Газета недели в Саратове

Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков

26.04.2019 // 09:05
Комментарии:2
Просмотры: 1703

В экспедицию в Новгородскую область уехали участники регионального союза поисковых отрядов. Саратовцы планируют найти останки земляков, погибших здесь ровно 77 лет назад во время Демянской операции. Весной 1942-го на штурм станции Лычково была отправлена 2-я маневренная воздушно-десантная бригада, большей частью состоявшая из саратовских студентов-лыжников. В течение двух недель погибли две трети из 3200 бойцов.

 

Демянский котел

«Ты своим скажи: пусть в рюкзаки не кладут много. Лучше, чтобы сумки взяли, их удобнее в проход поставить. Это же микроавтобус, а не грузовик. Везем по минимуму: генератор, бензопилу, лопаты, палатки, еды немножко. То есть немножко не получится. Ближайший магазин в четырех километрах, не набегаешься. Хлеб возьмем в упаковке, положим в ящик из-под снарядов, должен долго храниться», – за три дня до отъезда лидер поискового союза Галина Гарибян по телефону обсуждает с командирами районных отрядов сборы в дорогу.

О 2-й маневренной бригаде, искать которую они едут, Галина Ивановна готова говорить часами. Всего в 1941 году в стране было создано 12 мобильных воздушно-десантных подразделений. Четыре из них – в Саратове. По словам Гарибян, 2-я бригада на 80 процентов состояла из студентов саратовских вузов. Набирали ребят, хорошо умевших бегать на лыжах.

Галина Гарибян
Галина Гарибян

Новобранцы проходили обучение в Ровенском районе. Личный состав разместили в домах, оставшихся после депортации поволжских немцев. Вместе с офицерами приехали семьи. «Подготовку трудно считать качественной, не хватало материальной и технической базы. Но атмосфера была студенческой, молодежной. Бойцы устраивали спортивные соревнования, песенные конкурсы», – рассказывает Галина Ивановна. Воспоминания ветеранов бригады удалось обнаружить в районном архиве.

Формирование подразделения началось в октябре 41-го. В конце декабря вчерашних студентов отправили на фронт. В марте 1942 года их ввели в тыл к фашистам в Демянском котле. Саратовцы шли на лыжах по мокрому снегу метровой глубины. У них не было транспорта, тяжелого вооружения и средств связи. В результате батальоны, входившие в бригаду, добрались в район станции Лычково по отдельности и в разное время.

В течение двух недель саратовцы предприняли несколько попыток взять станцию и соседние деревни. Этот район у немцев был хорошо укреплен, здесь находились опытные военные и множество тяжелой техники. Понеся огромные потери, бригада пыталась прорваться к своим. Маленькие группы выживших выходили через линию фронта до середины мая. Из трех тысяч двухсот бойцов уцелело около тысячи.

 

У станции Лычково

Поисковики из Саратовской области работают в Демянском районе с 2015 года. Сейчас Лычково – небольшой поселок, в котором проживает около тысячи человек. Те, кому повезло, работают на железной дороге или пилят лес. По словам Галины Гарибян, к поисковикам местные относятся хорошо – может быть, потому, что участники экспедиции не отказываются бесплатно подвезти их до соседней деревни.

Иногда в лесах встречаются те, кого называют «черными копателями». «Какие они черные! – отмахивается Галина Ивановна. – Им жить не на что, вот они и ищут в лесу металл». Солдатские кости таких собирателей не интересуют. Иногда они могут даже рассказать поисковикам, где видели останки.

Чтобы определить, где именно начинать раскопки, нужно сопоставить донесения, хранящиеся в архиве Минобороны, воспоминания ветеранов и опросить местных старожилов. Иногда архивные сведения о конкретном месте боя не совпадают с рассказами очевидцев. Порой в официальных документах указывается, что погибшие были захоронены в братской могиле, хотя ветераны признают, что тела лишь закапывали в снег, а вернуться и похоронить однополчан уже не смогли.

На первой вахте саратовские поисковики подняли останки 70 бойцов, обнаруженные вдоль железной дороги. Нынешней весной участники экспедиции планируют найти место гибели 280 десантников, сражавшихся у деревни Грязная Новинка, и медсанбат, находившийся у деревни Жуки. По воспоминаниям бригадного врача, из-за мартовской переменчивой погоды многие лыжники получили обморожения ног. Перед атакой станции самых тяжелых больных оставили в полевом госпитале. Анестезии не было. Пациенту давали палку, которую нужно было сжимать зубами, и проводили ампутацию – в противном случае обмороженным грозила смерть от гангрены.

Нынешняя экспедиция продлится 15 дней. В ее составе 17 человек – студенты и преподаватели железнодорожного колледжа, аграрного университета, хвалынского агропромышленного лицея, балашовского центра дополнительного образования. Образовательные заведения, в которых учатся поисковики, собрали на поездку около 90 тысяч рублей – на бензин и продукты. Министерство молодежи выделило 50 тысяч на аренду автобуса. Мясокомбинат «Дубки» пожертвовал тушенку, колбасу и сосиски. Областной военкомат согласился выдать два ящика из-под снарядов для хранения провианта.

Всего в областном бюджете на поисковую работу заложено 70 тысяч рублей. В течение пяти лет союз поисковых отрядов получал президентские гранты. Но из-за изменения устава и названия, проведенного по требованию министерства юстиции, организация лишилась этой поддержки.

 

Мясной Бор

Галина Гарибян ищет забытых солдат уже почти полвека. В 1972 году Галина Ивановна организовала кружок красных следопытов в энгельсской школе №4, где работала учителем истории. Из этого кружка вырос отряд «Искатель». С середины 1990-х энгельсские школьники работали в Мясном Бору в Новгородской области, где в 1942 году погибли 57-я и 59-я отдельные стрелковые бригады, сформированные в Пугачевском и Дергачевском районах.

Подразделения участвовали в операции по прорыву блокады Ленинграда. 2-я ударная армия, в которую включили саратовские бригады, должна была выйти к станции Любань и встретиться с Ленинградским фронтом. 57-я бригада практически выполнила задачу, продвинувшись к цели дальше всех участников, и полностью погибла. Из трех с половиной тысяч человек выжили не больше сотни бойцов.

В 2002 году энгельсские поисковики прошли путем, описанным в донесении лейтенанта Иванова. «В документе говорилось, что бойцы зашли с тыла в деревню Кривино, где фашисты их не ждали. В донесении было указано, что на околице погибли три красноармейца, – и мы их подняли, – продолжает Галина Гарибян. – В центре села нашли останки 18 человек. Только у одного из них была винтовка и остатки сумки. Мы сделали вывод, что это были раненые, находившиеся под охраной фельдшера в избе. Судя по всему, в дом попал снаряд. У фельдшера сохранился смертный медальон. Через пять лет его удалось прочитать. Оказалось, солдатик до войны был ветеринаром, жил в селе недалеко от Казани. Казанские поисковики через военкомат нашли его родственников… – и после некоторой паузы Галина Ивановна подводит итог многолетних поисков: – 57-ю бригаду мы подняли практически полностью».

Кроме Мясного Бора, «Искатель» работал в Смоленской области. Сюда в самом начале войны были направлены батальоны запасников, сформированные в Татищевских лагерях. Весной 1941 года на учения в эти лагеря были призваны крестьяне из саратовских колхозов. К уборочной они должны были разъехаться по домам, но отправились на фронт, не успев проститься с семьями.

148-я стрелковая дивизия из Энгельса погибла в Белоруссии. Она начала передислокацию 23 июня 1941-го. Первые эшелоны успели прибыть в район Могилева и попали в окружение. О судьбе некоторых дивизионов и батальонов ничего не было известно до 2005 года, когда энгельсские поисковики выяснили места их гибели.

У 148-й дивизии есть любопытная особенность: в архиве Минобороны не сохранилось документов о ней. «В Белоруссии при ремонте дороги нашли одну папку, закопанную в годы войны на обочине. Но, когда ее открыли, оказалось, что кто-то посадил документы на клейстер, и за прошедшее время мука «съела» все записи. Увидев это, я плакала навзрыд», – вспоминает Гарибян. Сведения об энгельсской дивизии собеседница собирает по документам соседних частей, армии и корпуса, в состав которых она входила.

 

Первым делом самолеты

Несколько лет назад поисковики заинтересовались авиационными частями, находившимися в Саратовской области во время войны. «Страшно было браться за летчиков, – признается Галина Ивановна. – Информация о них содержится в отдельном архиве. Подавать туда запросы можно два раза в неделю, указывая не больше 10 фамилий».

Сведения о формировании воинских подразделений в годы Великой Отечественной в архиве Минобороны сгруппированы по месяцам и округам. «Проанализировать их и выбрать, какие части находились именно в Саратовской области, – титаническая задача», – говорит командир поисковиков.

По подсчетам собеседницы, в регионе были сформированы 83 истребительных полка и 12 бомбардировочных, работали 12 авиационных училищ. Как отмечают поисковики, в архиве перечисляются имевшие место несчастные случаи с участием летчиков, произошедшие на территории области, – «а могил-то нет». Например, в Качинском летном училище два инструктора и два курсанта погибли во время имитации воздушного боя. На учебном аэродроме в Анисовке три человека разбились из-за глупой выходки: инструктор и курсант решили прокатить по летному полю механика.

«Несчастные случаи не афишировали. Погибших хоронили без почестей. Найти их могилы сейчас трудно, – рассказывает Гарибян. – В районе Анисовки старожилы показали место, где было старое кладбище. Вероятно, погибших курсантов похоронили именно там. После войны территорию перепахали, сажали лук и помидоры».

От трагических случайностей не были застрахованы и опытные летчики. Например, в Новобурасском районе столкнулись три самолета. «Один из погибших экипажей увезли хоронить в Оренбург. А куда делись остальные?» – задается вопросом командир поисковиков. В Калининском районе два самолета дальней авиации столкнулись над аэродромом при переброске под Старую Руссу, погибли 27 человек. Место их захоронения обустроено, но, по словам Гарибян, сведения на надгробии искажены.

На сегодня поисковики выяснили 105 фамилий летчиков, в годы войны похороненных в Саратовской области. Список не закрыт. В архиве Минобороны удалось найти фотографии только 30 погибших.

Сведения об авиационных частях и летчиках, связанных с Саратовской областью, поисковики собрали в книге «Бессмертная эскадрилья». На ее издание тиражом 200 экземпляров нужно 90 тысяч рублей.

100 тысяч требуется на издание третьего тома иллюстрированного справочника «Обелиски», рассказывающего о воинских захоронениях в сельских районах. «В нем содержатся фотографии и паспорта каждого памятника. Мы проверили все фамилии, выяснили место призыва, даты рождения и гибели. К сожалению, часть погребенных так и остаются безымянными: через Саратовскую область шло множество поездов с ранеными и эвакуированными, умерших снимали на станциях и порой хоронили без документов».

Сведения о солдатских могилах, находящихся в Саратове и Энгельсе, потребовали бы отдельного издания. По словам собеседницы, в Саратове многих умерших раненых из госпиталей и санитарных поездов хоронили на так называемом старом русском кладбище за автовокзалом. «Их фамилии выбиты на братской могиле на Воскресенском кладбище, а на реальном месте захоронения нет даже памятного знака. Понятно, что городу тяжело было бы содержать два мемориала, но это же не оправдание», – разводит руками Галина Ивановна.

IMG_7625.jpg 

Нет отряда – нет проблем

Всего за последние годы союз поисковых отрядов выпустил 14 книг. Литературу, изданную на средства президентских грантов, нельзя продавать. Книги бесплатно передают в районы области, в первую очередь туда, где есть поисковые отряды.

«Моя задача – создать такие отряды по всему региону, – говорит Гарибян. – Недавно заработал отряд «Доброе сердце» в Пугачевском районе. Он открылся на базе местного православного прихода. Ребята выясняют, где погибли и пропали без вести их земляки».

В Пугачевском военкомате удалось найти списки подворовых обходов, проведенных в 1950-х. Вдовы и матери солдат, не вернувшихся с фронта, сообщали комиссии, откуда приходили письма, где и когда прервалась связь. В документе упомянуты фамилии примерно тысячи бойцов. Ребята из отряда отберут сведения о пленных, погибших в концлагерях, и о пропавших без вести с указанием примерного района исчезновения. Это станет базой для дальнейшей работы в архивах и организации экспедиций.

«Такие списки хранились в районных военкоматах 70 лет. Лет пять назад срок хранения истек. Где-то документы уничтожили, где-то они еще лежат, – говорит Галина Ивановна. – В Пугачеве командиру отряда повезло найти также книгу призыва. Такие книги есть и в Вольске, а вот в Энгельсе – нет. Один старый сотрудник военкомата объяснял мне, что во время войны в Энгельс эвакуировали документы из Сталинграда и Воронежа. Здание было маленьким, поэтому местные бумаги вынесли во двор и накрыли брезентом. Призывники об этом знали. Как выражался этот сотрудник, «война длинная была, раскурили».

По словам Гарибян, сейчас пытаются создать отряд в Новых Бурасах. Идеей загорелись энтузиасты, ранее помогавшие в уточнении фамилий похороненных здесь летчиков и в поиске их родственников. «Директор школы – «за». Но неожиданные проблемы возникли со стороны отдела образования: мол, какое право вы имеете проявлять активность и зачем это нужно, – рассказывает Галина Ивановна. – Видимо, местные чиновники придерживаются принципа: нет отряда – ни расходов, ни хлопот».

Оцените новость
0
архив
выпусков
1
Родники и бараны. Кумысная поляна находится на грани исчезновения
Наши чиновники грезят развитием туризма. И в то же время приходит в запустение Кумысная поляна, от нее в рамках «оптимизации» отрезается гектар за гектаром. Андреевские пруды на Кумыске находятся на грани исчезновения несмотря на все усилия экологов.
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
28
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ