Послевкусие памятной даты в преддверии всенародного мужского праздника

19.02.2014, 08:25
Комментарии:0
Просмотры: 1521
Александр Глущенко,
директор ИА «Свободные новости»

15 февраля случилась памятная дата – 25 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Отмечалась она довольно широко. Торжественные собрания, возложения цветов к памятникам и обелискам. Марши почетных караулов. Встречи ветеранов с федеральными и региональными чиновниками, студентами и школьниками. Концерты, банкеты и фуршеты. В телевизоре фильмы о мужестве воинов-интернационалистов. Газетные полосы с воспоминаниями героев той войны. Благотворительные марафоны на радио. Все прилично, все в духе уважения и сострадания. Картина умиления и единения.

На днях поздравлял знакомых «афганцев». В телефонном разговоре всегда идет обмен информацией о самочувствии, семье, детях, решаемых и нерешаемых проблемах, о настроении. Учитывая то, что большинство из героических знакомых значительно старше меня (в основном это мои бывшие преподаватели и командиры – их нынешний возраст от шестидесяти до семидесяти), проблем у них немало. В основном со здоровьем. Но как люди сильные духом и имеющие боевую закалку, они на жизнь не жалуются, стараются держаться бодро, шутить, приглашают в гости, поругивают нечищеные ото льда улицы и скудное меню по телевизору. Кто-то еще трудится. Богатые умом и сердцем мужики. Именно «мужики», в самом лучшем смысле этого слова.

При личном общении все эти седые и лысые полковники выражают уверенность в одном: Афганистан для нашей страны – страшная и маразматическая авантюра. Это преступление. Каждый из них спрашивает: зачем? Эти специалисты по применению разведки, спецназа, артиллерии, армейской авиации, танков и саперных подразделений уже четверть века ищут ответ на этот вопрос и не могут найти. Но у военного судьба одна – выполнять приказ.

Накануне памятной даты наткнулся на интервью с одним из винтиков «взбесившегося принтера» Францем Клинцевичем. Фигура известная, раскрученная. Он возглавляет Российский союз ветеранов Афганистана. Выдвигает этот господин от имени своей организации интересную инициативу: пересмотреть негативную политическую оценку ввода советских войск в Афганистан, данную в 1989 году Съездом народных депутатов СССР. Ему обидно, что «политически и юридически несостоятельная оценка афганской войны как провальной авантюры» не пересмотрена до сегодняшнего дня. В его понимании развязанная в отношении соседнего государства агрессия дело благое. Миллион уничтоженных афганцев, двадцать тысяч погибших и полсотни тысяч раненых и искалеченных советских солдат и офицеров, разразившийся из-за войны кризис в советской экономике – все это было необходимо и крайне полезно. Зачем ему это?

Анализируем. Оказывается, Клинцевич в тренде. Он действует в полном соответствии с генеральной линией своей партии. Догадайтесь, какой партии! Правильно, той самой, которую в народе часто называют «партией жуликов и воров». Той, которая ныне готовит единый учебник истории, в котором пытаются сделать кровавого диктатора успешным менеджером.

Еще хотят запретить критиковать советско-германские военно-политические решения, предшествовавшие Второй мировой войне. Партии, которая защищает права верующих в догмы в ущерб правам верующих в науку. Партии, которая, по моему мнению, спокойно, методично, постоянно и весьма целенаправленно разрушает конституционные нормы.

Отвлечемся от Клинцевича. Он не сильно достоин всеобщего внимания – так, винтик «принтера». Займемся ретроспективой и немного посчитаем время, возраст ветеранов, казенные деньги и остатки национальной совести.

Активное предоставление льгот (пенсионных, медицинских, квартирных и т.п.) ветеранам Второй мировой началось в середине восьмидесятых. Систематизированы они были в нынешнем Федеральном законе «О ветеранах» в 1995 году. Закон в целом правильный.

Теперь факты и цифры. В 1985 году самому молодому выжившему ветерану войны было 58 лет. Последний военный призыв – рожденные в 1927 году.

Теперь вопрос: а почему герои Афганистана, достигшие пенсионного возраста не приравнены в правах к ветеранам Великой Отечественной войны? Не та война? Не мы их посылали? Так они были в более сложных условиях, чем герои сороковых. В сороковые вся страна была военным лагерем. А в восьмидесятые сверстники проливавших кровь «афганцев» клубились с девочками в ночных барах и на черноморских пляжах и смеялись над неудачниками, загремевшими на войну.

Еще один вопрос: а для верного сына Отечества, призванного районным военкоматом и выполняющего боевой приказ (читай – волю родины и народа) есть разница в том, где он потерял ногу или руку, под Кенигсбергом или под Гератом, под Гудермесом или под Ачхой-Мартаном?

Вернемся к Клинцевичу. Его замысел ясен. Он начинает кампанию за признание афганской войны справедливой и оправданной. Это чтобы реальные ветераны в очередной раз прослезились и возгордились – морально приподнялись. Исключительно морально. Ничего материального. Он молчит о правах и льготах ветеранов. А ведь тех, кому из них уже более шестидесяти лет, – десятки тысяч. А сколько инвалидов? Так почему он не ставит вопрос о распространении на «афганцев» фронтовых льгот? Потому что петь патриотические песни легче, чем выбивать реальные деньги на пенсии, пособия, машины и квартиры. Гораздо удобнее дуть в дудки, стучать в барабаны, размахивать флагами и произносить пафосные речи на фоне депутатской зарплаты в четыреста тысяч рублей при собесовской подачке «афганцам» в две тысячи.

Может, денег нет? Вопрос неверный. На Олимпиаду и саммиты на островах есть. На ветеранов нет. А это хамство.

Близится День защитника Отечества. И вновь мы услышим сладкие речи и громкие тосты. Будут играть оркестры и проплывать перед строем боевые знамена. Но военные пенсионеры будут сидеть в президиумах тожественных собраний и про себя с горечью рассуждать о ханжестве и двуличии власти. А все потому, что государство неизвестно по какому принципу наполовину урезало им заслуженную пенсию. Причем урезало тем строевым служакам, которые сменили по десятку гарнизонов и водили в бой подчиненных, получали ранения и контузии и плохо знали, что такое выходные и отпуска. А вот военным следователям, судьям и прокурорам пенсия выплачивается в полном объеме. Вы видели прокурора, ведущего солдат в атаку? Я за десять лет войны не видел ни разу.

Пойдем в наш многострадально-депрессивный регион. Где вы, героические общественники и депутаты? Есть у нас Областной совет ветеранов с уважаемым фронтовиком Фроловым во главе, есть подобные советы в каждом муниципальном районе, есть организация «Боевое братство», есть ветеранские организации при региональных главках каждого силового ведомства (Минобороны, МВД, ФСБ, МЧС), есть депутаты городской думы, которые не один год были связаны с военной службой – Герой России Янклович и подполковник Ванцов. Где ваши голоса? Где законодательные инициативы? Где статьи в прессе? Где массовые акции протеста? Алле!!!

Не докричишься. А все потому, что все вышеперечисленные персонажи назначены и «избраны» все той же партией, которая пишет новый учебник истории и пытается оправдать афганскую войну. Если кто-то из этой публики начнет задавать неудобные вопросы, его просто отгонят от кормушки.

Господа депутаты и общественники, а может, все-таки вместе предъявим за ветеранов? Я приглашаю начать борьбу за их законные права. Звоните, пишите, приходите, приглашайте. Будем рады.

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью