В ожидании чуда

27.12.2012, 09:31
Комментарии:0
Просмотры: 2256
Мария Алексашина,
шеф-редактор ИА «Свободные новости. FreeNews-Volga»

В конце года принято подводить итоги, вспоминать наиболее яркие моменты, чтобы осмыслить их и оставить в памяти самое важное – навсегда. Стала вспоминать и поняла, что больше всех политических скандалов и гражданских акций в этом году меня поразила судьба саратовского зека Василия Андреевского и его мамы Тамары, историю которых я узнала этим летом в Саратовском областном суде.

Эти люди борются с тем, что мы привыкли называть «государственной машиной» уже десять лет. От одного судебного заседания до другого.

В деле Василия Андреевского нет никакой политической или религиозной подоплеки. Обычный рядовой криминал, о котором на нашем сайте можно прочитать по две-три новости в день. Произошло убийство. После поспешного расследования обвинить в этом преступлении решили молодого человека дочери погибшей. Якобы он был последним, кто видел маму своей девушки живой. Молодого человека арестовали и три дня пытали, выбивая признательные показания. А потом осудили на 13 лет, не вняв никаким аргументам против. Например, нашлись свидетели, которые видели погибшую после того дня, когда ее якобы убил Василий. Но ни о каком пересмотре дела речи не шло, улики – якобы из-за аварии в камере хранения – уничтожены. Так в 2002 году 19-летний московский студент стал саратовским зеком.

В своих попытках доказать невиновность сына Тамара Андреевская дошла даже до Европейского суда по правам человека. Тот признал нарушения при аресте и допросах, присудил Российской Федерации выплатить Андреевскому компенсацию.

Потом были годы заключения и первая попытка выйти условно-досрочно после истечения двух третей срока. Заявление о непризнании вины и отказ. И еще две попытки и два отказа. Хотя вроде как все основания для УДО у Андреевского были: примерное поведение, добросовестная работа, поощрения от руководства исправительного учреждения и ни одного взыскания. Но на суде выясняется, что Василий недостаточно «твердо встал на пусть исправления» и работает в колонии на неоплачиваемой работе. Это и послужило поводом для отказа.

На рассмотрении кассационной жалобы по третьему отказу в условно-досрочном освобождении я и познакомилась с защитниками Василия. Его мамой Тамарой, солнечной женщиной, которая учит детей танцам. Адвокатом Михаилом Трепашкиным и правозащитницей Еленой Санниковой. Самого Василия физически на этом заседании не было. Он общался с судом через скверную видеосвязь. И его выступление тогда меня удивило. Казалось, ему и адвокаты-то не нужны. Он самостоятельно смог заявить ходатайства и даже заявил о преступлении: пока Василий находился в СИЗО, куда его перевели как свидетеля по другому делу, к нему приходили странные люди и предлагали УДО за миллион рублей. Он, конечно, отказался. Письма с предложениями подобного содержания приходили и на электронный адрес Тамары. Кассацию они выиграли, вопрос об УДО отправили обратно в суд первой инстанции. Но там снова отказали, как отказали и в переведении в колонию-поселение. Чуда не произошло.

В декабре я два раза была в областном суде на рассмотрении очередной кассационной жалобы Андреевского уже по отказу в переведении в колонию-поселение. Первый раз заседание суда длилось пять минут. Судьи связались с Василием по видеосвязи, узнали, что ему не дали ознакомиться с материалами дела и перенесли рассмотрение на неделю, прокурор не возражал. Второй раз, две недели назад, суд «затянулся». Василия этапировали в облсуд. В новом зале суда, со свежезаштукатуренными дырами, оставшимися после установки сплит-системы, практически ничего не было слышно. То ли на улице, то ли в соседнем зале кто-то что-то сверлил. Судьи не утруждали себя и не повышали голос. Прокурор отвечал скороговоркой. За услуги назначенного адвоката Василию предложили заплатить 850 рублей. Он отказался. Елену Санникову, присутствующую в зале, рассматривать в качестве защитника суд не разрешил. Тогда Василий сам попросил слова и рассказал, что на страницах дела он нашел несостыковки в датах, отсутствие печатей на листах, а также возможность добавления некоторых листов постфактум.

Суд доводы заключенного выслушал, предварительно осведомившись: «У вас что, юридическое образование?». «Не могу знать», – смутившись, ответил Василий.

За те десять лет, что он сидит в колонии строгого режима, можно было получить два высших образования. И пора бы системе уже вернуть человека к нормальной жизни. Но чуда снова не произошло: тихим хриплым голосом судьи жалобу отклонили. Сидеть Василию осталось три года и, видимо, по-прежнему на строгом режиме содержания. Чуда опять не произошло.

Незадолго до рассмотрения этой кассации мне звонила Тамара, которая за годы борьбы за права сына стала активисткой движения «Русь сидящая», и рассказала о другом случае, где непричастного к убийству осудили на 23 года.

«Дело рассматривали в Верховном суде. Я звала всех активистов, писала в Фейсбуке. Пришло очень мало людей. Ради чего тогда мы вообще выходим на площади с белыми лентами, беремся за руки на Садовом кольце, если в нужный момент не можем сплотиться и встать на защиту одного?» – спрашивала меня Тамара.

Я не знала, что ей ответить. Как не знаю, чем невиновные осужденные солистки Pussy Riot, например, отличаются от невиновного осужденного Василия. И чем акция «Белое кольцо» лучше массового похода в суд по делу незнакомого тебе, но явно обвиняемого несправедливо человека. Не лучше, наверно. И то, и другое важно. И то, и другое преследует одну цель: «Чтобы нас в нашей стране замечали». Чтобы судьи чувствовали, что они читают приговоры не для себя, а для людей. Чтобы их голоса было слышно, а речи можно было понять. Чтобы власть перестала опираться на большинство, которое сама себе и организовала. Чтобы 100 тысяч подписей хоть что-то да значили.

Я, видимо, о чем-то фантастическом сейчас пишу. О чуде каком-то. Так ведь Новый год – время, когда верить в чудо не стыдно, а принято его ждать. Надеюсь, мне не придется прожить всю жизнь в ожидании такого простого чуда…

P.S. А Василию и Тамаре Андреевским хочется пожелать: не опускать руки. Ведь они своим примером доказывают сотням людей, что за свои права можно и нужно бороться.

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью