Газета недели в Саратове

«Мы с голыми руками идем против этого танка». Семью с ребенком-инвалидом принудительно переселяют из центра Саратова на окраину

07.11.2018 // 10:01
Комментарии:5
Просмотры: 2595

Администрация Фрунзенского района выиграла судебный процесс против семьи Курдиных, живущих в старинном доме на улице Сакко и Ванцетти. Проигравшие обязаны уехать на окраину города в Ласточкино, где им по договору соцнайма выделена однокомнатная квартира площадью 27 квадратных метров. В отдаленном микрорайоне нет специальных школ и медицинских учреждений, необходимых 12-летнему Ивану Курдину, имеющему инвалидность. Как выяснила экспертиза, предложенная семье квартира не соответствует нормам обустройства жилья для маломобильных граждан.

 

«Вам не к нам»

«Это был доходный дом 1850 года постройки. В том крыле жила семья священника, а в одной из квартир – личный портной Чапаева», – рассказывает Екатерина Курдина. Двухэтажный дом с аркой сложен из красного кирпича. На вид здание кажется крепким. «Видите пластиковые окна? Два года назад люди купили здесь квартиру в ипотеку. Банк проверил техническое состояние здания и одобрил сделку».

На соседском крыльце блестит видеокамера. Как многие жители старых домов в центре города, собеседники опасаются поджога. «Дом на другой стороне улицы летом горел. На Яблочкова несколько лет назад был большой пожар. К нам какие-то представительные мужчины заходили во двор. Спрашиваем: что нужно? Не отвечают», – вспоминает Александр Курдин.

«Мы не утверждаем, что живем в великолепных условиях», – поясняет Александр, поднимаясь по деревянной лестнице на второй этаж. В небольшой комнате умещаются платяной шкаф, газовая печь, две кровати и письменный стол. Екатерина раскрывает толстую синюю папку с историей квартирного вопроса.

С 2014 года Курдины обращались в районную, городскую администрации и областное правительство с вопросом: существует ли очередь на получение жилья для семей с детьми-инвалидами? «Вам не к нам» – стандартный ответ чиновников любого ведомства», – говорит Александр.

«В администрации Фрунзенского района спрашиваю: какие документы нужно собрать для постановки в жилищную очередь? Мне отвечают: на стене висит регламент, вот и читайте, – рассказывает Екатерина. – В приемной вообще сбросили мои документы со стола. Я на коленях по полу ползала, собирала».

«Когда простой человек обращается в администрацию, он переходит в категорию ничтожеств. В отделе ЖКХ меня не пускали на порог: сотрудник встал в дверях и пригрозил вызвать охрану. В секторе опеки начальница кинула мое заявление сотруднице и убежала в другой кабинет, – вспоминает Александр. – У нас законы оборачиваются против человека, хотя мы работаем, платим налоги».

«Наше слово – ничто. Мы с голыми руками идем против этого танка», – Екатерина хлопает ладонью по распоряжениям «слуг народа».

В прошлом году Курдины исхитрились подать документы на постановку в очередь через МФЦ. Как говорят собеседники, «приличная часть справок платные». Районная администрация потребовала добавить к пакету документов справку из ГАИ о принадлежащих Екатерине транспортных средствах, оформленную на девичью фамилию, которую женщина носила 15 лет назад. Как говорит Александр, «спасибо сотрудникам ГАИ, которые оказались людьми»: вместо 30 дней справку сделали за сутки. Однако Фрунзенская администрация так и не признала Курдиных нуждающимися в жилье.

 

«Молчите, вас облагодетельствовали»

В декабре прошлого года семья получила постановление мэрии о выселении. В документе говорилось, что дом на улице Сакко и Ванцетти признан аварийным. Ответственной квартиросъемщице Екатерине выделена в соцнайм квартира на 2-м проезде Блинова.

Как уже рассказывала «Газета недели», общественный транспорт в Ласточкино не ходит. Семья отправилась смотреть новое место жительства на такси. Машина застряла на улице Романтиков. «Такси утонуло в грязи. Мы его выталкивали», – вспоминает Александр.

Курдины обратились в суд Волжского района с просьбой признать постановление мэрии о выселении незаконным. Денег на адвоката у них нет. Екатерина сделала обзор практики по другим регионам.

«В Самаре дают на выбор три смотровых ордера. В Волгограде у людей есть предварительная возможность посмотреть будущее жилье. В Петербурге суд распорядился предоставить семье с ребенком-инвалидом квартиру рядом со специализированной школой. В Ингушетии, где с иском обратилась семья, воспитывающая двух детей, вынесли решение о выделении двухкомнатной квартиры.

После районного суда Курдины пошли в областной. «Как там с нами разговаривали, не представляете! Мол, администрация вас облагодетельствовала, и вы должны молчать», – вспоминает Александр.

В августе нынешнего года Фрунзенская администрация подала иск о выселении Курдиных. Дело рассматривала Мария Агишева. Именно она ранее признала общество диабетиков иноагентами. Александр Курдин, кстати, страдает диабетом первого типа.

Суд обязал администрацию Ленинского района представить документы о пригодности квартиры в Ласточкино для проживания ребенка-инвалида. Районные власти этого не сделали. Тогда судья Агишева поручила проведение экспертизы Курдиным. Александр и Екатерина заняли у родственников 7,5 тысячи рублей.

Как выяснила экспертиза, квартира не соответствует нормам доступности зданий для маломобильных граждан. Площадь прихожей в четыре раза меньше необходимой. Двери в санузел и на балкон слишком узкие. Балконное ограждение слишком низкое. Вместо душевой кабины установлена ванна с высокими бортами. Кроме того, в окнах стоят однокамерные стеклопакеты, порог при выходе на лоджию прогибается, если на него наступить, между полом лоджии и стеной видна щель, на кухне нет плиты и т.д.

Тем не менее судья Агишева постановила выселить семью в Ласточкино.

«Этот суд отнял у нас последние силы. У всей семьи ухудшилось здоровье, – говорит Александр. – У супруги обострилось хроническое заболевание. У Ивана на 13 ноября назначена операция. У меня – направление на госпитализацию от эндокринолога. Теперь думаем, кто в какую больницу раньше ляжет».

Как подчеркивают Курдины, они вовсе не требуют от государства виллу на морском берегу. «Если бы наш ребенок был здоровым, мы бы на многое закрыли глаза, – говорит Александр. – Мы вполне могли бы жить на окраине, поменять работу, чтобы не ездить в центр. Но в связи с инвалидностью у Ивана есть особые потребности».

 

Ваня и люди, с которыми ему повезло

На стене над диваном висит плакат-аппликация с семейными мечтами: на ватманский лист наклеены картинки с изображением клубники, картошки и рисунок деревянного строения с подписью «наша отличная баня».

Рядом – карта мира и плакат с флагами государств. «Когда был чемпионат мира, на соседнем кафе висели флаги стран-участниц. Ваня подходит, пальчиком показывает и с ходу называет. Когда вернулись домой, я по карте проверила – все точно!» – рассказывает Екатерина.

У Ивана удивительная память. Он знает все названия альбомов и составы музыкантов Linkin Park, Depeche Mode, Led Zeppelin. Моментально проводит в уме вычисления с четырехзначными цифрами. Прекрасно читает, разбирается в компьютере. «А зашнуровать ботинки не может», – разводит руками Александр.

Рядом с книжной полкой – портрет из детского сада: улыбающийся трехлетний Ваня в камзоле и треуголке. «В яслях он не отличался от других детей. Делал поделки, на праздниках читал стихи, танцевал, – вспоминает отец. – Годам к пяти стал отставать от ровесников. Мы начали шерстить интернет. Не подозревали, что все так серьезно. Да и педиатр отмахивалась: у вас вполне нормальный ребенок! Не пойди мы сами к врачу-специалисту, нас никто бы не направил».

В 2014 году мальчику установили инвалидность. Вылечить ментальные особенности нельзя, но можно научить ребенка жить в обществе. С таким диагнозом непросто подобрать кружки и секции, но это необходимо, так как в контакте с нейротипичными ровесниками улучшается развитие особого ребенка.

Екатерина Курдина

Екатерина достает папку с рисунками Вани: вместе с другими учениками школы для обучающихся по адаптированным программам он ходит на художественные занятия в Радищевский музей.

Над письменным столом Ивана – листок в клеточку с расписанием уроков в центральной музыкальной школе. Мальчик играет на аккордеоне. «Унашегопреподавателя несколько учеников из Ваниной школы, есть опыт работы с особенными детьми», – поясняют родители. Так же повезло с тренером в бассейне аграрного университета. «Узнав о ситуации, он сказал: я таких детей не испугаюсь!».

 

Улица Романтиков: чего здесь только нет

Школы и бассейн находятся в нескольких кварталах от дома на Сакко и Ванцетти. В Ласточкино ни спортивных, ни учебных учреждений для детей-инвалидов нет. Так же обстоят дела и в медицинской сфере. «Мы сами обзвонили аптеки Ленинского района. Оказалось, ни одна из них не имеет лицензии на продажу препаратов, необходимых нашему ребенку».

До нынешнего места учебы Ивана на улице Вольской из Ласточкино нужно добираться около часа – либо на трамвае №11, либо на маршрутке №8а, которую комитет дорожного хозяйства обещает запустить в светлом будущем (причем социальные проездные на этом маршруте не предусмотрены). Как сообщает комитет в ответ на письмо Курдиных, ни светофоров, ни подземных переходов у ближайшей к Ласточкино остановке нет.

Администрация Ленинского района с предельной честностью добавляет, что «в направлении к улице Блинова асфальтобетонное покрытие практически отсутствует, тротуары и освещение на всем протяжении улицы Романтиков также отсутствуют». «Дополнительно сообщаем, что по 2-му проезду Блинова установлены металлические ворота, препятствующие свободному проезду к домам». То есть ни «скорая», ни пожарная машина в экстренной ситуации сюда не проедут.

Екатерина и Иван
Екатерина и Иван

Многие саратовцы, ранее «облагодетельствованные» переселением в микрорайоны для аварийников, пытаются продать здесь квартиру и переехать. В случае с Курдиными это затруднительно. Александр работает продавцом в строительном магазине. Екатерина – юристом в лицее. Пенсия Ивана уходит на покупку лекарств и ортопедической обуви. Накопить дополнительную сумму для покупки жилья в более обустроенном районе сложно. Кроме того, дети с такими особенностями, как у Вани, плохо переносят смену обстановки.

 

P.S. «Надеюсь, вас не смутило, что нашу историю я рассказываю с улыбкой, – слезы могу себе позволить, только когда мои мужчины видят седьмой сон», – написала Екатерина после встречи. По просьбе «Газеты недели» Иван описал маме комнату, о которой он мечтает: «Кресло красно-черное полосатое, чтоб кататься и крутиться; занавески не надо, я не девочка; на окошке ромашки посадим, но поливать будет мама. Черепахе Стиву купим новый аквариум с радужной аркой. Кошке Алисе – коврик. На стену повесим большую карту, полку для плюшевых игрушек и дипломы. На кровать нужно будет плюшевое синее покрывало».

Изображение.JPG
Комната мечты Ивана

Пресс-служба министерства строительства и ЖКХ: «Согласно областному закону от 2005 года граждане с тяжелой формой хронических заболеваний, перечисленных в приказе Минздрава РФ от 2012 года, имеют право на предоставлении жилых помещений за счет бюджета региона. Для постановки на учет нужно предоставить в министерство паспорт, справку о зарегистрированных в квартире лицах, свидетельство о браке, все свидетельства о рождении членов семьи, документы на право собственности, медицинское заключение, справку об инвалидности и СНИЛС.

В начале года объем финансирования на закупку жилья для этой категории граждан был увеличенс 18,2 до 77,9 миллиона рублей. До конца года будут обеспечены квартирами 69 семей».

Оксана Ильина, лидер инициативной группы родителей, воспитывающих детей-инвалидов («Газета недели» рассказывала о ней в марте нынешнего года): «С начала года ситуация в корне изменилась. 35 семей уже получили ключи. До конца года министерство обещает исполнить 70 судебных решений о предоставлении жилья. В октябре в интервью ГТРК «Саратов» спикер ГД Вячеслав Володин пообещал сделать все, чтобы областной бюджет выполнил обязательства. Если это не получится, возможно, в будущем году появится благотворительная программа по обеспечению детей-инвалидов жильем. Сейчас на учете стоят больше 200 семей.

К сожалению, особые потребности наших детей при предоставлении жилья не учитываются. Как нам объяснили, это связано с требованиями антимонопольной службы и установленной федеральным Министерством строительства стоимостью жилья: бюджет платит не больше 30 тысяч рублей [за квадратный метр], понятно, что это будет жилье на окраинах. Саратовским семьям дали квартиры на улице Уфимцева, между 6-м кварталом и Солнечным. Основная часть довольна, район устраивает. Я живу в Энгельсе. Мне дали жилье в районе ПМК. Это промзона, но не все так плохо. Сюда обещают пустить маршрутку, развивать район. До школы далековато, но куда деваться».

Свою позицию по ситуации с семьей Курдиных высказали и в администрации Фрунзенского района.

Глава администрации Фрунзенского района Алексей Постнов сообщил: «22 ноября 2002 года дом №22 по улице Сакко и Ванцетти признан аварийным. Для переселения жильцов из квартиры общей площадью 13,5 квадратных метров закуплено жилое помещение общей площадью 27,8 квадратных метров. В соответствии с разъяснениями пленума Верховного суда при выселении из аварийного фонда целью законодателя является не улучшение жилищных условий, а сохранение имеющейся обеспеченности граждан жильем. При этом иные обстоятельства (в том числе, наличие у гражданина одной из тяжелых форм хронических заболеваний) во внимание не принимаются.

Предоставляемое жилое помещение должно быть благоустроенным применительно к условиям населенного пункта и находиться в его черте. Указанные требования соблюдены.

Во Фрунзенском суде в 2018 году рассмотрено 11 исков о выселении граждан в жилое помещение, предоставленное по программе переселения из аварийного фонда. Все они удовлетворены, большая часть вступила в законную силу.

Факты нарушения деловой этики сотрудниками администрации не подтвердились, жалоб от семьи Курдиных не поступало».

Оцените новость
0
архив
выпусков
Продано на стройматериалы. Культурное наследие немцев Поволжья разбирают на кирпич
В селе Орловское Марксовского района разбирают историческое здание – школу немецкой постройки. Жителям, которые пытаются остановить разбор, угрожают. Угрозы не пустые – некоторым активистам из Маркса кирпичи в окно уже залетали.
6
Мастера класса. Где в Саратове можно послушать великих
Наш бесстрашный корреспондент вновь окунулась в самую пучину. Нет, она не устроилась грузчиком-дворником-водопроводчиком. Она посетила семинары, где ее всяким умным штукам обучали великие люди – по крайней мере, считающие себя таковыми.
2
От самолетов до кукурузной палочки. Вектор развития саратовской индустрии
Этот год нельзя назвать удачным для саратовской промышленности. Список закрывшихся предприятий и заводов, близких к банкротству, растет постоянно. Правительство хладнокровно наблюдает за этим процессом.
Дом №13 был невидимкой, пока чиновники не объявили «несуществующим» обитателям войну
Городские власти тридцать лет не замечали жильцов аварийного здания на 2-м проезде Азина. В советское время это жилье им выдали как временное, служебное. Потом о людях и домах забыли. Теперь выселяют – «хоть под забор, хоть на теплотрассу».
2
У бывших губернаторов три пути: госслужба, бизнес, тюрьма. И как вариант – заграница
Осенняя череда отставок губернаторов – не первая в современной истории России. Сейчас отставники ждут новых назначений (или арестов). Мы же пишем о том, как устроились главы регионов, отправленные в отставку в прошлые годы.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ