Газета недели в Саратове

Крыша пробила потолок. Жителям бараков в Елшанке предлагают потерпеть до августа

06.02.2019 // 16:30
Комментарии:0
Просмотры: 1253

В доме №3 по улице 1-й Лагерной обвалилась крыша. Одноэтажный барак 1947 года постройки (как и все елшанские бараки, строился пленными немцами) аварийным был признан только в 2015 году. Расселить его должны были после постройки нового дома, который строится в рамках благотворительного проекта Вячеслава Володина. Дом собираются сдать в августе 2019-го. Людям, в буквальном смысле оставшимся без крыши над головой, чиновники предлагают потерпеть и подождать, пока новый дом не будет готов.

- Мы с сестрой были дома, спали, - 17-летняя Алёна Пешкова вместе с мамой ведет нас в квартиру. Когда под тяжестью снега в доме рухнула крыша, они с младшей сестрой были дома одни.

Алёна
Алёна

- Проснулись от грохота и увидели, что с потолка отвалился кусок, - Алёна показывает на дыру в потолке почти над самым диваном. – Вскочили и сразу побежали на улицу. Но выбежать не успели: прямо перед нашим носом стал рушиться потолок в коридоре. У сестры случилась истерика – ей всего 11 лет. Я отвела её к соседям, а сама на улице стала ждать маму.

IMG_5480.jpg

Обитатели всех восьми квартир с детьми высыпали на улицу, опасаясь, что вслед за крышей сложится и дом. Первыми по вызову жильцов приехали сотрудники МЧС. По словам очевидцев, они осмотрели дом, разрешили забрать самое необходимое и велели звонить в управляющую компанию.

- А как звонить в управляющую компанию, если они трубки не берут! Как будто там людей вообще нет! – негодует Елена Блюдова. – И по адресу их найти невозможно. Они всё время переезжают. А мы и звонили, два часа звонили, пока не приехал молодой человек из администрации, и только потом тут появились рабочие.

Елена Блюдова
Елена Блюдова

Люди в оранжевой робе для начала они отключили газ и электричество. Потом на доме №3 стали чистить крышу. Точнее то, что от нее осталось.

- Мы тут стоим с половины двенадцатого! Внутрь зайти боимся – там потолочная доска тонкая. Пока они чистят, страшно, что опять все валиться начнет. – возмущаются жильцы. – Детей мы к соседям отвели. Нам сказали сначала – езжайте к родственникам. Но нам на самом деле некуда идти.

Дом на вид как будто картонный, собранный из разных деталей, мало подходящих друг другу по форме. Кое-где утеплен фасад и стоят пластиковые окна, с другой стороны стена-мазанка, деревянные рамы в окнах. Со сползшего вниз изломанного шифера струится талая вода. Мужики с лопатами в оранжевых робах скидывают снег вниз. Деревянный фронтон крыши с одной стороны «повело» - кажется, вот-вот упадет, увлекая за собой стену дома.

- Сказали, что нам сделают вот такой козырек, а сверху полиэтиленом покроют. Чтобы мы жили там до расселения, - говорит Анастасия, она на седьмом месяце беременности. – На следующей неделе снегопад. И что, нам опять целлофан понадобится?

Анастасия
Анастасия

- Крышу они нам сделать обещают, - говорит Максим Блюдов, которому квартира в этом доме досталась в наследство от бабушки семь лет назад. – А с отоплением что? Крыша обвалила дымоходы. Тут печки-голландки, мы газом топимся – центрального отопления нет. Дадут электричество, все сразу воткнут обогреватели в розетки и привет -  короткое замыкание. Проводка-то старая. И мы все тут просто сгорим.

Максим Блюдов
Максим Блюдов

Максим показывает нам квартиру, которая не так давно горела из-за короткого замыкания – за тяжелой дверью темный коридор, потолки все в саже и копоти, стены черные. В стене оплавленная розетка.

- Вот тут штукатурка, а тут уже деревянный брусок, - Блюдов выразительно стучит по стене. – Хозяин обогреватель в розетке оставил и уехал. Мы проснулись от того, что дышать нечем. Хорошо сразу сориентировались – я схватил гвоздодер, сосед Ибрагим кувалду. Дверь выломали и потушили.

У соседа Ибрагима двухлетний ребенок. Идти семье некуда. В дом они возвращаться бояться.

В бачке унитаза, который установлен прямо в коридоре, лежит шланг с краном на конце. Над унитазом – решетка для посуды и какие-то старые губки для её мытья.

Все «удобства» в бараке самодельные, туалеты располагаются в самых неожиданных местах и используются не только по прямому назначению, но, видимо, еще и как раковина.

К четырем часам дня к разъяренным жителям все-таки приезжают представитель районной администрации и прокурор Ленинского района. Дмитрий Чубуков, первый замглавы администрации пытается успокоить рассерженных жителей.

Дмитрий Чубуков
Дмитрий Чубуков

- Хронология такая: сегодня управляющая компания полностью зачищает всё (снег – корр.). Потом придет печник. Чтобы вам подать газ, надо восстановить печи, дымоходы. Когда их восстановят, он (Чубуков кивает в сторону директора УК «ЖилЦентр» Андрея Острянко, который с растерянным видом стоит рядом – корр.) заказывает акт проверки дымоходов. И только потом газовики подадут вам газ. Параллельно с этим будет вестись восстановление крыши. Это займет три-четыре дня. Если есть возможность, то пока расселитесь у родственников. Если нет возможности, то нам будут нужны копии паспортов с пропиской. Мы вас временно поселим в гостиницу «Волжанка». Ага, мне как раз скинули адрес – это на улице Мичурина, Волжский район. По всем вопросам с ремонтом звоните в управляющую компанию.

Директор УК «ЖилЦентр» Андрей Острянко
Директор УК «ЖилЦентр» Андрей Острянко

Жильцы злятся и начинают кричать, что «до этой управляющей компании хрен дозвонишься». Под крики и ругань директор УК «ЖилЦентр» спешно исчезает.

- Почему вы мою жену отказываетесь брать в гостиницу? - вдруг начинает возмущаться Максим.

- Она у вас здесь не зарегистрирована и у вас неофициальный брак, - втолковывает парню чиновник. – Пусть едет туда, где она зарегистрирована.

- Да она прописана у матери, а мать живет за 500 километров от Саратова, - кипятится парень. – То есть, если бы ее этой крышей придавило, убило, то она была бы человек, а как в гостиницу поселить, то она не человек, получается? Без бумажки ей теперь и пойти некуда?

- Понимаете, бюджетные деньги на расселение в гостиницу выделяются только на тех, кто зарегистрирован по этому адресу, - оправдывается Чубуков.

- А почему же МЧС собирали данные на всех проживающих? – вступается за сноху Елена Блюдова. – Прямо в две колонки всех переписывали – кто зарегистрирован, кто не зарегистрирован, но фактически проживает. Имя, адрес, паспортные данные. Кать, они на тебе будут бюджетные деньги отмывать, а ты иди и хоть в сугробе живи! А лучше пусть этот директор управляющей компании тебе жилье предоставит – это же по его вине ты без крыши осталась! Неужели он безнаказанным останется?

- Давайте разберемся сначала с расселением, а правовую оценку ситуации и действиям всех ее участников мы дадим позже, - пытается сгладить конфликт прокурор Ленинского района Андрей Волков. – Мы ее обязательно дадим и опубликуем на официальном сайте.

- А те, кто хочет дома остаться, можно остаться? – интересуется кто-то из толпы.

- Можно, - соглашается Чубуков.

В итоге в гостиницу соглашаются ехать немногие. Кто-то из жильцов планирует ночевать в бане, построенной тут же на участке. Кто-то собирается к соседям – пострадавших пришли поддержать жильцы соседних домов.

Но у них самих ситуация не намного лучше. Жители двухэтажных бараков по 1-й Лагерной отогревают водопроводные трубы феном, потому что отопления у них нет: несколько лет назад газовики проверяли печки-голландки, признали их негодными к использованию и отрезали газ.

- Чтобы восстановить отопление, вам нужно печку разбирать, а потом собирать заново, а для этого надо дом сносить, потому что печь – это несущая конструкция, - делятся своими историями жильцы соседних домов.

А еще им страшно, что крыши обвалятся и на их домах тоже. Большая часть бараков не стоит на обслуживании ни у одной управляющей компании – у всех жильцов прямые договоры с поставщиками услуг. Перегоревшие пробки они меняют самостоятельно. Только двухскатные крыши сами почистить не могут – шифер старый, страховочного оборудования нет, вызывать промышленных альпинистов дорого. Многие живут тут семьями с самого основания поселка, а кто-то купил жилье на последние деньги. Например, мама Алёны Пешковой, в квартире которой пробило потолок, купила квадратные метры в старом бараке на материнский капитал.

Жители дома №3 надеются, что крышу и отопление им все-таки восстановят. Но к обещаниям чиновников относятся недоверчиво. Как прожить остаток зимы в доме без крыши и отопления, не представляют.  

- Нам Володин сказал немного потерпеть, вот мы и терпим. А дом наш не вытерпел!

Оцените новость
1
архив
выпусков
Печальная судьба польских миллионов в Саратове. Как Курихин продавал акции иностранной компании
История о том, как польская компания хотела строить в Саратове совместно с компанией Сергея Курихина. Спойлер: ничего построено не было, а за свои деньги полякам пришлось бороться в арбитражном суде.
Пески без времени и древний скоростной трамвай. Какие проекты ожили после визита Володина
Скоростной трамвай, дорога Шанхай-Гамбург, городской пляж. Вспоминаем историю самых резонансных проектов Володина: когда они появились, когда должны были быть реализованы, что помешало и что их ждет впереди?
1
«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада
В 2009 году в доме 73а по улице Танкистов кое-как перекрыли крышу. Бесконечные протечки размыли фасад: кирпичи вываливаются во двор. Жильцы боятся, что фасад и крыша рухнут, оставив их без жилья. Но дом еще можно спасти.
1
Позитивные. Как в Саратове живут люди с ВИЧ
Россия – один из очагов распространения ВИЧ в мире. Однако в обществе укрепилось представление о вирусе иммунодефицита как о болезни наркоманов и проституток, маркере социальной деградации – о том, что «никогда не случится со мной».
«Отвести ребенка к помойке и там оставить?» Специалисты и родители объясняют, почему аутизм не приговор и с ним возможна полноценная жизнь
Рассказываем, как в Саратове обстоят дела с оказанием помощи детям с расстройствами аутистического спектра
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ