Газета недели в Саратове

Сосульки против саратовцев. Альпинисты против сосулек

22.02.2019 // 14:50
Комментарии:1
Просмотры: 1127

Сообщения о происшествиях, связанных с падением сосулек, стали в Саратове почти ежедневными. Ледяные глыбы повреждают вывески магазинов, козырьки подъездов, припаркованные возле зданий автомобили, угрожают газовым трубам. С начала зимы СМИ рассказали о восьми пострадавших жителях. Большинство получили ушибы и травмы средней тяжести. Один из пострадавших – 77-летний пенсионер из Энгельса – погиб.

На сайтах бесплатных объявлений предлагаются услуги очистки крыш по цене от шести рублей за квадратный метр. Максимальная цена может отличаться от минимальной на порядок – в зависимости от сложности заказа, платежеспособности клиента и запросов исполнителя. По подсчетам промышленных альпинистов, на крышах города работают не меньше ста высотников различной квалификации. Нынешней зимой в Саратове промальпы стали представителями самой востребованной профессии – если не считать «земных» снегоуборщиков.

 

Чем Саратов похож на столицу

По оценке национального центра по антиобледенению «Ледовый патруль» (организация создана компанией, продающей системы электрообогрева для крыш, собирает сведения о несчастных случаях с сосульками), прошлой зимой Саратов стал самым травмоопасным городом в России. За холодный сезон от падения с крыш снега и льда пострадали десять взрослых саратовцев и двое детей. Второе место занял Санкт-Петербург, где травмы получили девять человек.

Нынешней зимой Саратов и Петербург снова упоминаются в новостях как эпицентры погодных бедствий. Саратовцы просили объявить чрезвычайную ситуацию в связи с аномальными снегопадами. Жители северной столицы требовали того же, возмущаясь гололедом и сосульками. В Саратове прошел митинг с требованием отставки губернатора Валерия Радаева. Вопрос о кадровых решениях в отношении петербургского главы пришлось комментировать пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову. По его словам, «все, что происходит в сфере жилищно-коммунального хозяйства Санкт-Петербурга, целиком и полностью относится к прерогативе руководителя региона», оценивать эту сферу деятельности региональных чиновников в Кремле считают «неуместным».

В Питере от падения сосулек пострадали 12 человек. Зафиксирован один летальный случай: погиб 23-летний студент Химико-фармацевтического университета Бабурбек Очилов. Как напоминают СМИ, в предыдущий аномальный зимний сезон 2009-2010 годов в Петербурге жертвами ледяных глыб стали три человека.

В Саратове несчастные случаи, связанные с падением наледи с крыш, начались в декабре. Примечательно, что ЧП происходили на центральных улицах – Набережной Космонавтов, проспекте Кирова, Московской. Семь человек получили ушибы и травмы средней тяжести. Трагедия случилась на улице Горького в Энгельсе: кусок льда, сорвавшийся с козырька балкона четвертого этажа, упал на голову 77-летнему мужчине, который остановился возле подъезда поговорить с соседями. По дороге в больницу пенсионер скончался. Как выяснилось, прокуратура Энгельса шесть раз вносила представления управляющей компании «ЖЭУ-1» и направляла в жилищную инспекцию материал о привлечении директора к административной ответственности. Теперь, как сообщает Следственный комитет, возбуждено уголовное дело по статье 109 УК «Причинение смерти по неосторожности».

По сведениям метеорологов, в Петербурге высота снежного покрова составляет 49 сантиметров. Северную столицу очищают от снега 1,5 тысячи единиц специальной техники. Всего на уборку города выделено 7,5 миллиарда рублей при потребности в 12 миллиардов.

В Саратове высота снежного покрова колеблется от 55 до 88 сантиметров. На улицах работает, по разным оценкам, от 150 до 180 единиц техники. По подсчетам мэра Михаила Исаева, городу нужно 300-350 новых снегоуборочных машин. В начале февраля губернатор Валерий Радаев пообещал выделить на покупку техники для Саратова миллиард рублей. И уже в мае можно будет устроить парад этой техники на Театральной площади.

У Саратова и Питера, проигрывающих зимней стихии, есть еще кое-что общее. В начале 2010-х годов власти обоих городов закупили снегоплавильные установки, которые должны были открыть новую эру в борьбе со снегом на городских улицах. В Саратове приобрели два комплекса за 34 миллиона рублей. В Питере – более десяти машин на 250 миллионов. В итоге ни одна из установок не используется из-за экономической нецелесообразности. Выяснилось, что чудо-аппарату требуется до 400 литров топлива в час, а получившиеся стоки нужно дополнительно очищать.

 

Привычка к высоте

«Много ли у нас этой зимой заказов? Чересчур! – говорит промышленный альпинист Сергей, занимающийся очисткой саратовских крыш. – За день три-четыре крыши отрабатываем. Всего по городу человек сто этим занимаются. Иногда УК и дворников наверх отправляют. Это вроде бы нельзя, но, если человек не боится, почему не залезть?».

Саратовские сосульки нынешней зимой попали на Euronews. Сергей с гордостью рассказывает, как давал интервью Первому каналу. «Мы работали на Домах 8 Марта. Парнишка из нашей бригады кричит: спускайся, тут уже полчаса телевидение ждет, когда ты слезешь!».

От приглашения жильцов снять состояние домов изнутри представители госканала воздержались. Хотя кадры, по словам Сергея, были бы живописные. «Это ж трущобы! Ни снести, ни ремонтировать – по закону – этот памятник нельзя. Перекрытия сделаны из дранки. В одной квартире эта дранка развалилась, громадная куча щепок повисла в натяжном потолке. В другой квартире потолки заклеены плиткой и подвешены веревки, чтобы протекающая вода сбегала в тазы, а не лилась по всей комнате».

Сергей до пенсии служил в МЧС, сейчас официально работает на одном из заводов. Больше 20 лет подрабатывает кровельщиком. «Постепенно дошло дело и до веревок. Друг занимался горным альпинизмом, научил вязать узлы, вывешиваться, – вспоминает собеседник. – Я просто к высоте привычный. Не каждый залезет, куда я поднимаюсь». С удовольствием Сергей рассказывает, как закреплял детали внешней отделки на 20-м этаже новостройки.

«Дед мой, он охотником был, говорил: кто не боится, тот дурак. Страх есть, но его нужно контролировать. Зато я вот на самолете боюсь летать. Всего один раз летал, если не считать армии». Служил Сергей в 22-й бригаде особого назначения, в самом начале 1990-х побывал в Нагорном Карабахе и Северной Осетии.

 

Лопаты не выдерживают

На московских форумах промышленных альпинистов встречается много жалоб на недобросовестных заказчиков. Рынок высотных работ большей частью функционирует в тени, и наниматели вольно ведут себя в вопросах оплаты. Сергей говорит, что в Саратове никогда не сталкивался с «кидаловом». Местные промальпы годами работают с постоянными клиентами.

Сергей получает большую часть заказов от брата, руководящего управляющей компанией. «Не завидую ему. В управлении «сталинки», которые рушатся на глазах, тем более в такую погоду. Этой зимой каждый дом по четыре раза отрабатывали. Сложнее всего, когда наледь не только на крыше, но и на стенах. Сбить-то ее можно. Но сосулька сойдет вместе с кирпичом».

Самыми легкими в обработке считаются металлические скатные крыши. «К шиферным снег примерзает плотнее, и ударить нельзя – проломишь. Плоские крыши с рубероидом требуют много времени. Туда нужна бригада пять-шесть человек, чтобы снег с середины скребками выгребать. На любой крыше самое трудное – наледь по краям. Она бывает до 45 сантиметров толщиной, этой зимой я и 70-сантиметровую видел».

Сергей показывает основное орудие труда – киянку, это что-то вроде самодельной деревянной кувалды. Инструмент заметно потрепан в ледовых побоищах. «В щепки разлетаются. За зиму это уже шестая. Там, где есть возможность подключить электричество, перешли на перфоратор».

Второй самый необходимый на крыше инструмент – лопата. «1100 рублей стоит. Тоже не выдерживает нагрузки, одни ручки остаются. С начала зимы семь совков сменил».

Страховочная система (обвязка) – это оранжевый ремень из материала, похожего на плотный брезент, цепь с карабином, который можно закрепить на ограждении крыши, и жумар (зажим) для спуска и подъема по веревкам. Веревка выдерживает до 800 килограммов. «Перед началом сезона три человека на ней вывешиваются, смотрим, насколько вытянется. Вообще, веревки служат долго. Стометровая у меня уже пятнадцать лет». Стоит альпинистская веревка от 2,5 тысячи рублей за 50 метров.

Сергей предпочитает снаряжение российского производства, «китайское от мороза и влажности клинит». Покупает не в интернете, а в оффлайновом специализированном магазине товаров для промальпинизма, чтобы «можно было руками пощупать».

Кроме оборудования, на крыше нужна теплая и не стесняющая движений одежда – ватный комбинезон и сапоги на нескользящей подошве. «Если крышу нужно очистить от снега, удобнее делать это в морозную погоду, когда снег сухой и легкий. Если от наледи – лучше дождаться оттепели, когда лед уже немножко отстает от крыши. А вот ветер – это всегда плохо», – объясняет собеседник.

 

Любимцы верхних этажей

Работа на высоте, судя по словам Сергея, полезна для здоровья. Промышленный альпинист не курит, «коньячком только согреваюсь». Чтобы поддерживать рабочую форму, мужчина ходит в спортзал и на иглоукалывание. Сейчас Сергей думает над оформлением страхового полиса. Спрашиваю, несет ли заказчик какие-то обязательства в случае ЧП? На минуту задумавшись, Сергей отвечает: «У нас падать никто не собирается».

Как говорит собеседник, промальпов любят только жильцы верхних этажей, заинтересованные, чтобы снег с крыши сбросили до того, как он растает и потечет в квартиры. «А те, кто пониже живет, ругаются: хватит шуметь, дайте отдохнуть! Боятся за кондиционеры, хотя они же под козырьком находятся». Впрочем, признается Сергей, «один раз мы кондюк сбили, об балкон наледь ударилась, кусок отлетел». В случае нанесения ущерба имуществу жильцов деньги выплачивает управляющая компания, а потом вычитает эту сумму из гонорара промальпов.

По словам Сергея, очистка крыш устраивает его как сезонная подработка. Собеседник занимается этим в выходные (на основном месте он работает по графику сутки – трое) и во время отпуска. Расценки на этом рынке гибкие. Сергей делает скидки пенсионерам и религиозным учреждениям. «Обычная цена – 20 рублей за квадратный метр. Конечно, в объявлениях можно и по шесть рублей шабашников найти, но они полгода будут эту крышу чистить».

Оцените новость
0
архив
выпусков
3
Второе пришествие Шинчука. Послужной список нового главного общественника Саратовской области
20 марта Борис Шинчук был избран председателем Общественной палаты Саратовской области. Вспоминаем его «боевой путь» – от директора обойной фабрики до главного общественника региона.
7
Студенты-африканцы: Слово «негр» звучит грубо из уст белого
Депутат Госдумы Николай Панков считает, что за границей дела настолько плохи, что «негры» сидят «в клетке», – так он написал в своем telegram-канале. Так ли это? Мы поговорили с африканскими студентами в Саратове об их странах, расизме и патриотизме.
2
Испанский стыд. В России угрозы убийством саратовскому журналисту не восприняли всерьез. Испанский суд, кажется, готов докопаться до правды.
Журналист Владимир Спирягин провел расследование о преднамеренной банкротстве завода. Один из фигурантов дела стал ему угрожать. Российские правоохранительные органы не сочли угрозу серьезной, зато испанский суд решил разобраться в деле.
8
Саратовские полицейские ожидали много крови на концерте IC3PEAK
Полицейские приходили на концерт группы IC3PEAK в Саратове, опасаясь страшных песен, громких аплодисментов, луж крови и шарфа с черепами. Они знакомились и фотографировали паспорта участников перед началом концерта.
1
Обыкновенный ад. Как живет общага на улице Азина: без света, газа, отопления и при полном равнодушии чиновников
Дом на Азина, 37 – бывшее общежитие химкомбината – был построен в середине 50-х годов прошлого века. «Здесь был рай», – вспоминают старожилы. Шли годы, и под равнодушными взглядами чиновников жизнь в этом доме превратилась в ад.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ