Газета недели в Саратове

Скорая помощь замедленного действия. В саратовских десятибалльных пробках завязли все, включая экстренные службы

Комментарии:3
Просмотры: 2085

В саратовских десятибалльных пробках завязли все, включая экстренные службы. Жители города жалуются, что ждут неотложку по несколько часов (и не всегда дожидаются). В том, что скорая помощь потеряла смысл своего названия, виноват, как выяснилось, не только снег, но и недостаток кадров, низкие зарплаты отдельным категориям работников и внутренние правила.

 

«Ждите!»

В одном из городских сообществах в соцсетях «Саратов онлайн» в середине января всплыла новость: девушка с аппендицитом ждала скорую семь часов, но в итоге не дождалась и воспользовалась такси.

Тут же под постом появилось несколько сотен комментариев. Мнения масс разошлись. Некоторые осуждали девушку за бесполезную трату времени на ожидание. Одни рассказывали схожие истории и проклинали медработников за нерасторопность. Другие (часто сами медики или их близкие) вступались: «критиковать легко. Подняли бы свою толстую задницу и сами пошли бы на работу за 15 тысяч рублей, где вас могут избить и изнасиловать». Стороны сошлись на том, что во всем виноваты чиновники и городские службы, плохо справляющиеся с уборкой города.

Ранее в этом же сообществе появлялось несколько аналогичных постов, также вызвавших шквал комментариев.

К пожилой женщине, инвалиду первой группы с раком кишечника, скорая ехала пять с половиной часов. «Были жуткие судороги от обезвоживания. Мы в полшестого вечера позвонили «03», вызов приняли, потом звонили каждые 30 минут, на что нам следовал один и тот же ответ: «Свободных машин  скорой помощи нет. Ждите!» После четырех-пяти звонков скорая все-таки подъехала, когда на часах было 23:00. В больницу мы попали около 23:30, ночью была произведена экстренная операция», – рассказывает Кристина Грунина, добавив, что состояние бабушки тяжелое и она находится в реанимации.

Для ребенка с температурой выше 39 градусов, как следует из анонимного поста, скорую ждали четыре с половиной часа. Не дождавшись, поехали в больницу на такси. Другая мама, ожидавшая полтора часа неотложку для ребенка с температурой и вызвавшая частную скорую помощь, заявляет с возмущением: «Не стыдно властям? Если народ без вас может решить проблемы – тогда зачем нам такие "слуги народа"? Ребята, я не эмоциональный человек, но молчать сил уже просто нет. Очень хочется донести ситуацию со "скорой" до масс, не дай Бог ситуация повторится еще в какой-нибудь семье», – написала пользователь Надежда Жилинская.

А иногда скорая помощь совсем не успевала.

 

Задержались на семь минут

На сложности в работе экстренной службы зимой обратили внимание не только жители, но и надзорные органы. В конце декабря прокуратура внесла представление главе города Михаилу Исаеву с требованием «незамедлительно устранить нарушения», связанные с несвоевременной уборкой улиц от снега.

Прокуратура выяснила, что неотложки не смогли доехать до места назначения в поселке Завокзальном, в 1-м и 2-м Пугачевских поселках, в Глебучевом овраге, на улице Гвардейской и на участках с 1-й по 9-ю Линии поселка Октябрьский. Также медики застревали в поселке Саксагай – машину вызволяли сотрудники областной службы спасения.

Скорая въехала в «сугроб безопасности». Фото – социальные сети
Скорая въехала в «сугроб безопасности». Фото – социальные сети

Руководство городской станции скорой помощи отказалось нам прокомментировать вопросы о зимних условиях работы, перенаправив в министерство здравоохранения. Там нам заявили, что работа служб скорой помощи действительно затруднена в связи с обильными осадками, особенно по «внутриквартальным территориям, направлениям частного сектора и второстепенным дорогам». Однако, по словам чиновников минздрава, «в часы пик выезжают дополнительные бригады», на тяжелые участки «направляются автомобили скорой повышенной проходимости».

«Техническими службами учреждения совместно с дорожными предприятиями и администрациями районов города постоянно проводятся меры по расчистке подъездных путей к станции СМП и подстанциям. Передается информация об участках автодорог с затрудненной транспортной доступностью», – заверяет пресс-служба минздрава.

В итоге, по расчетам областного минздрава, в дни снегопада среднее время доезда бригад возросло с 19 до 26 минут, а среднее время выполнения одного вызова стало составлять 71 минуту, что на 10 минут больше, чем ранее, – убеждены в минздраве.

 

«Начальство нам прямым текстом говорит: «Ссыте в подъездах!»

Свое видение того, как организована работа скорой помощи, на условиях анонимности представил сотрудник одной из городских подстанций:

– Вы сами-то верите в то, что вам написал минздрав?! Ну какие дополнительные бригады?! Если раньше, 7-8 лет назад, в смену на целый город выходило около 120 бригад, то сейчас – 35-45. И в час пик те же 35 бригад и выходят.

Наша «спецтехника» – три ржавых «УАЗика», но и их не хватает на весь город. А расчисткой занимаются так, что мы иногда утром даже не сразу можем отъехать с подстанции. Частенько толкаем – об этом полно видео в интернете.

Наши новые «газели» по проходимости не приспособлены для такой зимы, как сейчас. Они выданы несколько лет назад, их большинство; есть и старые – дырявые, без днища, такие, что едешь – а тебе снег в лицо летит, всё замечательно. Машина может проехать исключительно по очищенной дороге – куда-то во двор заехать уже не может, не может даже просто заехать на обочину, чтобы припарковаться, и начинает буксовать. В большинстве случаев зимней резины нет. И там, где дороги не чищены, машина останавливается, а дальше мы ножками. Иногда по километру. Если надо нести больного, а никого больше нет – несем. Если не организовываем транспортировку – получаем по голове от руководства. Не все занимаются спортом, особенно девочки. Начальство это совершенно не волнует.

Жители выталкивают машину скорой помощи. Фото – социальные сети
Жители выталкивают машину скорой помощи. Фото – социальные сети

По пробкам зимой мы спокойно можем целый час ехать на вызов (хотя положено не больше 20 минут). Хоть с сиреной, хоть без нее – потому что дороги не расчищены. Если летом автомобилисты могут нас хоть как-то пропустить, то зимой – как мы встали, так и стоим. Хоть у нас больной умирает в машине – никто не пропустит, потому что просто не разъехаться.

Еще одна причина, почему пациенты ждут нас по несколько часов, – нехватка водителей. Водителями у нас работают либо пенсионеры, либо люди предпенсионного возраста, кого не могут сократить. А потенциальный соискатель, когда звонит и узнает о зарплате, сразу кладет трубку. Потому что зарплата водителя скорой – 12 тысяч рублей (сторож в гараже, ничего не делая, получает больше). Из-за этого на линию в сутки выходит меньше бригад, нагрузка на каждую бригаду становится больше, люди ждут скорой дольше. Из-за этого – большие задержки, жалобы, скандалы, смерти.

Быть водителем скорой помощи накладно еще и по другой причине. Штрафы за пересечение двойной сплошной, когда включен сигнал, последние два-три года фактически оплачивают сами водители. И это при зарплате 12 тысяч рублей! А сколько раз мы за сутки можем пересечь сплошную линию? Два раза в месяц пересек – всё, зарплаты нет.

Кстати, мы – единственная экстренная служба, которая ограничена в использовании спецсигнала. Пусть оно разрешено на бумаге, на деле приходит главврач в гараж и включает ненормативную лексику: «Еще раз, такие нехорошие, включите сигнал – я вам его засуну куда-нибудь поинтереснее». И водители, которые боятся начальства, спецсигнал не включают. Неважно, умирают, рожают в салоне скорой помощи – они будут ехать при скорости 40 километров в час. Те водители, кто относятся с пониманием, плюют на устное распоряжение начальства, потому что знают, что приказа такого нет. Мне с моим водителем повезло: он включает сигнал, как только мы выехали с подстанции, как это делают в Москве или Питере.

Медицинскими кадрами штаб городской станции укомплектован лучше, чем водителями. В центральных районах города стали работать по двое. А вот на окраинах – подстанциях Заводского, Ленинского, поселка Юбилейный – еще есть те, кто работает по одному. Сами представьте, что сделает одна хрупкая девушка, если вызвали скорую для двух пьяных мужчин на улице. А сердобольных людей у нас полно: человек, увидев на улице человека с закрытыми глазами, даже не спросит, плохо ли ему или просто уснул, – а сразу же звонит в неотложку.

Кстати, ложных вызовов для начальства не бывает. Поскольку скорая помощь недавно перешла на ОМС, наше начальство со страховых организаций имеет денежки. Если раньше под нашу зарплату закладывался фиксированный бюджет, то страховая медицина платит исходя из количества вызовов. Больше вызовов – больше зарплата. Но, сами понимаете, хорошие зарплаты имеют только те, кто сидит у нас в администрации. Для нас от этого толком ничего не меняется, сделали мы тысячу вызовов за год или двести тысяч. Руководство заставляет диспетчеров принимать такие смешные вызовы: температура поднялась до 37, заболела пятка, зачесалась голова – всё, мы спешим к вам на помощь! Это уже не смешно, когда ребенку требуется неотложная помощь, а мы перед этим едем к какому-то алкашу, у которого закружилась голова после запоя.

Таким динозаврам, как я, зарплату сейчас платят неплохо – у меня отпала необходимость работать на двух ставках (теперь только на полставки в другом месте подрабатываю). А вот новички, кто отработал меньше пяти лет, получают копейки: за две ставки – в сумме 17-18 тысяч. Просто гробят на работе свое здоровье.

Полная ставка – это семь-восемь полных дежурств в месяц при графике «сутки через трое». С 2016 или 2017 года ночные часы нам стали оплачивать в пятидесятипроцентном объеме, а не в стопроцентном, как раньше. Никакая другая экстренная служба, кроме нашей, не лишена этих пятидесяти процентов. Начальство это никак не аргументирует, говорит: «Не устраивает – увольняйся».

Количество вызовов в смену зависит от количества бригад на линии, но обычно чисто физически больше 20 вызовов никак обработать не получается. А в зимнее время – где-то 15. Мы приезжаем на работу к восьми утра, в два-три часа заезжаем на обед, в девять на ужин, а дальше до восьми часов утра мы находимся в машине. На подстанцию без причин просто так не заедешь. Начальство нам прямым текстом говорит: «Ссыте в подъездах!»

И при всем этом тебя на адресе встречают «добрым словом»: вот, мол, ехали восемь часов! За это время можно и умереть, можно и преставиться! Дали только одну таблетку и не вылечили от всех болезней! И видео снимают, и с кулаками, бывает, кидаются… Адекватных людей сейчас очень мало, которые скажут: «Я всё понимаю, я вот сама выпила таблетку, но не полегчало, поэтому я вас ждала».

Оцените новость
0
архив
выпусков
Печальная судьба польских миллионов в Саратове. Как Курихин продавал акции иностранной компании
История о том, как польская компания хотела строить в Саратове совместно с компанией Сергея Курихина. Спойлер: ничего построено не было, а за свои деньги полякам пришлось бороться в арбитражном суде.
Пески без времени и древний скоростной трамвай. Какие проекты ожили после визита Володина
Скоростной трамвай, дорога Шанхай-Гамбург, городской пляж. Вспоминаем историю самых резонансных проектов Володина: когда они появились, когда должны были быть реализованы, что помешало и что их ждет впереди?
1
«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада
В 2009 году в доме 73а по улице Танкистов кое-как перекрыли крышу. Бесконечные протечки размыли фасад: кирпичи вываливаются во двор. Жильцы боятся, что фасад и крыша рухнут, оставив их без жилья. Но дом еще можно спасти.
1
Позитивные. Как в Саратове живут люди с ВИЧ
Россия – один из очагов распространения ВИЧ в мире. Однако в обществе укрепилось представление о вирусе иммунодефицита как о болезни наркоманов и проституток, маркере социальной деградации – о том, что «никогда не случится со мной».
«Отвести ребенка к помойке и там оставить?» Специалисты и родители объясняют, почему аутизм не приговор и с ним возможна полноценная жизнь
Рассказываем, как в Саратове обстоят дела с оказанием помощи детям с расстройствами аутистического спектра
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ