Газета недели в Саратове

Снести нельзя оставить. Пять памятников в Саратове, которые (не) нужно сохранять

12.03.2019 // 12:50
Комментарии:0
Просмотры: 1555

Фото – https://oldsaratov.ru, архив fn-volga.ru

Первым был дом 12 на улице Кутякова, где просто провалилась крыша. Следом за ним крыша с частью фасада покинула дом №5 по улице Радищева. А затем в доме на углу Мичурина и Соборной «выехал» третий этаж, и теперь фасад гордо торчит над тротуаром, грозя скорым обрушением.

В социальных сетях с новой силой вспыхнули дискуссии на тему охраны культурного наследия. «Что за лицо у города – трухлявое, покосившееся, перекошенное? Кто будет приводить в порядок эти дома, большей частью аварийные, расселенные или населенные маргиналами?» – спрашивают противники исторически ценных гнилушек. «Почему старые немецкие особняки и деревянные дома с резными наличниками, флюгерами и прочими милыми финтифлюшками уродуют лицо города, а безликие многоэтажки – не уродуют?» – в ответ задают риторические вопросы защитники культурного наследия.

На территории города объектов в разных статусах (федеральном, региональном и муниципальном) – 1035. 43 из них – многоквартирные жилые дома в аварийном состоянии. 

Мы предлагаем редакционный топ-5 объектов культурного наследия, которые то ли являются украшением города, то ли их давно пора перестать считать наследием и реконструировать, а то и снести.

 

Дом Яхимовича

Он же дом с кариатидами. Объект культурного наследия регионального значения. Архитектурная жемчужина Саратова.

Построен по проекту инженера Вячеслава Яхимовича в начале прошлого века. В доме была использована уникальная на тот момент система отопления – паробетонная. Дом изнутри прошит трубами, по которым подавался горячий пар. Источники утверждают, что изобрел и запатентовал эту систему сам Яхимович. Дом был доходным – владелец сдавал квартиры внаем.

Ветхим его признали еще в 70-х годах XX века. Одной из «мин замедленного действия», заложенной под домом, специалисты «Саратовгражданпроекта» называли «слабый» грунт под фундаментом. Когда-то на этом месте был овраг. После подъема грунтовых вод земля начала проседать, фасад «повело».

Хороводы вокруг дома Яхимовича власть и застройщики водят давно. Несколько лет ОКН на Советской, 5 пытался выкупить глава строительной компании «Лепта» Яков Стрельцин. Выкупить, отреставрировать (или отстроить заново, сохранив фасадную часть), надстроить пару-другую этажей и использовать как коммерческую недвижимость. Но тогда не нашлось способов пристроить ОКН в частные руки.

Жильцов, которых должны были расселить из аварийного здания еще к концу 2010 года, выселили оттуда только к середине 2017-го. С тех пор дом, представляющий собой шедевр архитектуры и лицо города, стоял раскрытый. Там селились люди без определенного места жительства. А в мае 2018-го он загорелся. Причем загорелся сразу в двух местах. Пожар тушили шесть пожарных расчетов, выгорело 50 квадратных метров.

Еще до пожара в реконструкцию и реставрацию здания готово было вкладываться Агентство ипотечного жилищного кредитования (сейчас АО «Дом.РФ»). После того, как объект был передан на баланс региона, представители АИЖК обещали вернуть зданию его первоначальный статус доходного дома. После реконструкции в нем должны были появиться восемь однокомнатных, семь двухкомнатных и две трехкомнатные квартиры. На работы по восстановлению дома с кариатидами планировалось потратить 80 миллионов рублей.

После пожара АИЖК, судя по всему, потеряло интерес к объекту. Здание законсервировали – окна и двери заколотили, сам дом обнесли забором. В декабре прошлого года глава управления по охране культурного наследия области Владимир Мухин заявил, что никаких проектов реставрации в управление пока не поступало.

 

Склады Рейнеке

Ансамбль военных провиантских складов комплекс мучных складов торгового дома «Кондратий Рейнеке и сыновья», объект культурного наследия регионального значения.

Это еще один объект, на который обратили внимание в АИЖК, или АО «Дом.РФ».

Прошлой осенью депутат Госдумы Николай Панков в своем telegram-канале «Пара слов» опубликовал документы, из которых следовало, что возможна передача зданий складов от «РОСИЗО» (Музей современного искусства), на балансе которого находится комплекс зданий вместе с землей, акционерному обществу «Дом.РФ» в рамках ФЗ от 24.07.2008 № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства». Впрочем, администрация города эту информацию тут же опровергла: во-первых, склады – региональный ОКН, во-вторых, вокруг них 150-метровая защитная зона, в-третьих, правила землепользования и застройки ограничивают застройку центра Саратова. 

«Дом.РФ» тоже открестился от планов по застройке складских территорий, заявив, что во всем виновато местное Росимущество. Проверяющие этого ведомства увидели, что склады не используются «в соответствии с видом разрешенного использования», а «состояние объектов неудовлетворительное». Вот «Дом.РФ» и запрашивал у Минкультуры России, что за статус у участка, которым управляет контора «РОСИЗО». «В запросе не говорилось о передаче участка под застройку», – отметили в компании. После этого истерика вокруг складов Рейнеке утихла.

Впрочем, у складов и без этого скандала непростая история. В 1879 году мукомолы братья Кондратий и Иван Рейнеке выстроили на берегу Волги мельницу, а затем и эти склады, где хранились зерно и мука.

В наше время склады принадлежали Министерству обороны РФ. Первые разговоры о том, что делать с комплексом построек XIX века, начались в 2014 году, когда стало понятно, что Минобороны РФ будет избавляться от непрофильного имущества и склады  уйдут на баланс региона.

Шикарное место рядом с Волгой, центр города – мечта саратовского застройщика. Но под застройку это место решили не отдавать, а передали региональному министерству культуры, где разработали концепцию музейного квартала. Концепция предполагала размещение в зданиях складов музея современного искусства, краеведческого и этнографического комплексов, а также творческих мастерских. Изюминкой должен был стать «Город мастеров», который бы разместился в деревянной постройке внутри складского комплекса. Через пару дней после того, как минкульт получил склады в собственность, будущий «Город мастеров» сгорел. Причина пожара – поджог.

Художники и архитекторы из Москвы и Санкт-Петербурга, в то лето осматривавшие территорию, которой предстояло стать музеем, приходили в неописуемый восторг от складского пространства, высоких потолков, деревянных полок, раскиданных по территории шинелей, армейских ушанок и гуталина. Стоимость реконструкции складов уже тогда оценивалась в миллиард рублей. 

В 2016-м и земельный участок, и склады были переданы в оперативное управление саратовскому филиалу «РОСИЗО» (Музей современного искусства). С тех пор он стал площадкой для проведения ряда фестивалей, субботников, акций.

Надо сказать, движуха на площадке складов достаточно активная: недавно, 24 февраля, состоялось продолжение фестиваля ленд-арта «Искусство земли»: шаг второй – «Трансмутация снега», в ходе которого художники сожгли снеговика. Как проверяющие из местного Росимущества не заметили творческой активности – это вопрос. Но вот состояние объекта культурного наследия достаточно печальное и требует вложений – например, наполовину сгоревший деревянный сруб так и торчит посреди двора. Но денег, как известно, нет.

 

Дом художника

Доходный дом купца А.П. Медведева, больше известный как «Дом художника».
Объект культурного наследия регионального значения

«Дом художника», изначально служивший доходным домом, был построен в начале XX века сыном купца второй гильдии Алексеем Медведевым. В 1918 году все квартиры в нем были социализированы и разделены на коммунальные. В 1990 году бывший доходный дом был признан нежилым, что не мешало там обитать оставшимся пяти семьям. Здание было передано на баланс художественных мастерских Союза художников России по договору о безвозмездном пользовании. Уже через пять лет – когда срок действия договора закончился – городская администрация стала выселять из здания в центре города художественные мастерские. Противостояние длилось больше десяти лет, суд встал на сторону городской администрации. Позже, уже в нулевых, «Дом художника» у города выкупило ООО «Эльма» по цене 18,2 миллиона рублей. Затем новые владельцы переуступили право собственности ЗАО «Сарград».

С тех пор как художественные мастерские выселили из доходного дома купца Медведева, здание пустует. Несмотря на то, что «Сарграду» было выдано охранное обязательство, работы по реконструкции и реставрации здания не велись.

20 апреля 2016 года частично обрушилась стена пристройки «Дома художника», где в свое время располагались жилые квартиры. Через неделю, 27 апреля, в пристройке к основному зданию архитектурного памятника обрушился потолок. 17 июля 2017 года в здании возник пожар – выгорело 60 кв. метров. Тушить его выезжали пять автоцистерн и 18 человек личного состава.

Здание продолжает разрушаться.

Похожая судьба постигла дом архитектора Юрия Терликова на Лермонтова, 35 (сейчас ЗАО «Сарград» возводит на его месте шестиэтажку). Здание тоже входило в реестр объектов культурного наследия. Владелец (им, как утверждает «Свободная пресса. Поволжье», в 2011-2012 годах был Александр Зинин, которого издание называет компаньоном Сергея Курихина) был обязан содержать объект в надлежащем состоянии. Но доступ в здание был открыт всем желающим. В результате дом Терликова пришел в негодность, в 2013 году был выведен из реестра ОКН и снесен.

 

Кинотеатр «Пионер»

Бывший собор Святого Климента, двухбашенный католический костел, построенный в 1878-1880 годах по проекту архитектора Михаила Грудистова. Выявленный объект культурного наследия.

О том, что раньше на месте кинотеатра был костел, догадаться практически невозможно – за свою жизнь здание пережило несколько глобальных реконструкций. В советские годы снесли башни и статую Святого Петра между ними. Кинотеатр «Пионер» открылся там в 1940 году. В 1965-м к кинотеатру пристроили двухэтажное кафе и добавили малый зал. На фасаде был создан барельеф пионера.

Очередную реконструкцию кинотеатр пережил уже в нулевых. В 2016 году кинотеатр перестал показывать кино, а стал просто культурным центром.

В середине ноября прошлого года  владелец здания Алексей Колесников заказал экспертизу, чтобы вывести бывший кинотеатр из реестра выявленных ОКН. Мотивация у бизнесмена была простая: «Временный статус закрепляет объект в том виде, в котором оно есть, и запрещает делать с ним вообще все. Вообще – это значит, что нельзя снять плинтус и заменить покрытие, любые ремонтные работы запрещены». Две историко-культурные экспертизы подтвердили, что от памятника не осталось ничего, кроме кирпичной кладки под крышей и некоторых других элементов.

В тот же миг за здание вступилась общественность: администраторы краеведческого интернет-проекта «Старый Саратов» написали обращение к руководителю регионального управления по охране культурного наследия Саратовской области Владимиру Мухину и объявили сбор подписей в защиту бывшего собора Святого Климента.

Но вмешательства чиновников из управления по охране объектов культурного наследия региона не понадобилось. Колесников «сдал назад» по собственной инициативе, чтобы не нервировать общественность. Бизнесмен собирался убедить блогеров и общественников, что снести здание «Пионера» технически невозможно и пока он руководитель ООО «Кинотеатр «Пионер», никто на этом месте строить торговый центр и менять внешний вид здания не будет.

 

Дом Гектора Баракки

Объект культурного наследия регионального значения.

Строение, которое сегодня известно саратовцам как дом художника Гектора Баракки (ул. Соляная, 30), возведено во второй половине XIX века купцом третьей гильдии Афанасием Новиковым. В ХХ веке дом сменил нескольких хозяев. Одно время – перед революцией – там жил Этторио Паоло Сальвини-Баракки, которого по-русски все называли Гектором Павловичем. Он был «певцом Волги», родоначальником саратовской живописной школы, среди его учеников – Павел Кузнецов и Виктор Борисов-Мусатов. Баракки трагически погиб в 1917 году – во время приступа астмы задохнулся от предложенного солдатом нашатырного спирта. Его вдова продала дом. А в 1918 году дом был социализирован и разделен на коммуналки.

К концу нулевых годов нашего века дом был признан аварийным – у него обрушилась стена. Снести исторический особняк планировали к 2017 году. Тему сохранения здания, в котором жил мастер, сформировавший саратовскую художественную школу, стал продвигать музейщик Игорь Сорокин. В 2016 году его стараниями была проведена историко-культурная экспертиза, и аварийный дом под снос был признан объектом культурного наследия регионального значения.

Несколько раз администрация города, на балансе которой оказался аварийный дом, который нельзя снести, пыталась продать особняк. Сначала его выставили на продажу по цене 10 миллионов рублей, затем шесть. И только с третьего раза сделка совершилась: Игорь Сорокин и Фонд восстановления дома Гектора Баракки смогли выкупить его за 2,993 миллиона рублей. Это произошло в октябре 2018 года. И фактически через неделю после покупки в здании начались субботники – энтузиасты сохранения культурного наследия готовили дом Баракки к зиме.

По замыслу Сорокина, в восстановленном здании начнет работать станция городского пленэра, здесь будут проводить мастер-классы и студии.

Оцените новость
6
архив
выпусков
2
Кто убивает «Тролзу». На заводе обнаружилась странная система реализации продукции
Продолжаются злоключения завода «Тролза»: срываются контракты, теряются рынки сбыта, заводом интересуются правоохранители. Но есть и еще одна причина бед предприятия – весьма странная система реализации продукции.
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ