Общество

В ожидании судов Линча

Граждане объединяются, чтобы защищать себя самостоятельно
10.12.2012 // 08:51
Комментарии:0
Просмотры: 1340
Кадр из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»

Совсем недавно, в связи со скандалом вокруг Pussy Riot, в Москве и ряде городов появились новые и вызывающие противоречивые чувства объединения – православные народные дружины. Вернуться к практике СССР по привлечению к охране общественного порядка народных дружинников предлагают и саратовские законодатели.

Суровый бой ведет народная дружина

Последняя новость о таких формированиях пришла из Волгограда (там озвучено предложение по созданию «владычьего полка», призванного «защитить православную церковь от посягательств ее врагов». Насколько православны их члены, отмеченные пока только парой громких историй в прессе, судить не нам. Но сам факт появления инициативных групп граждан, занимающихся охраной порядка где бы то ни было, наводит на не самые приятные мысли.

Причем всякая попытка притянуть к делу создания дружин политические мотивы неизбежно приводит к краху новоиспеченной организации, интерес к которой у ее членов пропадает вместе с прекращением финансирования, как это было с «Добровольной молодежной дружиной» – порождением прокремлевского движения «Наши», приказавшей долго жить в 2011 году, после отказа Росмолодежи финансировать проект. Между тем другие, не такие многочисленные добровольческие организации, несущие сугубо практическую функцию, продолжают существовать.

К охране порядка молодежь пытались и пытаются подключить уже давно. Идея о добровольных народных дружинах периодически поднимается властями на региональном уровне. И в некоторых случаях находит воплощение. Территориальные дружины по охране общественного порядка существуют в нескольких регионах. Казачьи дружины, несущие ту же функцию, как, например, на Кубани. Студенческие отряды по охране правопорядка (СООПР), действующие при некоторых вузах.

В начале декабря о народных дружинах заговорили и в Саратове. Областной закон о народных дружинах у нас существует с 2011 года, и принятие его приветствовала даже саратовская полиция.

7 сентября тему народных дружин подняли в областной думе, на заседании Ассоциации законодательных собраний органов госвласти субъектов ПФО. И закон о дружинах признали успешно действующим.

Спикер Владимир Капкаев сообщил о двенадцати преступлениях, раскрытых с помощью студенческих отрядов охраны правопорядка. Одобрил развивающуюся в городе практику и замначальника полиции ГУ МВД по Саратовской области Вадим Афонин, а под занавес мероприятия призвал принять закон о дружинниках на федеральном уровне.

Рассуждая о дружинниках, и правоохранители, и депутаты кивают на аналогичную практику в СССР. Действительно, в советское время добровольные народные дружины активно формировались для содействия милиции, работой дружинников руководили сами правоохранители. Вот только с современными реалиями эта практика не очень совместима.

Нынешние хулиганы и нарушители порядка гораздо агрессивнее своих «братьев по разуму» из советского прошлого, а активная оборона от напавшего преступника нередко приводит самого потерпевшего на скамью подсудимых. Так что самозащита граждан хотя и востребована, но весьма опасна. И неизвестно, с какой стороны пострадаешь, от преступников или закона.

Заметим при этом, что призыв организовать дружину появляется именно тогда, когда рост уличной преступности, мелкого хулиганства и подобных противоправных действий возрастает, несмотря на наличие полиции, в чьи обязанности собственно поддержание порядка и входит.

Проще говоря, граждане начинают объединяться в дружины, а губернаторы зовут на помощь казаков, когда своя, родная, изначально для таких дел предназначенная полиция или не справляется с поставленной задачей, или просто самоустраняется от дел.

Прийти именно к такому выводу заставляет ряд фактов, и создание дружин только один из них. Волонтерское движение как таковое в современной России не столько помогает государственным организациям, сколько замещает их функции, выполняет, по сути, их работу. Случай с дружинниками – только один из самых ярких тому примеров.

Между тем, выполняют работу полиции не они одни.

Ищу человека

Более многочисленные и активные, чем дружинники, движения заняты поиском пропавших людей. Наиболее крупная организация такого рода – «Лиза Алерт», сформировавшаяся после долгих и безуспешных поисков в 2010 году в Подмосковье пятилетней Лизы Фомкиной. Девочку в итоге нашли мертвой – ребенок заблудился и замерз в лесу. Добровольцы из «Лизы Алерт» и других подобных ей организаций, судя по имеющимся материалам, действуют довольно успешно в тех случаях, когда идет поиск именно заблудившегося. Волонтеры ведут прочесывание лесных массивов, опрашивают очевидцев, расклеивают объявления с фотографиями пропавшего человека. Как правило, если исчезновение человека не связано с совершенным преступлением, пропавшего удается найти живым. Но даже если после долгих поисков найден труп, полиция может получить от волонтеров и ценные показания очевидцев, а иногда и улики, помогающие изобличить преступника. Не говоря уже о том, что погибшего с большей вероятностью найдут именно волонтеры, а не полицейские.

Немаловажная деталь: поиск пропавшего, особенно если это ребенок, члены организации начинают в первый же день, тогда как полицейские заявление об исчезновении человека от перепуганных родственников раньше третьего дня не примут. А в ряде случаев судьбу пропавшего человека решают даже не дни, а часы. И, как правило, встревоженные родственники больше надежд возлагают именно на волонтеров.

Пример поиска пропавших в Саратове дает неутешительную картину. Никакие меры, предпринятые полицией, не приносят результатов, пока пропавший или сам не объявится, или не будет найден мертвым.

Больше месяца этим летом искали в Саратовской области Кристину Новикову и ее племянницу Эльмиру Провоторову. Причем с первых дней поисков появилась информация об участии в работе волонтеров. Правда, в этом случае даже их усилий оказалось недостаточно. Никто не сумел отыскать женщину и девочку, пока они не объявились сами.

Второй случай трагичнее – ушедшая из дома в начале сентября Алена Палавина найдена убитой.

Но поисковые организации с полицией хотя бы сотрудничают, и правоохранители, пусть не всегда охотно, принимают их помощь. О следующей группе инициативных товарищей этого уже не скажешь.

«Стоп, ублюдки!»

К охотникам на педофилов у полиции отношение неприязненное. Действительно, из всех добровольческих групп эта – наиболее агрессивная и подчас действующая не в пределах закона. С другой стороны, объекты охоты совершают куда более тяжкие преступления. Случаев сотрудничества полиции с представителями антипедофильского движения немного. Оценка их работы у полицейских, как правило, отрицательная. Одна из наиболее частых претензий со стороны полиции, что своими действиями активисты из движения «Стоп, ублюдки!» только распугивают потенциальных преступников, вынуждая их затаиться. Да и сами методы, которыми пользуются борцы, не всегда соотносятся с УК РФ. Любителя «малолеток» в лучшем случае снимут на камеру и выложат на всеобщее обозрение в интернет, либо отлупят так, чтобы тому больше не хотелось.

С другой стороны, по части борьбы с педофилами полиция сильна только показателями раскрытых изнасилований. То есть по факту преступление не предупреждается, а лишь выносится кара за уже осуществленное. Преступник должен сидеть, тут спора нет, но родителям пострадавшего ребенка не особенно легче от этого факта.

«Где мой черный пистолет?»

Последняя деталь в нашей картине – недавняя идея о легализации короткоствольного огнестрельного оружия. Пока закон не принят, говорить об этом, может быть, преждевременно, но сам факт подобной законодательной инициативы, причем на уровне Совета Федерации, говорит о многом. Фактически граждане оказываются в ситуации, когда спасение утопающих законодательно собираются сделать делом рук самих утопающих. Принятие этого закона, а шансов на то, что он будет все-таки принят, немало, говорит о глубоком кризисе всей нашей правоохранительной системы. Общество теряет веру в то, что полиция в состоянии их защитить. Отсюда – добровольные дружины и казаки вместо патрульных полицейских. Отсюда поисковики из «Лизы Алерт» и подобных групп – вместо слаженной и своевременной розыскной работы тех, кому по закону положено этим заниматься. Отсюда воинственные борцы с «ублюдками», убедившиеся в неспособности правоохранителей оградить детей от посягательств подобных личностей. Последняя точка – пресловутый «короткоствол».

Общество медленно и верно движется к тому состоянию, когда забота о собственной безопасности и безопасности своей семьи ложится на плечи самого гражданина.

Добавить к этому многочисленные факты полицейского произвола, вроде избитых в Энгельсе инкассаторов, и картина становится предельно ясна.

Вместо неработающих законов и с трудом работающей организации стране предлагаются новые законы и новые варианты решения проблемы, как обычно, за счет самих граждан и их собственными силами. Следующим этапом, по логике, должно быть возрождение суда Линча, ведь судебной системе у нас доверяют еще меньше, чем полиции.

Ключевые слова: дружинники
Оцените новость
0
18 (432)
от 23
мая
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
1
Хвост, чешуя – дело государственное
Чем больше рыбы, тем крепче продовольственная уверенность.
Наше трезвое счастье
Неожиданно подумал, что знаменитый указ от 16 мая сейчас помнят только пятидесятилетние россияне и, понятное дело, те, кто старше. А ведь кажется, еще вчера только было.
Фронт пошел на бой с мусором
В Саратове состоялся рейд по несанкционированным свалкам.
Размытые тайны прошлого
История маленького села в большой стране.
Хотели 27 миллиардов, а получили в 10 раз меньше
Новый механизм льготного кредитования заработал не для всех.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ