Работает система!

05.12.2013, 08:37
Комментарии:0
Просмотры: 1607
Олег Полюнов,
экс-священник

На днях позвонил приятель и, проглатывая от волнения целые слова, пытался объяснить, в какую тяжелую ситуацию попал. Остановив его речитатив и успокоив, мне удалось понять, в чем собственно дело. Оказалось, что мой любезный друг собирается стать крестным отцом у своего новорожденного племянника, а в храме, где должно состояться крещение, участникам сего таинства были поставлены условия, исполнить которые им показалось невозможным. Как я понял, мой невоцерковленный друг испугался требования «вычитывания» молитвенных церковных правил, канонов, исповеди и причастия.

Хочу оставить в стороне православную составляющую мировоззрения моего приятеля и поделиться с вами вот какими мыслями. Когда дурака заставляют молиться Богу, он, как известно, наносит себе всевозможные увечья – расшибает лоб как минимум. Хорошо известно и другое – когда такой дурак сам становится инициатором воцерковления окружающих, лбы расшибают окружающим.

Наставление в вере нового члена общины, собирающегося принять крещение, называется катехизацией. На заре своего существования, когда церковь была внутренне свободной, добровольной, книг не сжигала, к оружию не призывала и театральные спектакли не срывала, процесс катехизации длился целый год. Такой стажер жил общинной жизнью, принимал участие в богослужении и познавал богословские премудрости, а на Пасху торжественно исповедовался и крестился. Крестных родителей (по-церковному – восприемников) у него не было. Точнее, эта роль возлагалась на неких свидетелей, которые привели этого стажера в общину и гарантировали его искренность и честность. Для того времени очень практичное действие, вызванное борьбой за выживание общины, ибо по всей империи рыскали ищейки и шпионы, и попадание в церковь такого «засланного казачка» могло обернуться реальной гибелью всех.

Но время шло, христианство стало государственной религией, и церковь, в очередной раз изменив свое вероучение в угоду ситуации, начинает практиковать массовое крещение младенцев. Теперь роль крестных стали исполнять люди, гарантирующие общине, что из новокрещаемого вырастет со временем настоящий православный христианин. Катехизация отмерла за ненадобностью: взрослых крестилось все меньше, а крестные уже считались катехизированными.

В 90-е годы в России, по окончании периода тотального атеизма, двери немногочисленных храмов оказались распахнуты для всех – крестились взрослые и дети, и зачастую не по первому разу. Казалось бы, самое время для катехизации. Ан нет... Время первоначального накопления капитала. Зачем же ставить искусственные препятствия в такой ответственный момент? Танцуют все!

А вот сейчас, когда статистическое православное большинство нуждается в абсолютном социальном и информационном комфорте, можно и в катехизацию поиграть.

Я не поленился и, зайдя в один из храмов, поинтересовался условиями превращения обычного человека в крестного. Мне было предложено в течение двух недель посетить две беседы со священником, после чего я могу принять участие в крещении. Уточняю: «А если я не считаю нужным посещать подобные беседы?» В ответ легкое замешательство: «Как это – не считаю?» Но тут же все встает на свои места: «А-а-а... Вы, наверное, уже были крестным и прослушали эти беседы? Ну, тогда у вас должна быть справка!»

Справка...

Два года назад, когда катехизация уже вовсю бушевала в саратовских приходах, друзья предложили мне стать крестным их малышу. Упирался как мог, но пришлось сдаться и в назначенный час приехать в Свято-Алексиевский монастырь на 1-й Дачной. Я слышал про обязательные предварительные беседы, но искренне надеялся, что на меня это не распространяется. Как бы не так! До крещения меня не допустили, и мои попытки апеллировать к собственной двадцатилетней практике священнослужения ни к чему не привели: на беседах не был, справки нет!

С одной стороны, обидно, а с другой – честно. Не допустила катехизация проникновения в стройные православные ряды двух «засланных казачков» – моего страшащегося молитвенных правил приятеля и меня, еретика со стажем. Работает система!

Оцените новость
0
архив
выпусков
1
Родники и бараны. Кумысная поляна находится на грани исчезновения
Наши чиновники грезят развитием туризма. И в то же время приходит в запустение Кумысная поляна, от нее в рамках «оптимизации» отрезается гектар за гектаром. Андреевские пруды на Кумыске находятся на грани исчезновения несмотря на все усилия экологов.
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
28
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18