Газета недели в Саратове

Юбилей обрушения. Жители поселка Приволжский годами добиваются строительства новой школы взамен рухнувшей

05.04.2019 // 14:10
Комментарии:2
Просмотры: 1177

В нынешнем году в стране планируется построить 55 школ. Как рассказала вице-премьер Татьяна Голикова на правительственном часе в Госдуме, в прошлом году были открыты 26 новых школ. Всего на нацпроект «Образование» планируется потратить 746 миллиардов рублей из федерального бюджета и 46 миллиардов из региональных. Но аудитор Счетной палаты Михаил Мень отметил, что в реальном выражении за последние шесть лет финансирование образовательного нацпроекта уменьшилось, в ближайшую бюджетную шестилетку оно составит всего три процента от общего объема бюджетных расходов. «При таких объемах прорыва в этой области трудно будет достичь», – подчеркнул аудитор.

В Саратовской области жители новых микрорайонов регулярно обращаются к властям с просьбой о строительстве школ. Энгельсский поселок Приволжский новым не назовешь (первые дома здесь были построены в 1930-х), но школа местным детям нужна не меньше, чем жителям новостроек. Здание поселковой школы №4 обрушилось пятнадцать лет назад. С тех пор уроки проводятся в трех приспособленных зданиях. Родители учеников обращались во все инстанции, не раз писали президенту. Но федеральные миллиарды, обещанные на развитие образования, до Приволжского так и не дошли.

 

Пятнадцать лет спустя

«Вот здесь была наша школа», – говорит жительница поселка Приволжский Ирина, указывая на пустырь под теплотрассой. В оттаявшей прошлогодней траве валяются школьные рюкзаки, мальчишки гоняют мяч.

Здание 1963 года постройки рухнуло в ночь на 30 марта 2004 года. Обвалились все четыре этажа правого крыла, где располагались туалеты. «Хорошо, что это случилось ночью. За школой была хоккейная коробка, днем там даже в каникулы играли дети,– вспоминает Ирина. – Мы жили в соседнем доме. Утром пошли посмотреть, что осталось от здания, вместе с отцом, он тоже там когда-то учился. Стену как будто срезало. Обои, парты в классах было видно с улицы».

Пустырь на месте бывшей школы
Пустырь на месте бывшей школы

Жители Приволжского говорили о необходимости ремонта с середины 1990-х. Часть здания из-за аварийного состояния была перекрыта за год до обрушения. Летом 2004-го в школе планировалось провести капитальный ремонт. По объяснениям МЧС, обрушение произошло из-за отсутствия гидроизоляции фундамента и намокания кирпичной кладки – в санузлах постоянно текли трубы.

Школу Приволжского показали по центральным телеканалам. Местные чиновники обещали восстановить здание в кратчайшие сроки. Но экспертиза признала дальнейшую эксплуатацию невозможной. Как рассказывала «Учительская газета», в июне 2004-го ученики и выпускники попрощались со школой, принеся букеты к аварийному ограждению.

Снести крупное здание обычным способом не удалось. В сентябре его уничтожили при помощи подрыва. «Я смотрела репортаж из Беслана. Сижу перед телевизором, реву. Вдруг слышу грохот с улицы! Выбегаю в подъезд и вижу в окно, как наша школа оседает», – рассказывает Ирина.

Новый учебный год дети из школы начали «по чужим углам». Начальные классы разместили в здании детского сада (малышей перевели в соседний садик «временно, всего лишь на месяц»). Под средние и старшие классы отдали помещения школы №22 (1937 года постройки), которую объединили со школой №21, и вечерней школы (1936 года постройки), переехавшей в школу №31.

Прошло пятнадцать лет. Ученики, заставшие начало авральной ситуации, повзрослели и сами стали родителями, а их дети всё так же учатся во временно приспособленных корпусах.

 

Путь самурая

Забор начальной школы собран из кусков решетки разного размера и вида. Некоторые пролеты затянуты рабицей, а кое-какие фрагменты ограждения очень уж похожи на панцирную сетку от кровати. Школьная территория граничит с поселковым базаром. Со стороны торгового объекта сочится ручеек с канализационным запахом. Через прутья решетки без труда пролезают бродячие собаки.

Начальная школа
Начальная школа

«Все пластиковые окна, которые вы видите, ставили родители. Сидя на родительском собрании, мы чувствовали, что нас из кабинета буквально выносит сквозняком, – рассказывает жительница поселка Юлия. – Зимой потекла крыша. Вот на этом подоконнике ведра и тазы стояли».

В детсадовском здании учатся около 400 младшеклассников. Занятия проходят в две смены. Уроки заканчиваются в 17.30. Зимой в это время уже темно, а с фонарями в поселке, как говорят жители, «тоже проблема».

Начальная школа

В приспособленном здании нет спортзала для полноценных уроков физкультуры. «После встречи с главой района Александром Стрелюхиным началке разрешили заниматься в спортшколе по соседству, отремонтировали там пол. А раньше дети ходили через половину поселка в здание бывшей вечерней школы», – рассказывают родители и предлагают пройти «путем первоклассника».

Впечатления начинаются сразу за забором. Пешеходная дорожка отсыпана асфальтовой крошкой. «Отсыпку мы, можно сказать, выбили, еще когда Лобанов (Дмитрий Лобанов, бывший глава Энгельсского района. – Авт.) приезжал. До этого вообще в грязи тонули, – говорит Юлия.– Тротуаров нет по всему поселку». Проезжую часть на улице, где расположены два детсада, школа и поликлиника, чиновники обещают отремонтировать после строительства новой школы. В Приволжском эта фраза воспринимается так же, как обозначение даты наступления коммунизма.

Дорога в поселке
Дорога в поселке

Двухэтажки, в которых учатся средние и старшие классы, стоят метрах в 600 друг от друга. На перекрестке у школы нет светофора, только лежачие полицейские. В здании с синей крышей, кроме физкультуры, проводятся уроки английского, информатики, математики. «Осенью, зимой, в любую погоду дети должны за пять-десять минут перемены добежать до другого корпуса. Кто шапку не успеет надеть, кто куртку. На физкультуре попрыгали, вспотели, опять по улице бежать. Из-за этого дети часто болеют, одна девочка по дороге упала и повредила ногу», – рассказывает Юлия.

«В сентябре к нам приезжала уполномоченная по правам ребенка Татьяна Загородняя. Мы описали ей ситуацию. С января расписание перестроили так, чтобы хотя бы 5 и 6 классы не бегали туда-сюда в течение дня. Теперь они три дня в неделю учатся в одном здании, два дня – в другом. Но ведь остальные дети по-прежнему бегают. Для них только увеличили перемены на пять минут», – говорит Ирина.

Средняя школа
Средняя школа

Издали 80-летняя двухэтажка выглядит неплохо: беленький фасад, аккуратные елочки во дворе, даже альпийская горка. Видно, что за школьным корпусом ухаживают. Но на внутреннюю сторону здания штукатурки, судя по всему, не хватило. Стены из красного кирпича крошатся, вплотную к школьной территории подступают гаражи, вместо спортивной площадки – футбольные ворота без сетки и баскетбольный щит без корзины.

Средняя школа (внутренняя сторона)
Средняя школа (внутренняя сторона)

Как подчеркивают родители, качество образования их вполне устраивает: «В нашей школе очень сильные педагоги. Мой старший ребенок год назад закончил 11-й класс, без репетиторов поступил на бюджетное обучение в университет, – говорит Юлия. – Школа у нас хорошая, вот только со зданием пока не везет».

 

 

Слова утешения

Еще в 2016 году Юлия писала о школьной проблеме Приволжского президенту Владимиру Путину. В прошлом и нынешнем году направляла обращения спикеру ГД Вячеславу Володину и российской уполномоченной по правам ребенка Анне Кузнецовой. Ирина обращалась к областному детскому омбудсмену Татьяне Загородней, к губернатору Валерию Радаеву. Поселковые активисты создавали петиции на сайте Change.org. Собрали 2,7 тысячи подписей жителей к сенатору Людмиле Боковой.

Чиновники разного ранга приезжают в поселок нередко, и всегда – с обнадеживающими обещаниями. В декабре 2016-го с учителями школы №4 встретилась депутат ГД Ольга Баталина. «Несмотря на все сложности, учебное заведение является одним из ведущих в районе. Очень важно, чтобы школа вошла в федеральную программу. В этом году мы по этой программе возводим пристройку к гимназии №1 в Саратове и школу «Солярис» в поселке Солнечный. Успешное завершение этих проектов позволит нам войти в программу в 2017 году», – сказала Ольга Юрьевна.

В том же 2016-м на заседании областного совета по стратегическому планированию Ирина Седова, бывшая тогда заместителем министра образования, также заявила о надеждах на федеральную помощь строительству в Приволжском.

В феврале нынешнего года в поселке побывала сенатор Бокова. Пообещала рассказать о проблеме коллегам по Совету Федерации. В апреле с инициативной группой встретилась руководитель володинской приемной Татьяна Ерохина.

По сообщению районной администрации, в июне будет направлена очередная заявка на участие в программе на 2020 год.

«Неизвестно, что было причиной отказа в прошлые годы. Нет гарантий, что на этот раз нашу заявку одобрят, – говорит Ирина. – В Саратове и Энгельсе за последнее время построили уже несколько школ, хотя наша проблема возникла раньше. Возможно, приоритет отдают новым микрорайонам, потому что там вообще негде учиться, а у нас есть хотя бы приспособленные старенькие корпуса. Неужели нужно дождаться, пока эти 80-летние постройки рухнут и мы тоже останемся совсем без школы?».

Предполагается, что в Приволжском используют проект на 1100 учеников, уже реализованный в энгельсском микрорайоне Шурова гора. Для строительства придется снести здание нынешней «началки». Земельный участок находится в муниципальной собственности.

«Единственное, что жителям непонятно: строительство затронет территорию нынешнего парка у ДК «Восход». В феврале парк победил в голосовании за проект благоустройства. Если на этом месте в ближайшем будущем планируется школа, зачем сейчас начинать работы по благоустройству?» – недоумевает Ирина.

 

«Куда же наши налоги деваются?»

С корпусами школы №4 соседствует школа №21. Ее здание тоже оставляет желать лучшего: осенью из-за аварийного состояния здесь закрыли спортзал. Кстати, по словам федерального министра просвещения Ольги Васильевой, несмотря на государственные призывы к развитию физкультуры и системы ГТО, 30 процентов школьных спортивных залов в российских школах нуждаются в ремонте, а в 10 процентах школ совсем нет спортсооружений.

«Шикарный, очень большой спортзал был у нас в ДК «Покровский», – часть здания, на которую указывает Ирина, выглядит полуразрушенной. Высокие окна выбиты. Черные проемы затянуты ржавой сеткой. На одном креплении свисает свернувшийся в трубочку баннер. «Зимой в гости к нашему танцевальному коллективу приезжал Дед Мороз со съемочной группой НТВ. Тогда и повесили этот баннер с надписью, что ремонт здания запланирован на 2019 год», – вспоминает Ирина.

Дом культуры
Дом культуры

Дорога, ведущая к популярному очагу культуры (около 100 детей занимаются в танцевальном клубе, почти 400 – в музыкальной школе), выглядит так, как будто здесь слегка размялись бомбардировщики с энгельсской авиабазы. Над другими улицами поселка они тоже, кажется, пролетали. «Яма на яме. Подъезжаем к повороту и ждем, кто первый померяет глубину, – описывает Юлия хитрости местных автолюбителей.– У нас самый крупный поселок городского типа в районе. 30 тысяч жителей, много автомобилей. Куда же наши налоги деваются?».

Зато проспекту Гагарина повезло. Каждый год накануне Дня космонавтики улица, по которой поедут высокие гости региона, преображается. «Видите, дорожники уже мусор собирают, путепровод чистят. Асфальт, бывает, новый кладут, а однажды ночью на нашем сложном перекрестке появился светофор».

 

«Мясик-Сити»

На кирпичной будке остановки электрички, проходящей через поселок, выведено черным: «Мясик-Сити». Неизвестный граффитчик в чем-то прав: поселок начинался с мясокомбината. Предприятие должно было стать крупнейшим в СССР. В 1930-е вместе с заводскими корпусами строились дома (в центре поселка до сих пор сохранились трехэтажки, которые здесь называют сталинками), ДК, больница.

Комбинат выпускал колбасу, полуфабрикаты, консервы и даже гематоген. «Купить продукцию в поселке было невозможно. Жители Приволжского, оказавшись в московском магазине, показывали паспорт с пропиской и уговаривали продавца: мы живем там, где эту колбасу делают, продайте нам без очереди!» – рассказывает Ирина.

Территория бывшего мясокомбината
Территория бывшего мясокомбината

В 1941 году в поселок эвакуировали московский завод №213 имени Орджоникидзе. Как говорится в «Большой саратовской энциклопедии», «немецкие бомбардировщики не знали, что под выпуск военных навигационных приборов приспособили цеха мясокомбината, и не сбрасывали сюда бомбы, так как использовали башню пищевого предприятия в качестве ориентира».

Образовавшийся в 1950-х завод «Сигнал» (тогда он имел только номер почтового ящика) выпускал приборы для космических кораблей. Здесь работало около 10 тысяч человек.

Сейчас на «Сигнале» осталось около 2,5 тысячи работников. Мясокомбинат закрылся в начале 2000-х. Его башня из красного кирпича до сих пор видна с любой точки поселка. Попасть на территорию можно через огромные дыры в заборе.

Территория бывшего мясокомбината

Пустырь зарос молодым леском. В кустах чернеют открытые люки без крышек – летом за листвой их будет совсем не видно. На месте корпусов – плато из битого кирпича и обломков железобетонных плит. Рядом – провалы в бетонном основании, похожие то ли на подвал, то ли на защитное укрытие (в годы работы мясокомбината жителям поселка на школьных уроках ОБЖ объясняли, что в гигантских холодильниках используются ядовитые вещества, и показывали, в какую сторону нужно бежать в случае аварии на предприятии). Судя по надписям на башне, посетители здесь не редкость, очистить опасную территорию никто не собирается.

Понадобилось почти двадцать лет, чтобы поселок приспособился к жизни после падения флагманов советской промышленности. Сейчас многие жители работают в городе: «До Энгельса от нас 20 минут, маршруток много, есть прямая электричка до Саратова. Вообще у нас хороший поселок, – говорит Ирина. – Есть два дома культуры, спортивная школа, музыкальная. Наверное, в Энгельсе не найдешь места, где столько детских учреждений было бы в шаговой доступности. За последние годы открыли кинотеатр, построили два садика. Вот еще бы со школой решить».

Территория бывшего мясокомбината

Оцените новость
16
архив
выпусков
Печальная судьба польских миллионов в Саратове. Как Курихин продавал акции иностранной компании
История о том, как польская компания хотела строить в Саратове совместно с компанией Сергея Курихина. Спойлер: ничего построено не было, а за свои деньги полякам пришлось бороться в арбитражном суде.
Пески без времени и древний скоростной трамвай. Какие проекты ожили после визита Володина
Скоростной трамвай, дорога Шанхай-Гамбург, городской пляж. Вспоминаем историю самых резонансных проектов Володина: когда они появились, когда должны были быть реализованы, что помешало и что их ждет впереди?
1
«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада
В 2009 году в доме 73а по улице Танкистов кое-как перекрыли крышу. Бесконечные протечки размыли фасад: кирпичи вываливаются во двор. Жильцы боятся, что фасад и крыша рухнут, оставив их без жилья. Но дом еще можно спасти.
1
Позитивные. Как в Саратове живут люди с ВИЧ
Россия – один из очагов распространения ВИЧ в мире. Однако в обществе укрепилось представление о вирусе иммунодефицита как о болезни наркоманов и проституток, маркере социальной деградации – о том, что «никогда не случится со мной».
«Отвести ребенка к помойке и там оставить?» Специалисты и родители объясняют, почему аутизм не приговор и с ним возможна полноценная жизнь
Рассказываем, как в Саратове обстоят дела с оказанием помощи детям с расстройствами аутистического спектра
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ