Газета недели в Саратове

«Хочется рядом лечь и сказать: закапывайте!» Почему похороны в России стоят так дорого

Комментарии:9
Просмотры: 8068

Фото – архив ИА «Свободные новости»

В соседней Самаре перед дверями правительства установили гроб с телом покойного. Жительница Тольятти Анна Плотникова таким образом заявила, что муниципальная похоронная служба помешала ей проводить в последний путь ее гражданского мужа, потребовав с нее 50 тысяч рублей. Тогда как частник, к которому она обратилась, обещал ей похоронить покойного бесплатно, по так называемому «гарантийному перечню» – взамен на компенсацию от государства в размере шести тысяч рублей. Сначала муниципальная похоронная служба не хотела выдавать разрешение на захоронение, потом около 15 человек в медицинских масках воспрепятствовали захоронению физически.

В этой истории неясно, почему частная ритуальная компания готова хоронить людей практически за спасибо и какая роль отводилась самарскому районному депутату Азату Туймасову, который активно постил происходящее в соцсетях и раздавал комментарии – он, кстати, тоже занимается похоронным бизнесом. Кто-то называет происшествие спланированной провокацией, связанной с переделом похоронного бизнеса. Но факт остается фактом: отправиться в мир иной стоит настолько дорого, что одна мысль об этом может ускорить процесс ухода.

 

Похороны по-саратовски

Как только жительница Саратова Анна Гладкова закрыла дверь за скорой помощью, констатировавшей смерть ее 92-летнего дедушки, ей позвонили. «Ты вся в шоке, а они так расхлябанно: здрасьте, чё, у вас покойник? Куда нам выезжать? Я говорю: здрасьте, кто вам дал мой телефон? Они: так покойник есть? куда выезжать?» Анна не стала продолжать разговор. Но через несколько минут ей позвонили другие незнакомцы. Так всю ночь ей предлагали свои услуги разные похоронные агентства.

Когда приехала милиция и судмедэксперт, те вызвали катафалк в морг, принадлежащий муниципальной похоронной службе «Ритуал». С нею Гладковы и заключили договор о комплексном оказании услуг по проведению похорон.

«Обслуживание там – уровень «совок». Спросить ничего нельзя, тетка с густо напомаженными губами и голубыми тенями будет исподлобья на тебя смотреть и выдержит длинную паузу – мол, ты что обо всем спрашиваешь, видишь, я тут ем. Это ладно, на другое мы и не рассчитывали», – делится впечатлениями Анна.

Девушку удивили цены на аксессуары: «Ценник – ужас! Естественно, все рассчитано на то, что люди в горе плохо соображают – а значит, можно их всячески обирать. Предлагается, например, белое псевдо-церковное покрывало с еле нанесенными черным крестами – оно как марля. Вот это покрывало с иконкой и свечками стоит 900 рублей. Венки – мятые, черт знает на что похожие, просто неаккуратные кучи дешевых искусственных цветов, а стоят – как десяток свежесорванных роз. Самый дешевый, порядка 400 рублей, – ну это прям стыд. И так далее все остальное по списку. То, что дешевле – это просто страх господский! Я бы даже кота своего, который умер год назад, с таким не похоронила!»

Еще больше девушку удивила цена услуг в муниципальном ритуальном агентстве: «Принцип ценообразования – как в анекдоте про Apple: крутить педали бесплатно, а тормозить платно. Они по пунктикам, прямо до идиотизма, за все берут деньги: вынести гроб из машины – одна цена, поставить гроб на табуретку – другая цена, убрать табуретку – третья цена». В договоре обнаружились такие забавные пункты, как «установка таблички» – 150 рублей (табличка из белого пластика с серыми буквами втыкается в землю одним нажатием), «осмотр места на кладбище» – 800 рублей (делал ли это кто-то, установить сложно).

По словам девушки, также «очень сильно накосячил морг»: «Когда покойного дедушку забирали из квартиры похоронщики, они завернули его в полиэтилен и в покрывало, чтобы было удобнее нести. В морге после всех процедур я вижу под телом слой пленки, а под ним лежит в гробу то самое покрывало! Зачем чистое, протертое дезраствором тело снова класть в грязный полиэтилен и в это вонючее покрывало?! И действительно, тело было в очень плохом состоянии, от него был жуткий запах. Взяли по-свински деньги и оправляют на тот свет грязным!» – возмущена Анна Гладкова. Услуги по санитарной обработке, заливке полостей формалином, одеванию и укладыванию усопшего обошлись в 5500 рублей. Гладкова собиралась написать заявление, что сомневается, была ли на самом деле оказана оплаченная услуга, и попросить запись со скрытых камер. Однако родственники отговорили ее это делать, опасаясь, что тело будут эксгумировать после захоронения.

«Бригада все время торопит. Люди это равнодушные, бестактные, рожи у всех пьющие. Я настояла, чтобы мы переплатили за гроб – лакированный, почти черный, как в американских фильмах. И когда похоронщики выносили этот гроб из морга, они чирканули его о металлический косяк. Я им: мужики, ну вы бы хоть поаккуратнее! Они: ой-ой – и закатывают глаза. Всё делают с таким видом, будто бесплатно заставляешь их работать», – продолжает Анна Гладкова.

Катафалк «премиум-класса» стоимостью 3500 рублей в час («можно было б на эти деньги в лимузине возить гроб») был грязный изнутри и снаружи. Вдобавок, по словам Анны, вентиляцию в салоне не включили либо она не работала, и родственники в летнюю жару ехали от центра города до Елшанского кладбища, вдыхая трупные запахи.

Кроме того, сотрудники МУП «Ритуал», судя по всему, позабыли взять иконку, вошедшую в итоговый прайс. Для обряда была предложена маленькая пластиковая иконка, похожая на ту, которую вешают в автомобиле – с двусторонним скотчем на задней стороне.

Когда гроб закопали, гробовщики не дали Гладковым горсть земли с могилы усопшего для заочного отпевания (цена услуги – 500 рублей). Сотрудница «Ритуала» без уверенности сообщила, что землю якобы все же взяли и передали в церковь. Позже Анне пришлось ехать в церковь на окраине Заводского, чтобы проверить по записям, действительно ли покойника отпели.

Ветерана Великой Отечественной войны похоронили на специальном «фронтовом участке» Елшанского кладбища. Вручая Гладковым свидетельство о захоронении, бригадир поставил перед фактом: вот тут три копаря и я – отблагодарите нас, пожалуйста, по 500 рублей. До этого Гладковы оплатили по прайсу 5200 рублей за рытье могилы и потому отказались оставить «чаевые».

«Похороны в Саратове организовываются так ужасно, что хочется рядом с покойником лечь и сказать: закапывайте!» – резюмирует Анна Гладкова.

 

«Тогда пожалуйста: тело в пакет – и в братскую могилу»

Чтобы выяснить, сколько сегодня стоят похороны и можно ли умереть бесплатно, я обошла несколько похоронных агентств и отправилась на кладбище.

Улица Киселева, на которой находится наша редакция, считается главной скорбной улицей города – на ее протяжении найдется с дюжину ритуальных агентств, мастерских по производству надгробных памятников и магазинов ритуальной атрибутики. Здесь находится муниципальное унитарное предприятие «Ритуал».

– Здрасьте! Где у вас человек умер? – не церемонясь, спрашивает женщина в черном одеянии, сидящая в окружении гробов и венков в магазине ритуальных товаров. Я рассказываю ей легенду – мол, родственница на последнем издыхании, хочется заранее узнать цену услуг. Консультант впихивает мне визитку и поворачивается спиной, явно потеряв ко мне интерес: – Вот когда это случится, тогда сразу нам звоните. Мы – единственная муниципальная служба в городе! – добавляет она.

Я догоняю женщину, желая уточнить цены. Консультант отвечает, что дешевле 20 тысяч рублей проститься с человеком точно не получится – и то в перечень услуг входит только катафалк, самый дешевый деревянный гроб с обивкой из красного ситца, венок, разрешение, рытье могилы. За крест, ленты, покрывало, услуги морга, отпевание придется доплатить сверху – то есть в 20 тысяч рублей уложиться невозможно никак. Интересуюсь гарантированным перечнем услуг по погребению (согласно закону, гражданам гарантируется оказание услуг на безвозмездной основе, муниципальный бюджет в этом году потратит 5946 рублей 47 копеек на каждого такого умершего).

– Нет, у нас такое не оказывается! Такого уже давно нет, – отрезает сотрудница «Ритуала». Потом добавляет с претензией: – То есть вы хотите отказаться?! Тогда пожалуйста: тело в пакет – и в братскую могилу.

В другом, частном ритуальном агентстве на улице Киселева минимальный ценник мне насчитали тоже в размере 20 тысяч рублей и признались, что по правде дешевле 35 тысяч рублей попрощаться с воображаемой родственницей не получится. Попытались меня отговорить обращаться в муниципальную похоронную службу – цены там, мол, такие же, а качество услуг значительно хуже.

В третьем ритуальном агентстве, тоже частном, минимальный пакет услуг уже возвысился до 35-40 тысяч рублей. В среднем похороны «под ключ» стоят 60 тысяч рублей. Поход сюда обернулся стрессом. Видя меня, изображающую растерянность в связи с грозящей неминуемой утратой, консультант наседала на повышенных тонах:

– Я вам еще раз говорю: как только это случится, первым делом вы звоните нам, а потом участковому терапевту!

После такого обращения возникло ощущение, что я такая глупая, никчемная, букашка, которую сейчас раздавят, но другого выбора у меня нет. Представляю эмоции людей, в реальности оказавшихся в такой ситуации.

Далее я отправилась на старое Елшанское кладбище, которое закрыто с 2006 года, но забор которого постепенно отодвигается и уже практически вышел на проезжую часть. Здесь работники МУП «Ритуал» сообщили мне, что можно только «подхоранивать» к родственникам, стоить это будет 10-14 тысяч рублей.

Если родственников тут нет, нужно ехать дальше, на новое кладбище у села Сторожевка. Там, «когда это случится», обсудить местоположение могилы с кладбищенской администрацией. Точным прейскурантом собеседники не владеют, но есть данные, что за хорошее место у дороги, близко к входу, можно отдать и до сорока тысяч рублей. Захоронение без предпочтений по выбору места – бесплатно.

Интересуюсь, как выглядят бюджетные похороны по гарантированному государством перечню.

– Отказников хоронят всех вместе на дальних участках нового кладбища, до этого по неделям собирают их в морге, – говорит сотрудница МУП «Ритуал», попивая чай с конфетами. Потом она с коллегой обсуждает новость из Самары: – Нет, это бред – похоронить за шесть тысяч рублей, как ей обещал там один ритуальщик, в наше время нельзя никак!

То есть уйти из жизни достойно за счет государства не получится. Максимум, на что можно рассчитывать – на единовременное социальное пособие от государства за организацию похорон в том же размере 5946 рублей 47 копеек.

 

Дорогая дорога в рай

То, что похоронный бизнес практически не контролируется ни в плане цен, ни в плане качества представляемых услуг, признают власти разных уровней. На днях Минстрой РФ предложил штрафовать за нарушения в сфере похоронных услуг.

Два года назад губернатор Валерий Радаев поручал разобраться Общественной палате области со скорбными делами в регионе. Александр Ландо тогда насчитал, что на рынке ритуальных услуг крутится полтора миллиарда рублей, а налогов область получает всего 35 миллионов, тогда как, исходя из оборота, они должны составлять 140-150 миллионов. Позднее Ландо отмечал, что МУП «Ритуал» занимает всего 25-30 процентов на рынке услуг, и эту долю, по его словам, нужно увеличить до 50, чтобы сделать похороны доступными каждому – потому что муниципалы, как он убежден, хоронят в два раза дешевле частников.

Реальным шагом в этом направлении стало то, что в июне 2018 года областная прокуратура направила муниципалитетам исковые требования создать муниципальные похоронные службы в тех районах, в которых их пока нет. Губернатор также призвал муниципалитеты «не наживаться за счет мертвецов». Фактически это вылилось в то, что в сельской местности, там, где хоронить можно было все еще бесплатно, похоронное дело коммерциализировалось за счет создания ритуальных МУПов.

Попасть в рай, обещанный президентом страны, – непозволительная роскошь для россиян.

Оцените новость
0
архив
выпусков
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
1
Обыкновенный ад. Как живет общага на улице Азина: без света, газа, отопления и при полном равнодушии чиновников
Дом на Азина, 37 – бывшее общежитие химкомбината – был построен в середине 50-х годов прошлого века. «Здесь был рай», – вспоминают старожилы. Шли годы, и под равнодушными взглядами чиновников жизнь в этом доме превратилась в ад.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ