Три добрые феи в голубом

10.12.2013, 12:05
Комментарии:0
Просмотры: 2756
Анна Мухина,
журналист «Газеты недели в Саратове»

Я считаю, мне очень везет с врачами. Может, потому что я их искренне люблю, а Вселенная платит мне тем же и присылает мне только хороших? С тех пор, как в моей жизни появились дети, концентрация людей в белых халатах вокруг сильно возросла. Но сейчас не о врачах вообще, а о бригадах скорой помощи в частности. Просто потому, что совсем недавно пришлось вызвать экстренную службу к младшей девочке, которой три с половиной месяца. Вселенная в очередной раз не подвела.

Три добрые феи в голубом

Мои отношения со «скорой» начались не так давно. Помню, в первый раз вызвать врачей меня уговорила провизор одной из аптек, где я трясущимися руками покупала лекарства от боли в горле и от насморка для пятилетней Танюхи (сейчас ей восемь). Высоченная температура, заложенный нос, красное горло – все в один момент и под выходные. Тогда «скоровики» были «платные», но зато они прислали ЛОР-врача, которая на месте поставила диагноз, назначила лечение, и все это за 2,5 тысячи рублей. Но главное, она не увидела смысла в госпитализации ребенка.

Потом был опыт вызова городской «скорой», когда старшую увозили в больницу с подозрением и на аппендицит, и на отравление, и на инфекцию. Всегда приезжала машина с фельдшером, который в неясной ситуации предпочитал показать болящую дочь мою специалистам. В общем, я думала, что врачи на «скорых» бывают только за денежку. Оказалось, вовсе даже нет.

На днях, как я уже выше написала, потребовалось вызвать «скорую» к маленькой – ей на тот момент было всего 3,5 месяца. Я, ожидая привычного сценария: фельдшер – сборы – больница – диагноз – домой, удивилась, увидев паркующийся в нашем дворе желтенький реанимобиль с красной полосой – «детская реанимация». И выходящих из него сразу трех (!) фей в голубом. Форма у них такая – голубая, со светоотражателями. Оказалось, что это врач-неонатолог (специалист по новорожденным малышатам) и две медсестры-анестезистки.

Три добрые феи в голубом

Пока они осматривали мою малышку (не паникуйте, все в порядке) и назначали лечение, во мне, уже успокоившейся окончательно, проснулось любопытство – какие они, люди из «скорой»? Правда, знакомство получилось «на бегу», поскольку работа в экстренной службе помощи требует скорости. Но кое-что мне выяснить удалось.

Приехавшие к моей дочери добрые феи – это доктор-неонатолог Наталья Владимировна Моисеенко, тезка моей крошки, и медсестры Ирина Бурцева и Светлана Самоварова. В этом составе бригада работает уже десять лет, а вообще Ирина Николаевна и Наталья Владимировна трудятся бок о бок в бригаде «скорой» уже все двадцать. Если прикинуть, то с 1993 года они спасают малышей. 20 лет: история новой России от путча до Путина (версия 2.0). «Черный» Белый дом, свобода, хроническое безденежье, локальные войны, начало эпохи «стабильности», «тучные годы», кризис, политический протест. И сквозь историю летит желтенький реанимобиль с феями на борту. Малышам ведь все равно, что там за история творится – они периодически болеют или оказываются на грани жизни и смерти. И когда им требовалась помощь, она к ним приходила.

Наталья Владимировна работает неонатологом с 1982 года (я столько на свете живу, между прочим), Ирина Николаевна служит в скорой помощи 26 лет.

Бригада добрых фей перевозит из роддома в больницу недоношенных деток и деток с осложнениями. Они приезжают, когда мама не успела уехать в роддом, и ребенок появился дома или по дороге в больницу. Температурящие груднички, малыши, проглотившие детали конструктора, детки, у которых вдруг начались судороги. Да мало ли что случается – дети падают с кроватей, выпадают из колясок, могут нахлебаться воды во время купания.

– Бывает, чувствуешь себя и пожарным, и военным, – говорит Наталья Владимировна. – Конечно, работа нелегкая, и иногда так устаешь, что и бросила бы все, но как бросить, когда так ее любишь?

Три добрые феи в голубом

Когда спрашиваю, что изменилось за целых двадцать лет в работе, феи отвечают, что, в общем-то, немногое – дети болеют так же часто, адресов много, на дежурстве чаёв не погоняешь. Только люди раньше, кажется, добрее были.

Они не расшифровывают эту фразу, но мне кажется, я понимаю, о чем идет речь. Медицину сделали просто услугой, что сильно сказалось на общем отношении пациентов к врачам. Ведь им, этим чудесным феям, с чем только не приходится сталкиваться в процессе работы: обитатели городских квартир и жители частного сектора бывают весьма опасными субъектами. Да и на улицах такого можно натерпеться – когда не пропускают в пробке (а такие поступки лично я считаю просто за гранью добра и зла) – это еще не самое страшное. Давно ли машины «скорой» закидывали камнями «ради смеха»?

А они едут. Все равно едут. Несмотря ни на что – едут к самым маленьким детям, которым так нужна помощь этих добрых фей.

Вы, когда видите желтый микроавтобус с надписью «Детская реанимация» (да и вообще, любую машину скорой помощи, или «пожарку», или МЧС), уступите дорогу. Может быть, вы поможете спасти чью-то жизнь.

Оцените новость
0
Новости партнеров
6 (420)
от 21
февраля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Под вой сирен-2
Есть такая грубоватая поговорка, всю ее мы приводить не будем, только вторую часть. Поговорка эта тем более к месту, что речь опять пойдет о медицине, вернее, о саратовской «Скорой помощи». Так вот, вторая часть нашей поговорки: «...так золотуха».
«Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы...»
Безопасно ли в Саратове переходить через железнодорожные пути?
1
«Пирог» для афганцев. Со скандалом
Санаторий для реабилитации инвалиды локальных войн теперь будут выбирать самостоятельно.
Хоть где-то мы в «лидерах»
Саратовская область вошла в первую треть регионов по социально-экономической напряженности в трудовой сфере.
Спорные фигуры
Депутаты Саратовской городской думы собрались на общее заседание в 13-й раз.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Победительница проекта «Большая опера» Ксения Нестеренко о хейтерах в интернете
Полная версия интервью