Владимир Пугачев и его ученики

26.10.2013, 14:17
Комментарии:0
Просмотры: 3942
Елена Санникова,
правозащитник (Москва)

В Саратовском экономическом институте прошла конференция памяти профессора Владимира Владимировича Пугачева, приуроченная к его 90-летию.

Имя Владимира Пугачева хорошо известно вдумчивым историкам и литературоведам, а для тех, кому посчастливилось быть его учениками, лекции и семинары профессора-энциклопедиста стали важной частью биографии, ярким воспоминанием, а то и событием, повлиявшим на выбор пути человека.

Владимир Пугачев

Система советского тоталитаризма, в условиях которой пришлось жить и работать этому светлому и удивительному человеку, не признавала не только выразителей откровенно чуждых ей идей, но и разностороннюю образованность и независимую мысль как таковую. Не признавала гуманитарную науку, если та не становилась ограниченно-убогой, безразлично-серой, если не давала пропитать себя партийной идеологией, если стремилась не повторять внушенное и заученное, а думать и переживать продуманное.

Учитель и впоследствии близкий друг Владимира Пугачева – Юлиан Григорьевич Оксман к моменту их знакомства отбыл 10 лет заключения на Колыме по политическому обвинению (по сути – за не вписывающуюся в рамки советского соцсоревнования тщательность в подготовке академического издания Пушкина к 1937 году).

Юрий Николаевич Чумаков, филолог и выдающийся пушкинист, сверстник Владимира Пугачева, но позже него окончивший Саратовский университет, также отбыл в конце сталинской эпохи срок по политическому обвинению.

Учитель Владимира Пугачева в годы войны, филолог и литературовед Григорий Александрович Гуковский был арестован в Москве по обвинению в космополитизме и погиб в Лефортовской тюрьме в 1950 году.

Так складывались судьбы и других учителей, друзей и коллег Владимира Пугачева, подлинных интеллигентов, подвижников и энтузиастов академической мысли.

Окончив с отличием историко-филологический факультет Саратовского университета, а затем аспирантуру Ленинградского университета, рано став профессором, Владимир Пугачев в 1960-е годы преподавал в университете Нижнего Новгорода (тогда Горького).

Наиболее независимых и вдумчивых студентов как источник света притягивали лекции и семинары Владимира Пугачева. Один из лучших его учеников – Михаил Капранов – был изгнан из университета за инакомыслие, однако трудами Владимира Владимировича через несколько лет восстановлен.

Кроме свободомыслящих учеников Владимиру Пугачеву ставили в вину дружбу с Юлианом Оксманом, которого в середине 1960-х изгнали из Союза писателей (повторно, первый раз в 1936 году), проверяли, не он ли Абрам Терц (до ареста Синявского и Даниэля), проводили обыски, изымали рукописи, письма и дневники.

В 1968 году после разгрома Пражской весны начались репрессии и в Горьком, где к тому же появились листовки с осуждением вторжения советских войск в Чехословакию. Михаил Капранов и трое других учеников и выпускников Горьковского университета – Владлен Павленков, Сергей Пономарев и Владимир Жильцов – были арестованы и приговорены к долгим срокам заключения по обвинению в антисоветский агитации и пропаганде. Более 100 человек подверглись другим преследованиям, таким, как обыски, допросы, увольнения. Был изгнан из университета, а затем, после отбытия службы в армии арестован и приговорен за критику власти другой любимый ученик Владимира Пугачева – Виталий Помазов.

Для Владимира Пугачева горьковский КГБ создал такую обстановку, в которой невозможно было дальше работать и преподавать. Он вернулся в Саратов, долгое время преподавал в Саратовском университете, заведовал кафедрой, но и там завистливые советские пропагандисты создавали ему обстановку, из которой пришлось уйти. С декабря 1979 и до конца жизни Владимир Пугачев работал в Саратовском социально-экономическом университете, или, как называют его в Саратове, Экономе.

Там и прошла научно-практическая конференция «Пугачевские чтения» 23 октября, в годовщину кончины – Владимир Владимирович Пугачев ушел из жизни 23 октября 1998 года в возрасте 75 лет. Но не 15-летию этой грустной даты, а, скорее, 90-летию со дня рождения (22 июня 1923 года, Саратов) было посвящено это мероприятие, собравшее учеников и коллег Пугачева из разных концов страны.

На пленарном заседании выступил Борис Федорович Егоров, современник Владимира Пугачева, академик, ученый и писатель, член Международного Пен-клуба – несмотря на возраст и здоровье он специально приехал в Саратов из Санкт-Петербурга на Пугачевские чтения. Очень интересным было его сообщение о переписке и дружбе Владимира Пугачева с Юрием Михайловичем Лотманом. Любопытно, что темой многих писем двух ученых была этика революционеров, определение границ дозволенного у разных представителей революционного движения. Советская историография полностью исключала эту тему.

Во время войны 18-летний Владимир Пугачев не был мобилизован на фронт по причине сильной близорукости. Его учителями в университете стали выдающиеся ученые, эвакуированные в Саратов из Ленинграда. От них и узнал он о Юлиане Оксмане, находившемся тогда в местах заключения. Это знакомство и дружба состоялись позже, и, будучи ужа видным профессором, Пугачев писал Оксману о сильном влиянии на него Юлиана Григорьевича, труды которого он читал до личного с ним знакомства.

Об этом письме рассказала на пленарном заседании Людмила Ефимовна Герасимова, профессор Саратовского университета и выдающийся филолог, в докладе о друзьях, коллегах и учителях Владимира Пугачева. Свое выступление она предварила цитатой из Пушкина, которую очень ценил и часто вспоминал Владимир Пугачев: «Нет истины, где нет любви». В ее сообщении прозвучали имена Григория Гуковского, Николая Рубинштейна, Анатолия Предтеченского, Евгения Тарле, Семена Окунева и других атлантов научной мысли. Владимир Пугачев не только чтил своих учителей, составлявших самый цвет гонимой отечественной науки, но и постоянно цитировал их в лекциях и публикациях, а в пожилом возрасте писал очерки о них. Совместно с Владимиром Динесом выпустил книгу «Ученые, избравшие путь Галилея».

«Галилей – не Джордано Бруно. У российских ученых, избравших путь Галилея, было в Советском Союзе не то противостояние эпохе, что, например, у Александр Солженицына. Им приходилось проявлять гибкость вопреки тому, что она совсем не была свойственна их природе. И все это, как подчеркивал Владимир Пугачев, не для сохранения собственной жизни, а для сохранения и продления науки, которая не должна была полностью перейти в руки «иезуитов и глупцов», – сказала Людмила Герасимова.

Общение с Владимиром Пугачевым и зажигательно интересные лекции были для вдумчивых студентов подарком. Секцию «В.В. Пугачев – ученый, педагог и человек» вел на Пугачевских чтениях его ученик Виталий Помазов, историк и поэт, приехавший на конференцию из Москвы. Он подробно рассказал о знакомстве с Владимиром Владимировичем Пугачевым в Горьком в момент вступительного экзамена, об обстановке в Горьковском университете вокруг Пугачева, об искреннем отношении профессора к студентам, о том, как он приезжал к Пугачеву по его приглашению в Саратов позже, после возвращения из мест заключения. Недавно в Москве вышла книга воспоминаний Виталия Помазова, в которой Владимиру Пугачеву уделено заметное место.

Владимир Пугачев очень глубоко переживал гонения своих студентов, их аресты, годы их заключения. Следует дополнить, что в 1981 году арестовали еще одного ученика Владимира Владимировича, аспиранта Арсения Борисовича Рогинского, ныне – председателя историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал».

Одной из любимых тем исследований Владимира Пугачева была тема декабристов, Пушкина и Чаадаева. В 1960-70-е годы многие обращались к этой теме для того, чтобы в подцензурных трудах выразить то, что так остро волновало в современности. Но если Булат Окуджава, например, в своих исторических романах «из собственной судьбы выдергивал по нитке», то Владимир Владимирович Пугачев очень трепетно относился к историческому материалу, к малейшим деталям прошлого. Ему важно было не черты сегодняшних бед вносить в описание прошлого, но увидеть это прошлое объективно, в деталях, оживить его и через знакомство с удивительными людьми той эпохи и открыть через это что-то очень важное для себя и своей эпохи. Вчитываясь в труды Владимира Пугачева о Пушкине и декабристах, на первый взгляд сухо академические, читатель в какай-то момент будто переносится туда, в начало XIX века, в окружение этих людей, которые оживают вдруг – и в портретах, и во взаимоотношениях друг с другом. Мы как будто видим их живыми, беседуем с ними или прислушиваемся к их беседам и спорам. И все это – без тени художественного вымысла, с опорой только на исторические документы, письма и дневники, через полемику с другими исследователями.

Вживаясь в круг братьев Тургеневых, мы понимаем, почему именно о Николае Ивановиче Тургеневе Владимир Владимирович стремился узнать так много, видим, какое свободолюбие и какой уровень просвещенности близок Владимиру Пугачеву. При этом удивительно, что он не дает никаких оценок, не выражает своих эмоций, он сам будто уходит в тень, но воспроизведенная им действительность сама заставляет глубоко задумываться и делать выводы. 18-летний Пушкин полностью попадает под влияние политических идей Николая Тургенева, старшего друга – мы видим, как это происходит, почему идеи оды «Вольность» так сопряжены с идеями программы тайного общества «Союз благоденствия» и какое далекое отношение имеют они к той поверхностной и лживой интерпретации, которую давали нам в школе. И все это написано так убедительно, ярко и светло, что не находит возражений, для которых нужен еще более высокий уровень знаний.

О каких добрых переменах в серой окружающей действительности может быть речь без просвещенности, без глубокой и яркой мысли, без широкого объема знаний, без остроты ума и высоты духа?.. Будто сопутствует нам этот вопрос при чтении трудов Владимира Пугачева, которые так актуальны были тогда и так необходимы сегодня.

Секция, которую вел Виталий Помазов, проходила в мемориальном кабинете Владимира Пугачева, расположенном на пятом этаже Эконома. Кроме огромной библиотеки Владимира Пугачева в этом кабинете открыта экспозиция, посвященная его жизни и творчеству.

В других аудиториях прошли историческая и экономическая секции Пугачевских чтений – «Власть и общество: история взаимоотношений» (руководители – профессора Елена Демидова и Александр Николаев) и «Социально-экономическое развитие России – достижения и проблемы» под руководством профессоров Александра Рыбакова и Александра Захарова.

А на следующий день участники конференции посетили могилу Владимира Пугачева на старообрядческом кладбище. Большой деревянный крест на вершине холма, затянутого облаками октябрьского неба в холодный день, пейзаж поздней осени и фотография ученого и мыслителя в сердцевине креста произвели сильное впечатление. Возложив цветы на могилу, люди в течение 10-15 минут стояли молча. Листва на кладбищенских деревьях давно уже облетела, но почему-то куст сирени на могиле Владимира Владимировича Пугачева оставался ярко-зеленым.

Могила

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью