора. И поинтересовался, почему я не указала фамилий девчонок, уж не переживаю ли я, что у них могут быть проблемы в вузах? И тут же выложил их полные данные в сеть. Стало понятно, кто этот аноним, и в каком лицее он работает.

Почему я так подробно вспоминаю эту историю? Просто чтобы напомнить, что одна подлость ведет за собой следующую. А еще чтобы ответить Зое: если завтра культурных деятелей из числа подписантов попросят подмахнуть письмо против кого-нибудь из тех, кто сегодня «стоит у них за спиной» (ну мало ли, вдруг творческий сотрудник что экстремистское скажет в публичной сфере или гомосексуалистом окажется слишком явным), то, скорее всего, этот деятель и такую бумажку подмахнет. За спиной-то много еще народа остается.

На тех выборах я часто вспоминала диалог из «Дракона» Евгения Шварца между Ланцелотом, убившим дракона, и бывшим другом рыцаря – Бургомистром, который стал слугой Дракона. «Лично я ни в чём не виноват. Меня так учили». – «Всех учили. Но почему именно ты оказался лучшим учеником, скотина ты этакая?»

P.S. Вчера же ближе к вечеру стало известно, что принято решение уничтожить «Ленту.ру». Состояние от этой новости было такое, как если бы умер человек. А сегодня редакция «Ленты» выстроилась в очередь писать заявления об увольнении вслед за уволенным главредом Галиной Тимченко. И, несмотря на никуда не ушедшее ощущение нехороших времен, присутствует еще одно ярко выраженное ощущение: это когда ты испытываешь гордость за людей своей профессии, а соответственно, и за профессию. И оно сильнее, чем чувство гадливости от «коллективных киселевых».

Оцените новость
3
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью