Общество

«Экстремисты» Подлесного. Даже после неоднократных сходов граждан коммунальные проблемы в поселке не решаются

28.12.2018 // 12:21
Комментарии:3
Просмотры: 1751

Фото Илья Матушкин/ИА «Свободные новости»

Сходы возмущенных жителей стали традицией Подлесного в уходящем году. Как заявили сельчане на очередной встрече, прошедшей в последнюю неделю 2018-го, несмотря на протесты граждан местные чиновники так и не решили ни одну из коммунальных проблем. По-прежнему текут крыши в домах, не везде работает канализация, а к праздникам жители готовятся без питьевой воды. У главы областного министерства внутренней политики Елены Щербаковой, которая обещала держать ситуацию в Подлесном на контроле, теперь другие заботы – чиновница стала обвиняемой по уголовному делу о превышении должностных полномочий.

 

«Боятся, что отнимут последний угол»

По улице Школьной ползет трактор, старательно расчищающий снег «до бордюра». Как говорят жители, в предыдущие дни снегопада снегоуборочной техники здесь не видели. Но сегодня в селе ждут районное начальство, обещавшее подвести итоги года на очередной встрече с гражданами.

«У нас люди стараются сидеть тихо. У всех долги за коммуналку. Боятся, что отнимут последний угол, даже такой», – Тамара, жительница общежития на Школьной, закрывается от фотокамеры воротником голубого халата. По широкой лестнице общаги гуляет ледяной ветер. Входная дверь здания не запирается.

«Боятся, что отнимут последний угол»

В коридоре пахнет общественными «удобствами». Сортир в общежитии Подлесного, несомненно, способен поразить воображение. В Саратовской области немало развалюх, но такое увидишь не часто. Абсолютно разбитое помещение с почерневшими от грибка стенами. Слева – цементный «постамент», дырки прикрыты досками и, видимо, по случаю Нового года, сосновыми ветками. Официально считается, что канализация в трехэтажном здании не функционирует, выгребной ямы нет. Из треснутого окна виден уличный дощатый нужник, окруженный нетоптаной снежной целиной.

«Боятся, что отнимут последний угол»

Ни раковин, ни водопроводных кранов в туалете не имеется. «Вот здесь мы воду набираем», – Тамара показывает белую пластиковую кишку, торчащую за «постаментом». Поворачивает врезанный прямо в пластик вентиль. На пол льется тоненькая струйка. От удивления Тамара ахает. К отсутствию воды обитатели общаги привыкли больше, чем к наличию. Вода здесь исчезает каждое лето, когда в селе начинают поливать огороды. В этом году отключение затянулось почти на всю осень: после сентябрьских сходов жителей в Подлесном попытались заменить часть водопровода, и аварий стало еще больше.

«Боятся, что отнимут последний угол»

Год назад коммунальное убожество привело к трагическим последствиям – гибели ребенка. Многодетная семья занимала комнату на третьем этаже. Ни туалета, ни водопровода здесь нет вообще. Оставив трех дошкольников в комнате, 24-летняя мать спустилась на нижние этажи за водой. В ее отсутствие девятимесячный мальчик засунул голову в ведро биотуалета и захлебнулся. Суд приговорил мать к двум годам ограничения свободы.

Спрашиваю, неужели даже после такого чудовищного случая власти не пытались создать в общаге хотя бы минимальные условия для безопасного проживания? Тамара отмахивается со смешком. «Нас только полиция заколебала. Ходили-ходили, хотели всё на мать свалить, мол, она специально ребенка утопила».

В здании много опасных мест для маленьких жильцов. «Посмотрите, какая щель, шаг в сторону – и провалишься», – собеседница указывает на широкий прогал между лестничной площадкой второго этажа и окном. Вместо стекла в раму забиты листы картона.

«Боятся, что отнимут последний угол»

Тамара еще ребенком приехала в Марксовский район с Украины. Вместе с матерью жила на чабанской точке в степи. Вышла замуж, родила трех сыновей, приехала в Подлесное – поближе к школе. Сельские власти временно выделили семье комнату в общаге. Как говорит женщина, «грех жаловаться, площадь у меня большая, 36 метров». С 2003 года семья стоит в очереди на квартиру. «Старший сын уже в армию ушел, а мы всё здесь. Мои дети обязаны служить, а государство нам, выходит, ничего не должно».

Работы в Подлесном нет. Как говорит женщина, даже на место санитарки в доме престарелых «очередь стоит». Летом Тамара ездит на стройку в Москву, зимой объект замораживают. Ни накопить на жилье, ни взять ипотеку она не может.

 

«Отработанный материал»

«Мне никакого другого жилья даже не обещали. Я пенсионерка, на нас никто не обращает внимания, отработанный материал», – пожимает плечами жительница второго этажа Наталья. Женщина уверенно шагает в темноте. Коридор освещает единственная лампочка над дверью ее угловой комнаты. Под ногами «вздыхают» плиты ДСП, постеленные жильцами на пол. Люди сами красят стены, белят потолок, делают мелкий ремонт. Муниципалитет, в собственности которого находится жилье, как говорит Наталья, ничем не помогает.

«Отработанный материал»

На 16 метрах умещается всё. В углу – закопченная плитка, это «кухня». Вплотную друг к другу притиснуты обеденный стол, диван, телевизор, обогреватель – зимой он не выключается ни на час. Наталья повесила новые батареи, но они остаются холодными. «Отопление в здание проводили по временной схеме, думали, это будет не постоянное жилье». Наталья вспоминает, как во времена «большой мелиорации» в Подлесное ехали переселенцы из Казахстана, Киргизии, других республик. «Вокруг общежития был целый городок из вагончиков. В соседнем квартале строились трехэтажные дома с удобствами, люди ждали квартиру».

«Отработанный материал»

Наталья с родителями приехала в Марксовский район из Белоруссии. С 1970-х годов работала мастером в строительном подразделении оросительного треста. Несмотря на 25 лет стажа пенсия оказалась минимальной. 3 тысячи рублей уходит на квартплату, еще столько же – платежи по кредиту. Питается женщина тем, что выращивает на огороде. Деньги тратит на покупку воды. «Видите, какой у меня запас, – собеседница с гордостью показывает пятилитровые канистры за холодильником, – по 41 рублю бутылка».

 

Всё течет, ничего не меняется

По лестнице поднимается делегация из трехэтажек. О коммунальных проблемах жильцы рассказывали «Газете недели» еще в августе. С тех пор в селе прошли три схода граждан. Полиция выписала активистам предупреждения о недопустимости экстремизма. Успокаивать жителей приезжала министр внутренней политики Елена Щербакова. О скандале написали федеральные СМИ. Но водопровод в Подлесном так и не починили.

Всё течет, ничего не меняется

Обещанный чиновниками большой ремонт начался в октябре. За три недели рабочие перерыли центральные улицы села, покончив с остатками асфальта. Заменили 650 метров труб из 28 километров, проложенных в 1977 году. Всё это время вода была отключена. В начале ноября услугу вернули. Но уже через семь дней трубу снова прорвало. А еще через неделю – опять.

Очередная авария случилась в конце декабря. «Уже неделю без воды. Подвоз не организован. Осенью мы на Волгу за водой ездили, а теперь как, снег топить?» – разводит руками Валентина Паршина из дома № 4 на улице Школьной.

«У людей Новый год, а мы искупаться не можем. Хорошо, сухой шампунь есть», – вздыхает Ольга Савченко со Школьной, 2.

Ольга Викторовна разворачивает марксовскую газету с выступлением районного главы Дмитрия Романова. Шариковой ручкой подчеркнуты призывы чиновника переходить на индивидуальное отопление. Савченко с соседями послушались советов начальства и купили котлы. Оборудование двухкомнатной квартиры обошлось в 150 тысяч рублей. «Я боюсь, что котел сломается. То вода некачественная, то ее совсем нет. А я ведь еще кредит за него не выплатила, по 4 тысячи в месяц!».

Всё течет, ничего не меняется

Пенсия Савченко – 7900 рублей, и это после 37 лет работы ревизором на мелиоративном предприятии. Муж собеседницы после операции остался без работы. В 56 лет бывший тракторист не может устроиться даже сторожем. «Биржа предлагает только к корейцам на лето. Но там не всякий сможет, целый день под солнцем до упаду. Лет восемь мы так подрабатывали, а сейчас уже здоровье не то».

 

Слово начальника

Слово начальника

Перед сельским клубом – так же, как на сентябрьском сходе – скопление начальственных иномарок. Та же выцветшая вывеска «Дом досуга и общения «Луч». Тот же запах старой бани внутри. В фойе – снеговик из воздушных шаров. В зрительном зале – елка в блестящей мишуре. На сцене среди новогодних декораций (судя по виду, их вырезали из белой подложки для ламината – дешево и сердито) – президиум на двоих.

Слово начальника

Глава сельского МО Елена Березина и ее коллега районного уровня Дмитрий Романов обращаются к подведомственному населению строго. Требуют придерживаться повестки дня, в которой вместо вопроса о воде значатся выступления районного ветеринара, представителя сельхозуправления, пожарного надзора и т.д. Пожарный инспектор в форме монотонно рассказывает о правилах пользования елочными гирляндами и петардами, во избежание возгорания советует иметь в каждом домохозяйстве «ёмкость с водой или огнетушитель». «Да где эту воду взять?» – кричат из зала. Инспектор неуверенно покашливает и повторяет: «Или огнетушитель».

Слово начальника

«За полтора месяца после прошлого схода ничего не изменилось! Вы прямо отсюда поехали к пенсионерке Антонине Захаровой, у которой много лет течет крыша, и обещали решить проблему. Но крыша до сих пор течет! Бабушка плачет, не может жить в своей квартире. Почему не выполняете своих обещаний?» – жительница села Татьяна Печенкина спрашивает Дмитрия Романова.

«Я всё помню, что обещал, до единого слова, – глава сводит брови. Со значением добавляет, глядя на дерзкую собеседницу: – И сегодняшняя встреча идет под протокол!». Напоминает, что менять крыши за счет бюджета нельзя, «это обязанность собственников». Но власть делает всё что можно и даже больше: уже найден подрядчик, который пообещал провести капитальный ремонт «с наступлением положительных температур».

Слово начальника

На сцену поднимается самый долгожданный из выступающих – гендиректор ООО «Спецтехноснаб» Александр Векленко (фирма заменяет в селе водоканал). «Вы все видите, как мы работаем – от аварии до аварии. Волшебной палочки у нас нет, – объясняет Александр Александрович, обхватив трибуну обеими руками. – Были из-за заморозков порывы. Теперь пришел в негодность насос. Новый уже привезли. День-два, набьется давление – и вода, думаю, будет».

Оцените новость
0
архив
выпусков
1
Родники и бараны. Кумысная поляна находится на грани исчезновения
Наши чиновники грезят развитием туризма. И в то же время приходит в запустение Кумысная поляна, от нее в рамках «оптимизации» отрезается гектар за гектаром. Андреевские пруды на Кумыске находятся на грани исчезновения несмотря на все усилия экологов.
28
«Как растоптать вуз». Стиль руководства в саратовском техническом университете
Уход квалифицированных кадров, закрытие инновационных проектов, административное давление на сотрудников. Что происходит в СГТУ с назначением и.о. ректора Олега Афонина? Свидетельства очевидцев
3
«Мне под видом жилой квартиры дали нежилое помещение». Депутат-единоросс заселяет переселенцев в неприспособленные для жилья квартиры
Два года Татьяна Прутовых живет «как на вертолетной площадке» – над мини-котельной. Шум в жилой комнате превышает допустимые санитарные нормы. С застройщиком – областным депутатом Леонидом Писным, связываться не хотят ни администрация, ни жильцы.
2
Великая Отечественная. Саратовские поисковики нашли останки трех тысяч земляков
Отечественные чиновники готовятся через год помпезно отпраздновать 75-летие Победы. Но останки тысяч солдат-победителей до сих пор лежат в болотах. Их поиском занимаются только энтузиасты-поисковики.
28
Ректор-вспышка. Бывший чиновник и преподаватель фотодела рвется возглавить технический вуз
После того, как Олег Афонин начал исполнять обязанности ректора СГТУ, он забросил фотографию, всерьез увлекся наукой и получил звание доцента по математическому моделированию. Его коллеги «уже и вспомнить не могут», как давно он работает на кафедре
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ