Валите, Денис Юлин, откуда пришли

01.04.2013, 16:02
Комментарии:2
Просмотры: 7605
Денис Юлин,
студент Университета Вайоминга (США, г. Лэрэми)

Избирательность среди чиновников в отношении журналистов была всегда. Причем сейчас она стала делом настолько обыденным, что ее даже не скрывают. Уже давно не кажется странным, что новости о деятельности того или иного министра появляются в первую очередь на одном и том же информагентстве, и тем более не вызывает вопросов тот факт, что грамотами облдумы награждаются корреспонденты проедросских СМИ. Но недавно, должен признать, эта избирательность вышла на качественно новый уровень. Благодаря комитету общественных связей и национальной политики областного правительства, который сделал все, чтобы не взять корреспондента ИА «Свободные новости» на одно из своих мероприятий.

В минувшую субботу в поселке Озинки, расположенном на границе с Казахстаном, состоялось празднование Наурыза – национального казахского праздника, символизирующего начало нового года и приход весны. Комитет общественных связей организовал пресс-выезд на это знаменательное событие. Решив принять участие в этой поездке, я заранее позвонил по телефону, указанному в плане правительства, и записался. Ничто не предвещало бури. Девушка с приятным голосом назвала мне время и место отъезда – пять утра у проходной правительства, записала мой контактный телефон и попросила не опаздывать.

Через какое-то время мой телефон в кармане снова завибрировал. Все та же девушка уточнила, не передумал ли я ехать. Выяснив, что нет, вежливо попрощалась. Но ненадолго. Где-то через час она позвонила вновь. Первое, что услышал, было словосочетание «плохие новости». Девушка извиняющимся тоном объяснила, что комитет не может взять меня в поездку из-за нехватки мест. При этом объяснить, как так получилось, она не смогла, туманно сказав, что появились другие желающие поехать. Когда я возмутился, что раньше подал заявку, мне ответили, что телеканалы имеют приоритет перед другими видами СМИ, и посоветовали прийти к назначенному времени и на месте разобраться.

Через некоторое время мне позвонил заместитель министра Сергей Калюжнов. Он тоже извинился и сказал, что места закончились, мест больше нет, и в ближайшей перспективе не предвидится. «Мы посчитали наши деньги на поездку – объяснил он. – И выяснили, что вас взять не можем». Мол, объявилось много желающих общественников, которые и займут все свободные места. Мне стало интересно, сколько же общественников решится вставать в 5 утра в субботу, чтобы проехать почти 300 километров по настоящим саратовским дорогам.

Калюжнов добавил, что многие члены Общественной палаты едут в один из самых отдаленных районов области своим ходом, но у них «у всех полные машины». Таким образом чиновник недвусмысленно дал мне понять, что мое присутствие на празднике нежелательно, а телефоны общественников, которые, по его словам, едут своим ходом, дать отказался, сославшись на усталость и на то, что ему завтра рано вставать.

Тем не менее, до одного из общественников мне удалось дозвониться – член ОП Владимир Ташпеков ответил на мой звонок, но разговаривал как-то нервно. Он сказал, что ничем не может мне помочь, и несколько раз обратил внимание на то, что поездкой занимается комитет и все вопросы нужно адресовать туда. Адресовал председателю комитета Борису Леонидовичу Шинчуку, который, по сути, ушел от ответа на поставленный вопрос, заявив, что у него у самого машина полная, и пообещал пригласить мое издание в поездку в следующий раз.

В субботу, 30 марта, в 04.44 утра, я все-таки подошел к правительству. Сотрудник комитета Дмитрий Конусов сообщил, что он здесь старший и что именно он отвечает за присутствие прессы. Когда я назвал информагентство, которое представляю, улыбка тут же сползла с его лица. Он буквально завис на несколько секунд. А потом заявил, что меня в списке нет и сажать в маршрутку больше человек, чем положено, он не может. Сопоставив количество присутствующих журналистов и число посадочных мест в маршрутке и выяснив, что вторых гораздо больше первых, я резонно поинтересовался, почему. Он ответил, что в комитете есть внутренние регламенты, которые не позволяют перевозить в маршрутках более 10 человек. Интересно, а ограничения по религиозным взглядам имеются? Например, атеистов в маршрутках не перевозим!

Стоящий тут же замминистра Сергей Калюжнов раздраженно сказал, что машина, в которой он едет, «тоже забита». У него на лбу недвусмысленно читалось: валите, Денис Юлин, откуда пришли.

В подъехавшую правительственную «газель» быстро погрузились 10 журналистов, и она тут же тронулась с места, почти как машина только что ограбивших банк преступников, буквально не дожидаясь, пока закроется задвижная дверь. Но тут неожиданно подъехал автобус, в который стали загружаться оставшиеся шестеро или семеро общественников во главе с заместителем министра Сергеем Калюжновым. По идее, для него появление этого автобуса, как и для меня, должно было стать неожиданностью, так как он до этого ни словом про него не обмолвился и упорно утверждал, что общественники едут на машине.

Увидев, что я тоже собираюсь воспользоваться этим автобусом, Калюжнов судорожно попытался меня остановить. «Вам нельзя сюда, это автобус для общественников… Здесь количество мест ограничено… У нас даже в машине все места забиты…» – говорил он. Пока я соображал, как связаны места в машине и в автобусе, у чиновника зазвонил телефон. «Да, Борис Леонидович. Да, уже выезжаем. Вот тут только один лишний… Надо его выпроводить», – объяснялся Калюжнов. Тем временем я проследовал за общественниками в автобус, дивясь прямоте чиновника. Опомнившись, замминистра настоятельно порекомендовал мне убраться из автобуса и захватить с собой «свои манатки». Тут у него снова зазвонил телефон. «Все, выезжаем... Скажи спасибо Борису Леонидовичу!» – раздраженно бросил он мне, садясь в кресло.

После этого я даже не знал, как мне благодарить Бориса Шинчука, который позволил мне, простому смертному, ехать в автобусе с членами Общественной палаты. Встретившись с ним на празднике, я услышал примерно следующее: «Мы вообще не обязаны были тебя везти! Пусть в автобусе хоть 30 мест. На большие расстояния он не перегружается. Лишние перегрузки не должны быть… Скажи спасибо, что кто-то не пришел и его не стали ждать». На вопрос, почему, когда губернатор едет в район, «газель» с журналистами вмещает в себя максимум в 15 человек, Шинчук не ответил, торопясь не отстать от делегации.

Последний раз со мной подобная ситуация была в 2010 году во время рейда по дорогам с депутатом Олегом Комаровым (я тогда работал в информагентстве «Версия-Саратов»). У нас же любое независимое СМИ приравнивают к оппозиционным. Тогда мне пришлось сначала передвигаться в автомобиле коллег, а потом с боем добиваться места в автомобилях для прессы. Дошло до того, что сотрудница пресс-службы «Единой России» висла у меня на руке, чтобы не пустить в салон. А водитель сначала не хотел трогаться с места, а потом требовал деньги за проезд и угрожал расправой…

Вообще-то что первый, что второй случай попадают под действие статьи 144 УК РФ – воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. И представители власти вполне могут быть привлечены к уголовной ответственности. Но удивляет меня другое – кто отдает подобные приказания и главное, зачем? Ведь если бы меня сразу взяли в поездку, не было бы ни этого поста в блоге, ни, как следствие, повода для возвращения к разговору об информационной закрытости областного правительства, ни вопроса губернатору Валерию Радаеву, как он может объяснить действия своих подчиненных…

Оцените новость
2
архив
выпусков
1
Родники и бараны. Кумысная поляна находится на грани исчезновения
Наши чиновники грезят развитием туризма. И в то же время приходит в запустение Кумысная поляна, от нее в рамках «оптимизации» отрезается гектар за гектаром. Андреевские пруды на Кумыске находятся на грани исчезновения несмотря на все усилия экологов.
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
28
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
Реклама
Вы ведете блог и считаете, что он будет
интересен нашим читателям?
Пришлите ссылку на Ваш блог нашему редактору


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18