Происшествия

«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада

18.04.2019 // 18:00
Комментарии:3
Просмотры: 792

Сезон обрушений фасадов и крыш в Саратове как будто позади – снег сошел, крыши высохли. Но жители дома № 73а все равно опасаются, что фасад их дома обрушится в любой момент, так же, как это было в доме №71 на проспекте 50 лет Октября 30 марта. Штукатурка под крышей действительно обвалилась, кирпичная кладка осыпается – стены до сих пор пропитаны талой водой. Жильцы полагают, что во всем виноват экстренный ремонт кровли, который в доме провели десять лет назад в рамках 185-го федерального закона. Рядом стоящие дома того же возраста от прошедшей зимы пострадали намного меньше.

 

Крыша – жесть!

– Осторожнее, эта сторона улицы опасна при артобстреле, – жительница дома 73а Вера Смирнова мрачно шутит, предупреждая об опасности. Зимой ее чудом не зашибло крошащимся кирпичом. – Треск, а потом все это полетело дождем вниз! Это было зимой, в морозы, но кирпичи падают до сих пор.

Вера Смирнова
Вера Смирнова

Предприимчивые соседи приспособили упавшие кирпичи для мощения стоянок для автомобилей: вишневого цвета внедорожник двумя колесами стоит за тротуаром, на площадке, вымощенной белым кирпичом.

Четырехэтажка пятидесятых годов постройки стоит среди зарослей. Следом в ряд три таких же дома, но они покрыты шифером. Жители этих домов страдают куда меньше – там крыши кое-где подтекают, но вода не проникает в каменную кладку стен, не разрушает фасад.

– На их крышах не успели «попилить», – усмехается Ольга, староста дома. – А нашу делали в ноябре 2009-го, в экстренном порядке. За месяц управились. И с тех пор мы «течем». В этом году прямо с первого января, и пока весь снег не сошел, я с чердака по три детских ванночки выносила, так текло. А таких ванночек, тазов и тазиков у нас был полный чердак.

Ольга, староста дома
Ольга, староста дома

На чердаке дома темно и тепло. На полу кое-где еще стоят тазы, наполненные водой. Кровля напоминает звездное небо: сквозь листы профнастила тут и там проглядывает солнце. На стыках металлических листов щели толщиной в палец. Говорят, когда солнце в зените, на чердаке светло, потому что профнастил «прозрачный». Ольга, староста дома, ногой переворачивает кусок материала, из которого сделана крыша:

– Это же жесть! Из нее только консервные банки делать.

По словам жильцов, несколько лет назад к ним приезжал депутат областной думы Леонид Писной (как раз шла предвыборная кампания) и демократично полез на чердак, а спустившись, заметил, что дому с такой крышей скоро придет конец. Нет гидроизоляции, материал тонкий, нет водоотводов к водосточным трубам. Вся вода с крыши льется прямо на кирпичную кладку, проникает внутрь стены. И отвести ее оттуда нет никакой возможности. Куски старого шифера, тут и там приспособленные жителями вместо водоотводов, ситуацию не спасают.

– У нас хорошая управляющая компания, честно скажу, они пытались! – говорит Вера Владимировна. – Пригнали вышку, оббили штукатурку, присылали людей чистить крышу ото льда. Но те или долбили лед ломами и пробивали крышу, либо просто свежий снежок лопатой вниз сбрасывали, а наледь не трогали. Промышленных альпинистов я нанимала сама. Это девять с половиной тысяч рублей! Я до сих пор по ним скорблю. Деньги сейчас непросто зарабатываются.

Жильцы квартир на четвертом этаже легко пускают к себе – у Тамары Ивановны в кухне из-за протечек вывалился кусок потолка. Чтобы не сыпалась дранка, женщина забила дыру фанерой. У старосты дома Ольги, по ее словам, «три потолка» – свой собственный, навесной и гипсокартонный. Но даже тройная защита не уберегла квартиру от протечек. У Веры Владимировны вода бежала с потолка по стене и уходила под плинтус:

– Ко мне пришла соседка снизу и спрашивает: ты чего меня заливаешь? А я даже сделать ничего с этой водой не могу.

На балконе из-за льющейся – прямо посредине стены (трещины над окном) – талой воды у Смирновой примерзала дверь.

– Мы – собственники жилья, которые скоро лишатся своей собственности, – говорит староста дома. – Но мы-то со своей стороны делаем всё, что от нас зависит, чтобы сохранять свое имущество. А останемся ни с чем.

По словам жильцов, ремонт кровли их дома был запланирован по программе Фонда капитального ремонта на 2018 год. Только в 2018-м, несмотря на большие планы, никакого ремонта не было. Якобы в этом году ремонт должны провести обязательно – и уже объявлен конкурс на выполнение работ. Только что будет, если «наш дом никто не возьмет», никто не знает.

Танкистов 76А
Танкистов 76А 

Коммунальная атака

– В этом году наш дом подвергся настоящей коммунальной атаке, – говорит Вера Владимировна, показывая с балкона на вырытую поперек двора траншею. – Мы вползли в отопительный сезон к началу ноября, потому что сотрудники коммунальных служб не могли найти какую-то задвижку. Потом никак не могли решить – кто эту задвижку должен менять: управляющая компания или МУП «Саратовский коммунальный комплекс». Потом СКК все-таки разрыл яму, мужики-работяги весь день просидели на морозе, пока ждали, что им привезут новые трубы. Привезли их уже в темноте, после того как мы – жильцы – стали звонить в этот «комплекс». Зарывать траншею, наверное, должна третья организация. Яма так и простояла открытой всю зиму. Я написала губернатору, мне пришел ответ: яму закроют, когда появятся бетонные плиты для перекрытия лотков теплотрассы. Когда это будет – неизвестно.

Траншея эта перекрывает въезд во двор. Вокруг квартала «сталинок» много высохших, аварийных деревьев, до которых тоже никому нет дела. Периодически они горят.

– Раза два за лето мы вызываем пожарных, – объясняет Вера Владимировна. – Но этим летом, случись пожар, ни одна машина из-за траншеи сюда не доедет.

Дом этот кирпичный, но с деревянными перекрытиями. Жители справедливо опасаются огня, который с бывших зеленых насаждений может перекинуться и на их дом.

Кроме того, жители «сталинок» на улице Танкистов постоянно сидят без воды. Надежда Агаповна, квартира которой на четвертом этаже, открывает кран в ванной – струя воды толщиной в нитку стекает в раковину.

– Если кто-то внизу спустил воду в туалете, то у меня вообще не идет, – говорит она. – Такое низкое в системе давление.

Жаловаться и требовать – бесполезно. Всю зиму жильцы дома пытались решить проблемы с крышей, разрытой траншеей теплотрассы и отсутствием холодной воды самостоятельно – путем переговоров с управляющей компанией, администрацией города и ресурсоснабжающими предприятиями. Но теперь потеряли терпение – написали обращения в прокуратуру, губернатору и «даже президенту!».

Обида жильцов понятна – они ответственные собственники. Поддерживают чистоту в подъездах, следят за уборкой территории. На подоконниках между этажами стоят горшки с цветами, а кое-где устроены настоящие «зимние сады». На стене дома – мемориальная табличка с именами участников Великой Отечественной войны, живших тут в свое время. Ее тоже устанавливали за свой счет, чтобы «память сохранялась».

И эти люди совершенно не понимают, почему вынуждены сражаться с системой и тратить на это свое время, свои силы и свою жизнь.

 

Хроника падения крыш и фасадов

Несколько лет назад в «Русском репортере» вышла статья с заголовком «Саратов должен быть разрушен». Среди местного населения она произвела фурор. Город тут же разделился на тех, кто согласно кивал – «да, всё так, город наш скоро сам по себе развалится», и тех, кто утверждал, что «не всё так однозначно».

Автор подчеркивал – в заголовке не пожелание городу, а прогноз. «Семь-девять лет дают Саратову строители и коммунальщики. Если за это время город не выйдет из пике, его будет дешевле разрушить и построить заново». Материал вышел в мае 2010 года. Прошло как раз девять лет.

Судя по тому, с какой скоростью в этом году обваливаются крыши и фасады жилых домов, прогноз строителей и коммунальщиков себя оправдал. И теперь город проще снести и отстроить заново.

Смотрите, только по данным областного МЧС, с начала снегопадов и до середины марта в Саратове и области обвалилось 75 кровель, 61 из них – это крыши жилых домов. У части жилых домов обвалились фасады, оставив без жилья некоторое количество людей. Жить в домах без крыш небезопасно, но расселить жильцов из аварийного жилого фонда городу просто некуда – даже на временное размещение нет денег. Чиновнику всегда проще найти основание для отказа, чем возможность помочь.

В середине февраля мы делали подборку об обрушениях в Саратове. И уже тогда она была впечатляющей. Справедливости ради, на тот момент обваливались кровли либо в исторических зданиях, котором сто или больше лет, либо же в старых бараках, которые строились с расчетом на пару лет, а стоят уже как минимум полвека. Но к концу марта стало понятно, что дома, выстроенные «на века» лет 60 назад – четырех- и пятиэтажки, – тоже «ползут», «плывут» и разрушаются.

Вот неполная подборка последних обрушений.

Стена жилого дома на улице Измайлова обрушилась, не дожидаясь аварийной комиссии

За день в Саратовской области обрушились крыши четырех жилых домов, среди них кровли двухэтажного шестиквартирного дома №18 по улице Киселева и одноэтажного дома №184 по улице Черниговской (здание на 12 квартир).

На улице Соколовогорской в Саратове ночью обрушилась крыша многоквартирного дома.

В Саратове разрушается стена многоквартирного дома на улице Хомяковой. «Хомяковая нора» – прозвали ее местные жители. Сейчас дыру в стене укрепили балками.

В саратовском колледже рухнул фрагмент потолка.

Леонид Писной, который столь демократично во время предвыборной кампании влез на чердак дома 73а по улице Танкистов, после такого количества обрушений предложил начать осмотр всех многоквартирных домов города.

Поможет ли это чем-нибудь – вопрос.

Многие годы жильцы подобных домов ведут позиционные бои с управляющими компаниями, привлекая прокуратуру и Госжилинспекцию. Выигрывая где-то, но в целом проигрывая войну. В СМИ идут уже от отчаяния – когда кажется, что дом может спасти только огласка бедственного положения. Ну, или дом попадает в ленты новостей как обрушившийся.

Оцените новость
4
архив
выпусков
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
26
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
2
«Сижу немытая и голодная!» Как саратовцы оказываются в «газовой изоляции» и может ли им кто-нибудь помочь?
За последнюю неделю к нам в редакцию дважды обращались саратовцы, которым отключили газ больше чем на неделю. Сообщения о подобных отключениях появляются постоянно. Может ли кто-то помочь, если вам отключили газ?
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ