Газета недели в Саратове

Медийный октябрь. С какими информационными поводами Саратовская область попала в федеральные СМИ

05.11.2018 // 17:00
Комментарии:0
Просмотры: 967

В октябре мы узнали, что Саратов – самый пьющий город в России. И это не удивительно, если принимать в расчет утверждение социологов, что алкоголизм есть социальное обезболивание. Именно в прошедшем месяце казалось, Саратов – филиал ада на земле, и все плохое, что можно было бы тонким слоем размазать если не по всей стране, то хотя бы по ПФО, случилось здесь. Такого концентрированного кошмара с выходом «на федералочку» наш регион не видел уже давно.

 

Все началось с коней

Когда в сентябре к голодающим полицейским лошадям  стали приходить волонтеры, а за ними и журналисты, никто даже не думал, что эта история станет серьезным поводом для внимания федеральных СМИ. Только «Новая газета» и опубликовала текст об умирающих лошадях. Из-за чего на эту историю обратил внимание блогер Илья Варламов. А издание «Шторм» выяснило, откуда такие проблемы с лошадиным питанием. И что главный господрядчик, уж который год выигрывающий конкурсы на содержание, кормит лошадей на 8-9 рублей в день.

После того, как уже в ветклинике, которая взялась выручать брошенных на произвол судьбы полицейских коней, погиб конь Зарок, на историю обратили внимание все: РИА, НТВ, ОТР , ВВС, Tjournal, и даже «Вечерняя Казань».

История вроде бы поутихла – оставшихся коней выхаживают, а проштрафившихся полицейских наказали.

 

Как работа за еду нанесла непоправимый ущерб государству

История матери-одиночки Ольги Журавлевой из Ивантеевки разнеслась по стране со скоростью степного пожара. Напомним детали: женщину привлекли к ответственности по уголовной статье – зимой она стояла на бирже труда и получала пособие по безработице – 4900 рублей в месяц. Одновременно помогала в местной пиццерии барменшам мыть полы в торговом зале – «я все равно дочку из школы жду, ничего не делаю». В благодарность за помощь получала объедки со стола, чтобы кормить домашнюю скотину. А в конце месяца девочки скинулись деньгами и подарили ей три тысячи рублей «на лекарства» дочке с эпилепсией.

Так у местной полиции родилось уголовное дело – написали, что Журавлева работала там полтора месяца, а значит, нанесла ущерб государству в размере семи тысяч рублей с копейками.

Нищета, в которой живет Журавлева, со всеми этими продуктами в долг в местном сельпо, с подработкой за еду и три копейки, с обменом детскими вещами, с ежечасной борьбой за существование, – история для российской деревни типичная. «Мы все так живем» – прямо в заголовке цитирует Журавлеву «Новая газета». Так же, как типичны «палки», которые получают полицейские за «раскрытые» дела, высосанные из пальца. Типична судебная система, которая редко выносит оправдательные приговоры, даже когда они очевидны. Три типичные истории соединились в одну – и сдетонировали.

Первый канал делал с Ольгой интервью  по скайпу – уехать в Москву на съемки и бросить детей женщина не захотела. Не нашлось в России издания, которое не упомянуло бы о Журавлевой: ВВС, «Российская газета», «Медиазона», «Медуза», «Знак.ком». И это далеко не полный список.

История, благодаря такому широкому общественному резонансу, закончилась для Журавлевой хорошо. Суд второй инстанции отменил приговор и полностью оправдал мать-одиночку.

 

Диабет и смерть

«В Саратове больная умерла из-за отсутствия льготных медикаментов», – сообщает стране «Бизнес-фм» в самом начале октября. Заголовки больших, подробных, серьезных текстов – это вам не новостной заметкой мелькнуть на сайте РИА – погружают в липкий саратовский ад: «Сладкая» смерть», «Сладкая трагедия» , «Диабет не по карману».

Ольги Богаевой не стало в сентябре – ей было всего 28, она умерла от осложнений диабета. Осложнения нечем было купировать – в аптеке не было льготных лекарств. Смерть Оли – только следствие печальной истории, которая происходит с саратовскими диабетиками уже почти год – с тех пор, как юный патриот, студент-медик Никита Смирнов выполнил свой «гражданский долг» и написал донос на организацию в прокуратуру. В июне региональную общественную организацию инвалидов, больных сахарным диабетом, признали «иностранным агентом». А в конце октября очередной суд обязал ее встать на учет в реестр «иноагентов» минюста, о чем написало, в том числе, и издание The New Times.

Беда в том, что денег у организации нет даже на оплату телефона и коммуналки – последние четыре тысячи рублей изъяли со счета судебные приставы в счет уплаты штрафа в 300 тысяч рублей, выплачивать который общественной организации присудили одновременно со статусом «иноагента».

И хотя Лариса Сайгина объявила на суде о скорой ликвидации организации (правление организации приняло такое решение), судью это не остановило. Новость прошла по всем заметным федеральным изданиям, таким как «Медуза», «Российская газета», «Такие дела»  и т.д.

Подробно о суде и о скорой смерти пациентской организации пишет «ФедералПресс».

 

Министр, породивший эксперименты

Об этом сюжете точно надо знать одно: Наталья Соколова и ее спич о «кефирчике» и «макарошках» провисел в топе Яндекс-новостей два дня.

Потом уже родилась «макаронная» диета, которая предполагает питание на 3,5 тысячи рублей в месяц. И ее многие решили испытать. Даже наш шеф-редактор Мария Алексашина устроила свой собственный #МакарошкиЧеллендж. Вначале она решительно отказывалась покупать именно макароны, но к четвертой неделе, чувствуем, созреет для столь отчаянного шага – редакция напряженно следит за экспериментом.

Отчего-то слава Натальи Юрьевны оказалась столь же громкой, как и история с диабетом. Наверное, всем немедленно захотелось «заесть» грустные истории. Свою долю федерального внимания получил депутат-коммунист Николай Бондаренко, который спровоцировал министра на высказывание, стоившее ей работы. Он, кстати, тоже сидит на «министерской диете», о чем тоже пишет  федеральная пресса.

«Бизнес-фм» всласть покопались  в истории министра Соколовой. Нашли у мужа Натальи Юрьевны свой «свечной заводик», то есть предприятие по переработке рыбы. И, конечно, упомянули, что сама Соколова получала материальную помощь от государства, что при ее «скромных» доходах в размере 6290 рублей в день было, конечно, необходимо.

На теме «оттоптались» все, а «Новая газета» посвятила ей огромный текст.

Волны от этой истории до сих пор расходятся по воде, и новости о депутате, который питается макаронами, из-за чего бросил тренировки, можно встретить в каждом уважающем себя федеральном издании.

 

Самый пьющий город

От всего происходящего в Саратове и области просто грех не запить. Возмущение первым местом Саратова среди алкоголиков страны у городских и областных чиновников и прогосударственных общественников понятно – у них свой мир, в котором нет всех этих ужасов, а есть только развитие, лидерство и движение вперед (розовые, в общем-то, пони). Но все-таки «Зря Саратов обижается. Алкоголики – это наш профиль».

Оцените новость
0
архив
выпусков
Продано на стройматериалы. Культурное наследие немцев Поволжья разбирают на кирпич
В селе Орловское Марксовского района разбирают историческое здание – школу немецкой постройки. Жителям, которые пытаются остановить разбор, угрожают. Угрозы не пустые – некоторым активистам из Маркса кирпичи в окно уже залетали.
6
Мастера класса. Где в Саратове можно послушать великих
Наш бесстрашный корреспондент вновь окунулась в самую пучину. Нет, она не устроилась грузчиком-дворником-водопроводчиком. Она посетила семинары, где ее всяким умным штукам обучали великие люди – по крайней мере, считающие себя таковыми.
2
От самолетов до кукурузной палочки. Вектор развития саратовской индустрии
Этот год нельзя назвать удачным для саратовской промышленности. Список закрывшихся предприятий и заводов, близких к банкротству, растет постоянно. Правительство хладнокровно наблюдает за этим процессом.
Дом №13 был невидимкой, пока чиновники не объявили «несуществующим» обитателям войну
Городские власти тридцать лет не замечали жильцов аварийного здания на 2-м проезде Азина. В советское время это жилье им выдали как временное, служебное. Потом о людях и домах забыли. Теперь выселяют – «хоть под забор, хоть на теплотрассу».
2
У бывших губернаторов три пути: госслужба, бизнес, тюрьма. И как вариант – заграница
Осенняя череда отставок губернаторов – не первая в современной истории России. Сейчас отставники ждут новых назначений (или арестов). Мы же пишем о том, как устроились главы регионов, отправленные в отставку в прошлые годы.
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ