Газета недели в Саратове

«Не поднимая глаз от асфальта, можно угадать, в каком регионе находишься». Водитель междугородного автобуса о дураках и дорогах

15.04.2019 // 13:22
Комментарии:1
Просмотры: 616

В нынешнем году в российских регионах планируют отремонтировать 6,4 тысячи километров трасс в рамках нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги». На работы планируется потратить 111 миллиардов бюджетных рублей. Будущим успехам нацпроекта посвящен красиво оформленный интернет-портал с мультимедиа и инфографикой. Из картинок становится ясно, что к 2024 году половина региональных дорог и 85 процентов улиц провинциальных городов (Москва и Петербург не участвуют в проекте) придут «в нормативное состояние».

В Саратовской области в нынешнем году обещан ремонт 289 километров дорог регионального и местного значения, в том числе участков на трассах Самара-Волгоград и Саратов-Дубки. Из областного и федерального бюджетов выделено 4,9 миллиарда рублей.

 

«Китайцы» vs «белорусы»

«Где самая плохая дорога? Ба-ла-шов, – по слогам тянет водитель Максим Сидоров с видом крайнего отвращения. – Там вообще дорог нет, одни направления. Чтобы асфальт найти, надо постараться».

Максим Сидоров
Максим Сидоров

Максим работает на междугородном автобусе и может сравнить состояние трасс в разных регионах: «Не поднимая глаз от дороги, можно понять, в какой области едешь. В Москве дороги идеальные. В Воронеже, Белгороде – практически такие же. То есть и для провинции этот уровень достижим, дело в желании. По Саратовской области с прошлого года начали что-то делать. Раньше после каждого рейса приходилось чиниться».

Максим открывает дверь новенького блестящего автобуса, приглашает внутрь. С удовольствием наблюдает за произведенным впечатлением: в салоне просторно, комфортно и, вопреки традициям саратовского общественного транспорта, приятно пахнет. «Китайская машина, хорошая», – говорит Максим, разворачиваясь на площадке автокомбината.

Спрашиваю, выдерживают ли сравнение с «китайцем» аналогичные машины отечественного производства. «А есть отечественные?» – уточняет Максим у своего коллеги Валерия Ревнивцева. «МАЗы в Белоруссии делают, – пожимает плечами Валерий. – Комфорта больше в импортных, да и в управлении они легче. Это важно, ведь мы едем до Москвы 16 часов».

Максим выбрал профессию по примеру отца, который водил междугородные автобусы еще в 1990-е. Валерий раньше – до истории с «Платоном», подорожанием топлива и падением грузопотока – был дальнобойщиком. «И у фуры, и у автобуса есть свои минусы и плюсы, – говорит он и, вздохнув, добавляет: – Но фура все-таки лучше. Спокойнее. Едешь себе один и едешь».

 

Граждане пассажиры

Основные пассажиры московских рейсов – вахтовики. «Когда вахта едет – в середине и в конце месяца – автобусы полными идут, даже дополнительные пускают, – говорит Максим. – Большинство ездят регулярно, многих уже в лицо знаем».

Валерий Ревнивцев
Валерий Ревнивцев

Вахтовики – уроженцы Саратова и сельских районов. Билет до Москвы стоит чуть больше 1600 рублей – примерно столько же, сколько верхняя боковая полка в плацкарте. Гастарбайтеры-иностранцы на регулярных автобусных рейсах ездят редко. Они предпочитают пользоваться дешевыми микроавтобусами мелких частников, специализирующихся на перевозке мигрантов.

Перед посадкой водитель предупреждает пассажиров, что во время движения нельзя употреблять спиртное, ходить по салону и отвлекать водителя разговорами. «Хотя вот именно поговорить они хотят. Многие тоже работают в Москве на автобусах, пытаются обсуждать график, нагрузки, – рассказывает Максим. – Я благодаря этой работе стал общительным человеком. Раньше мне трудно было в компании с новыми людьми. Сейчас могу поддержать разговор на любую тему!».

Есть, конечно, неприятные пассажиры, которые, как говорит Валерий, «водителя за человека не считают». Бывают нетрезвые граждане, требующие «развернуть самолет над Атлантикой». «Просто высадить их мы не имеем права: у них есть билет, страховка, а ночью на трассе всякое может случиться. Если человек не успокаивается, мешает другим пассажирам, довозим его до ближайшего населенного пункта и сдаем наряду полиции», – объясняют водители. Буйные путешественники встречаются редко. Даже если вахтовики отмечают начало или завершение рабочей смены, происходит это до посадки в автобус, а в дороге они уже смирно спят.

Как известно, садясь в поезд, отечественный пассажир первым делом разворачивает жареную курицу. В автобусе главное место в меню занимают шоколадки и сухарики. «Много ли мусора мы убираем после пассажиров? Очень, вы даже представить себе не можете. Бутылки пластиковые, фантики, пакетики, салфетки – иногда слой по колено!» – смеются собеседники. По прибытии в Москву небольшую уборку в салоне делают сами водители. По возвращении в Саратов автобус загоняют на мойку для основательной чистки.

IMG_6929.jpg

 

Шоферский дресс-код

За каждым автобусом закреплены три водителя, работающие по графику «два рейса делаешь, один – дома». Сегодня у Максима выходной. Его напарники придут в 12.00, за четыре часа до отправления. Подготовка к рейсу начинается с технического осмотра. Сначала сами водители проверяют колеса и ходовую часть. Благо, как говорит собеседник, «больных мест» у автобуса еще нет, ему всего год. Затем механик осматривает машину на яме. Зимой подготовка удлиняется на полчаса: машину надо прогреть. «В современных автобусах для этого существуют специальные автономные подогреватели. Это раньше отогревали двигатель паяльной лампой, а стекла отливали горячей водой», – вспоминает Валерий.

В рейс водитель выходит в корпоративной форме – черные брюки, синяя рубашка, закрытые туфли. «Контролеры проверяют, чтобы не ездили в сланцах и сандалиях без пятки», – поясняет Максим. По его словам, зимой в автобусе очень тепло, «пассажиры даже просят выключить отопление». Летом работает кондиционер, но выдерживать дресс-код водителю бывает тяжеловато. Через каждые два-четыре часа напарники меняются, можно переодеться и отдохнуть в «спалке».

IMG_6924.jpg

Попасть в спальное помещение можно через маленькую дверцу на лестнице в середине салона. «Водитель, как танкист, должен быть компактным, – смеется Валерий. – Это только на вид кажется, что там тесно. На самом деле у нас есть и более крупные ребята, и ничего, прекрасно помещаются. Там удобно: две печки, кондиционер, форточка». К тому, чтобы спать во время движения, нужно привыкнуть: в «спалке» слышен шум колес и двигателя. «В Москве у нас отстой десять часов, можно выспаться как следует», – говорят водители.

За рулем нельзя курить, «штрафы вплоть до увольнения». Через каждые полтора-два часа автобус делает остановку на неотложные нужды.

Брать с собой еду из дома водителям не приходится: «Нас бесплатно кормят в придорожных кафе, еще и с собой узелок дадут. Заведения заинтересованы, ведь мы приходим на обед не одни, а с пассажирами». То есть накладных расходов в рейсе у водителей автобусов, в отличие, например, от дальнобойщиков, нет – за исключением трат на ГИБДД.

Как уверяет Максим, автоинспекция относится к ним милосердно: «Если нарушение мелкое, например, водитель не пристегнулся, могут ограничиться предупреждением, а не выписывать сразу штраф».

 

Секретное свойство семечек

«Если говорить о сложности, Москва – это средний маршрут. Есть направления намного дальше и тяжелее, – говорит Валерий. – Например, до Петербурга 1700 километров и 24-25 часов пути».

Как говорят собеседники, нынешней зимой им случалось попадать в многочасовые заторы на трассе. «Встали за 300 километров от Москвы – дорога обледенела», – вспоминает Максим.

Наибольшую опасность на трассе несет не погода, а другие участники дорожного движения. «Нужно быть особенно осторожным с «Камазами» из Дагестана. Раз шесть у меня было, что грузовик шел мне в лоб и сворачивал в последний момент. Оказывалось, что водитель заснул за рулем, – рассказывает Валерий. – Машины у них старые, идут с перегрузом, медленно – 40-45 километров в час. Часто бывает, что задние фонари не работают, легковушки их «догоняют», и на трассе образуется затор».

Водители делятся на любителей дневных и ночных поездок. Валерию больше нравится ездить в светлое время суток, «особенно весной, когда всё по сторонам дороги зеленеет». Максим предпочитает ночные рейсы, «народ спит, никакой суеты». Лучшее средство, чтобы не заснуть самому, как он говорит, это семечки.

В ночных поездках есть серьезный минус – у водителя садится зрение. Другие типичные водительские болячки – мышцы и суставы ног, «иногда судорогой сводит, когда несколько часов сидишь».

Междугородные перевозки считаются более престижным занятием, чем городской извоз на маршрутке или в такси, зарплаты здесь приличные. «Мы ни в чем себе не отказываем. Раз в полгода у меня двухнедельный отпуск. С женой объехали наше побережье, были в Турции, Таиланде. В этом году делаем ремонт в квартире, но, может, всё-таки получится куда-то съездить», – говорит Максим.

Оба собеседника мечтают когда-нибудь открыть свое дело. «Сдерживают финансы, – смеется Максим. – Такой автобус, как этот, стоит миллионов восемь. И это не предел. В «Мосгортрансе» есть машины и за 29, и за 35 миллионов. У нас в салоне два экрана, а у них – в каждом подголовнике. Сиденья – лучше, чем в самолете, чуть только массаж не делают».

Оцените новость
1
архив
выпусков
Печальная судьба польских миллионов в Саратове. Как Курихин продавал акции иностранной компании
История о том, как польская компания хотела строить в Саратове совместно с компанией Сергея Курихина. Спойлер: ничего построено не было, а за свои деньги полякам пришлось бороться в арбитражном суде.
Пески без времени и древний скоростной трамвай. Какие проекты ожили после визита Володина
Скоростной трамвай, дорога Шанхай-Гамбург, городской пляж. Вспоминаем историю самых резонансных проектов Володина: когда они появились, когда должны были быть реализованы, что помешало и что их ждет впереди?
1
«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада
В 2009 году в доме 73а по улице Танкистов кое-как перекрыли крышу. Бесконечные протечки размыли фасад: кирпичи вываливаются во двор. Жильцы боятся, что фасад и крыша рухнут, оставив их без жилья. Но дом еще можно спасти.
1
Позитивные. Как в Саратове живут люди с ВИЧ
Россия – один из очагов распространения ВИЧ в мире. Однако в обществе укрепилось представление о вирусе иммунодефицита как о болезни наркоманов и проституток, маркере социальной деградации – о том, что «никогда не случится со мной».
«Отвести ребенка к помойке и там оставить?» Специалисты и родители объясняют, почему аутизм не приговор и с ним возможна полноценная жизнь
Рассказываем, как в Саратове обстоят дела с оказанием помощи детям с расстройствами аутистического спектра
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ