У честности нет категории больше/меньше

12.09.2013, 15:30
Комментарии:0
Просмотры: 1992
Роман Переверзев,
гражданский журналист

«Это были самые честные выборы», – заявит Собянин в конце одного из самых тяжелых дней для меня и многих других. В чем-то он прав. Вспоминая выборы в Сароблдуму в 2012-м или в Госдуму в декабре 2011 года, понимаешь, что есть куда стремиться. Есть только одно «но». У честности нет категории больше/меньше. Бывают выборы, проведенные по выборному законодательству РФ, и другие, проведенные с нарушением оного. А иначе никак.

Утро 8 сентября. Нет, не проснулся, я и не спал. Во-первых, волнение, во-вторых, зарядка всей возможной техники, в-третьих, изучение закона о выборах. Меня ждал удивительный район Тропарёво-Никулино, что на юго-западе столицы нашей многострадальной Родины. Обычный московский район. Красивые многоэтажки, молодые мамочки с колясками гуляют, газоны во дворах и небольшие дороги, в принципе уложенные весной, но успевшие к осени прийти если не в негодность, то в непотребный вид.

В районе, в котором нашей мобильной группе предстояло «спасать галактику», было 30 избирательных участков. В нашей мобильной группе, кроме меня, были местный муниципальный депутат (который, как и я, являлся представителем СМИ) и член ТИК с правом совещательного голоса.

8 утра. Поехали. Далее моя память смешала все события в один большой ком нарушений, переездов с участка на участок и споров с председателями УИК. Председатели… Как же они различались и одновременно были похожи. Удивляло одно: мы исправляли ошибки и нарушения председателей, чем, собственно, должны были заниматься наблюдатели.

Первым делом с утра заезжаем в ТИК. Там как-то нам сразу оказались не рады. Два не по-человечески серьезных охранника не особо стремятся нас пропускать, ссылаясь на то, что сейчас придет председатель, и только он может провести нас. Тем не менее проходим.

– Вы кто? – слышу конкретно в свой адрес. Показываю удостоверение прессы. – Вам сюда нельзя, здесь секретная информация! – Удивление. – А можно ваше удостоверение и направление на участок?

– Удостоверение висит прямо на мне. А направления у меня нет, да и не нужно оно мне, я ведь представитель средств массовой информации, как-никак.

– Во-первых, это не удостоверение, а бейджик, где ваша «корочка»?

– Вынужден вас расстроить, но Советский Союз уже распался…

– И вообще у вас нет направления на УИК!

– Мне оно и не нужно, я же не наблюдать на участок пришел, а делать свою работу. В частности, здесь. Есть такой закон, «Закон о СМИ» называется, там ругают за помехи в работе журналистов.

– Дайте телефон вашего главного редактора.

– Записывайте.

Отличное начала дня.

Далее были уникальные 12 часов. Весь день проводил ликбезы наблюдателям по их правам и председателям УИК по заполнению увеличенной формы протокола.

Самый интересный, конечно, момент, когда на одном из участков урну закрепили на стяжки и решили, что этого хватит. Призываем председателя, указываем на нарушение:

– А нам так в ТИК сказали делать!

– А почему только вам, а на остальных участках все нормально?

– Не знаю, нам так сказали! Вам что, больше всех надо? Приехали тут права качать, лучше б работали! – Вмешивается молодой мужчина, член избирательной комиссии, как он представился (правда, удостоверения так и не показал). Тем не менее урну опечатывают, увеличенную форму заполняют, а мы тем временем объясняем наблюдателям, как правильно написать жалобу в ТИК и заявление о нарушении.

И так до 19:00 почти на каждом участке, за небольшим исключением.

19:20. Заходим на участок, на котором еще не были. Не успели побывать, если сказать точно. В помещении для голосования прямо на входе висит местная районная газета. В заголовке что-то о том, что Собянин открыл в районе вообще всё, и если его выбрать, то он рай построит прямо тут, в Тропарёво. Требуем снять. Снимают и пытаются унести. Не даем, забираем. Нас фотографирует какой-то человек, почти в упор. Начинаем узнавать – он не наблюдатель. Председатель заявляет, что у него есть устное (!) разрешение на съемку председателем. «Фотограф» уходит за сотрудником полиции. Все ясно.

Перед началом подсчета приезжаем на участок, который был самым «адовым» на предыдущих выборах. Встречают как-то даже тепло. Пересчет начинается в тот момент, когда ЦИК уже дал результаты подсчета 3% голосов. Заставляем в итоге считать по всем правилам. Все правильно, все сошлось. На нашем участке Собянин победил и набрал 52%. Навальный – около 30%. Явка низкая, но на многих участках еще хуже.

Едем в ТИК. Нас не пускают. Ни нас, как СМИ, ни члена ТИК, что была с нами. Охрана делает вид, что нас не существует. Какой-то полицейский пытается помочь охране вспомнить человеческий язык, но ему не удается. Позже нас начнут игнорировать и сотрудники правоохранительных органов. Открывается дверь. Пытаюсь пройти. «Покиньте помещение! СМИ не имеют права находиться в ТИК, если они не привязаны к УИК!». С этими словами охрана силой выталкивает меня.

Подхожу к полицейскому, прошу зафиксировать нарушение закона. «Да я б вас поубивал бы всех», – говорит. Злюсь от бессилия. Звоню в полицию и прокуратуру. Телефоны заняты. Как подсказали в твиттере, такое с 20.00. Злюсь еще больше. Твиттер получает долю моей ненависти.

Рядом парень, он или наблюдатель, или ПСГ (наблюдатель с правом совещательного голоса. – Ред.), не помню. Помню, что у него были гугловские фотоочки. Мечта наблюдателя. Все говорят, что второму туру быть. Не верю. Не дадут.

Итог известен. Явка 30% (как и почти во всех регионах). Победил ВрИО мэра Москвы Сергей Собянин. На Болотной представители МУПов, ДЕЗов, Таджикистана и Узбекистана. Это то, что выбрали москвичи. Примерно то же самое выбрали почти во всех регионах, кроме Екатеринбурга.

Выборы прошли. Они показали две вещи. Во-первых, что так называемая «системная оппозиция» в Москве потеряла вообще почти все доверие людей. Во-вторых, что 70% населения России (как говорит статистика, примерно столько людей проигнорировало выборы) не хочет ходить голосовать. Люди полностью перестали верить выборам. С одной стороны, выборы в нашей стране не всегда показывают волю граждан, а с другой – людям стало все равно. Просто все равно, что будет завтра в их городе, их стране. Им стало все равно, несмотря на уверения в честности выборов. Да и на честность в целом.

Не знаю, как вам, а мне, проснувшемуся на следующий день, чтобы ехать и транслировать митинг Навального на Болотной, стало страшно за нас всех. Когда мы превратились из людей в безразличную толпу?.. Не знаю. Может, вы подскажете, когда?

Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью