Общество

Война хижинам

17.10.2018 // 18:54
Комментарии:0
Просмотры: 1593

Федеральные власти обещают выделить на борьбу с трущобами почти 500 миллиардов рублей. Саратовские чиновники предлагают переселенцам из аварийного жилья отправиться в «конюшню».

Президентский совет по стратегическому развитию одобрил паспорт нацпроекта «Жилье и городская среда». На ликвидацию аварийного фонда планируется выделить 500 миллиардов рублей. Федеральный бюджет даст 432 миллиарда, региональные – 68 миллиардов. В 2019-2024 годах власти обещают переселить 530,9 тысячи человек.

Ведомство обещает «запустить программу по старой схеме и постепенно донастраивать законодательство для создания новых механизмов». Переселенцам предложат социальную ипотеку под пять-семь процентов. Подробности Минстрой обещает изложить в отдельном законопроекте, который предполагается внести в парламент в весеннюю сессию.

Кроме того, правительство надеется шире использовать «механизм развития застроенных территорий, когда инвесторам передается территория, на которой находятся аварийные дома». За счет застройщиков чиновники обещают «выйти на гораздо большее привлечение внебюджетных источников».

 

«Должны добровольно уехать»

Пансионат «Сокол» рискует превратиться в место еженедельных совещаний саратовских чиновников. К размещенным здесь жильцам обрушившегося общежития с проспекта Строителей не раз приезжали представители районной, городской администраций и прокуратуры. Организовав небольшое собрание на диванчике в холле, переселенцы ждут детского омбудсмена Татьяну Загороднюю.

Елена Ледяйкина вспоминает, как с места аварии уехала в роддом: женщина находилась на 42-й неделе беременности. «За два-три дня до обрушения с потолка начали сыпаться мелкие камушки. Мы думали, это этажом выше ремонт делают. В тот вечер я стирала белье в умывалке. Заметила, что между потолком и стеной появилась щель. Только зашла в комнату, что-то грохнуло, дверь распахнулась и ударила меня по руке». К счастью, ушиб оказался незначительным. Через четыре дня на свет благополучно появилась девочка.

В «Соколе» Елена живет с дочкой и двумя сыновьями-школьниками. «В общаге вместе с туалетом у меня две стиральных машинки улетели и всё, что девочке купила: ванночка, стульчик, одежда, полотенца. Ущерб за имущество не компенсировали. Ждите, мол, расследование установит, кто виноват, – разводит руками женщина. – Мы шесть лет жили в общежитии и постоянно жаловались в управляющую компанию, что дом рушится. Но УК только пенопластом торцы отделала, в голубой цвет покрасила – красота!».

Дом на проспекте Строителей

Старших детей Ледяйкина перевела в школу поближе к пансионату, ведь чиновники обещали, что пострадавшие проживут здесь «сколько потребуется». Но, как уже рассказывала «Газета недели», оказалось, что мэрия оплатила проживание до 6 ноября. Куда идти 7-го, Елена не представляет. До родов она неофициально работала администратором на автомойке. Материнский капитал потрачен на комнату в общежитии. В Татищевском районе остался дом, принадлежавший ее матери, но он много лет находится в нежилом состоянии. Доход Елены, складывающийся из детских пособий, составляет около 15 тысяч рублей.

«В администрацию пойдем жить», – с совершенно серьезным видом предлагает Мария Ткачева. В общежитии она жила с 1985 года: 17-метровую комнату получил ее отец, работавший в строительном тресте. Мария работает поваром, получает 12 тысяч рублей. Муж – комплектовщик в супермаркете. В семье двое детей.

«Я и муж с 1984 года работали отделочниками. Специально устраивались, чтобы ключи получить, обещали через семь лет. А вышло так, что я всю жизнь ждала эту квартиру несчастную. Дети выросли, внуки, уже правнуки появились», – Татьяна Моленова говорит тихо, сложив руки на коленях. За 37 лет трудового стажа Татьяна Петровна получает 11,4 тысячи рублей пенсии. Около 3 тысяч уходит на лекарства, «на стройке здоровье оставила». Она умудряется еще и помогать внуку, который с женой и двумя детьми снимает квартиру.

У Ольги Щавлевой пенсия составляет ровно 7446 рублей. «В свое время я помыкалась по банкам, хотела взять ипотеку, но не дали, – вспоминает Ольга Владимировна. – Сейчас власти говорят: переезжайте куда знаете. Но если бы у нас было, куда идти, мы бы не сидели в общежитии. Там люди живут от безысходности».

«Аварийников» приглашают в конференц-зал. В помещении с красными креслами холодно и пустовато. Татьяна Загородняя, глядя из президиума, удивляется, почему так мало народу. Гостье объясняют, что утром буднего дня люди обычно на работе. Омбудсмен продолжает удивляться – тому, что общежитие признали аварийным только после обрушения, и тому, что граждан собираются выставить на улицу накануне зимы, и тому, что им предоставляют места в «конюшне» на улице Танкистов.

«Ничего подобного, – поправляет вторая дама в президиуме, заместитель начальника жилищного отдела мэрии Татьяна Куприянова. – Пока не предоставляют. Семь нуждающихся поставлены на учет, помещения маневренного фонда будут предложены им в порядке очереди. После 6 ноября жильцы должны добровольно уехать отсюда либо к родственникам, либо…». Татьяна Геннадьевна оставляет фразу незаконченной.

Загородняя предлагает одиноким мамам с детьми на полгода переехать в кризисный центр. «Он не такой огромный, этот центр, – предупреждает Татьяна Николаевна. – Оставьте заявление. И мы поставим вас на очередь». Информацию о пенсионерах детский омбудсмен обещает передать «взрослому» коллеге Татьяне Журик.

«Нам больше, чем вам, хочется, чтобы не было таких нуждающихся, – уверяет Куприянова. – Мы, как и вся Россия, с нетерпением ждем новой программы по аварийному фонду».

 

Дом революционеров

Жильцы дома №66 по улице Мичурина находятся в начале большого «аварийного» пути. Когда-то к этому дому водили экскурсии: в 1910-1911 годах в здании жили сестры Ульяновы с матерью. Последний капитальный ремонт проводился здесь в советские времена. Но до недавнего времени, как вспоминают жильцы, двухэтажка была достаточно крепкой. Зоя Александрова купила здесь квартиру в 2012 году.

«Камин – это очень занятно. Я его топлю, обогреваю три комнаты», – Зоя Федоровна с удовольствием показывает свои интерьеры. За черной каминной решеткой видна металлическая дверца газовой печки. На кухне у пенсионерки – лесенка в прихожую, похожая на корабельный трап. По легенде до того, как стать «ленинской» достопримечательностью, дом, вернее, некоторые его деревянные элементы ходили по Волге, будучи частью парохода.

Зоя Федоровна
Зоя Федоровна

В 2014 году жильцы получили распоряжение администрации Октябрьского района о признании здания аварийным. Собственникам предписывалось отселиться в течение четырех месяцев. «Я пошла в администрацию. Сказала: мне 80 лет, я одна, дочь умерла, куда мне деваться? Мне ответили: куда хотите», – вспоминает Зоя Федоровна. Жильцы предположили, что «кто-то расчищает стройплощадку». Через суд они добились отмены распоряжения, так как межведомственная комиссия принимала решение об аварийности.

Саратовцы знают, что со старым жилфондом на привлекательных для строительства участках случается всякое. Это может быть не только пожар.

Ранним утром 24 июля жительница первого этажа Татьяна Курбатова услышала странный шум. «Наклонилась к углу комнаты, слышу, как будто вода бьет под напором. Подошла к спуску в подвал, а там воды – всклень! 80 квадратных метров площади и 2,5 метра глубины – это был бассейн». Оказалось, на улице Мичурина прямо у входа в арку дома №66 прорвало магистральный водопровод. Авария случилась примерно в полпервого ночи. Жильцы сотни раз позвонили в водоканал. Но воду перекрыли только около одиннадцати утра.

Размытый водой фундамент

Жители (в основном это пенсионерки) за 3 тысячи рублей купили насос и в течение двух суток откачивали воду. Здание осело. На некоторых дверях перестали закрываться замки. Перед воротами арки сейчас – гора намытой почвы. Огромные старые тополя накренились над крышей – у деревьев размыло корни. Под фундаментом – две огромные дыры, через которые поток воды пробился в подвал. Пенсионерки собираются закупить «Камаз» песка, чтобы их засыпать (это еще 6,5 тысячи рублей и 5 тысяч за работу землекопам).

Здание обслуживает УК «Сервис-дом», печально известная многим жителям старых домов на центральных улицах. Проводить капитальный ремонт здесь фирма не имеет права, так как двухэтажке придан статус памятника.

После потопа на Мичурина приходили сотрудники районной администрации. «Повреждения осматривать отказались. Стали давить, говорили в хамском тоне: так, завтра все с паспортами идете подавать заявления на оформление аварийности!». Жильцы опасаются, что в случае признания дома опасным для жизни контролирующие службы «отключат здесь газ и воду, якобы во избежание чрезвычайных ситуаций, и мы сами уйдем куда глаза глядят».

 

«Хуже, чем на Украине»

Дом по улице Антонова, 31 стал первой в Саратове девятиэтажкой, получившей аварийный статус. «Мы все в шоке. Друг другу ссылку перекидываем, что теперь делать-то?» – задается вопросом жительница дома. На вид это обычный, не слишком ухоженный панельный дом. Саратовский домостроительный комбинат построил его в 1981 году по типовому проекту 90-й серии.

На крыльце четвертого подъезда вполголоса разговаривают двое мужчин пенсионного (теперь уже – предпенсионного) возраста. Спрашиваю, слышали ли они о предстоящем сносе? Мужчины отворачиваются, не хотят представляться. «А меня не посадят?» – с нервным смехом уточняет один, согласившийся показать распоряжение мэрии «О мерах по отселению». В бумажке говорится, что собственникам надлежит отселиться до 1 января и осуществить снос аварийного строения до 1 сентября 2019 года. Ксерокопию жильцу вручили в администрации Ленинского района. На вопрос, что он будет предпринимать, мужчина разводит руками.

Антонова 31
Антонова 31

Подтягивается более информированная аудитория – дамы элегантного возраста с сумками. В одних пакетах – продукты, в других – килограммы переписки с инстанциями. Как рассказывают женщины, ранее дом входил в АТСЖ Ленинского района. В 2013 году управляющая компания сменилась – обслуживанием здания занялась УК «Элос». Между компаниями до сих пор продолжаются судебные тяжбы.

В ходе конфликта жильцы получили некое «Обследование несущих строительных конструкций 2 и 3 подъездов жилого дома №31», выполненное в 2010 году НПФ «Агрометалл-1». Как говорят собеседницы, прочитать документ им помог областной депутат и известный застройщик Леонид Писной, приезжавший на собрание жильцов. На последней странице отчета сказано, что эксперты рекомендуют провести усиление грунтового основания, ремонт отмостки и балконов. Пенсионерки уверены, что в документе, изобилующем техническими терминами и графиками, говорятся страшные вещи. «У нас дом рушится! Нам бежать или что делать?» – переживают женщины.

Собеседницы боятся не только техногенной аварии. «Вы по чьему поручению приехали? – допытываются они. – Не пишите наши имена. Нас убьют и расстреляют. У нас такой дружный дом был. Люди по 30 с лишним лет дверь в дверь прожили, ключи друг другу оставляли. А сейчас хуже, чем на Украине! Соседи не здороваются и плюют вслед».

Жильцы винят друг друга в неразберихе с управляющими компаниями. К качеству работы и той, и другой у граждан есть претензии. По подсчетам самих жителей, ровно половина квартир вообще не платит за услуги, боясь, что деньги исчезнут с проигравшей стороной. Между тем, зданию действительно нужен ремонт: в стенах квартир первого и второго подъездов несколько лет назад появились трещины.

Антонова 31
Антонова 31

По словам собеседниц, в администрации Ленинского района их уверяют, что «через месяц на доме повесят объявления, и начнется ввод в программу». Видимо, чиновники не спешат сообщать жителям с улицы Антонова то, что говорят их собратьям по несчастью с проспекта Строителей.

Как сообщает ИА «Свободные новости», в течение месяца будет подготовлено постановление о признании аварийной второй девятиэтажки – на улице Ипподромной. Это кирпичный дом, построенный в 1983 году как семейное общежитие. Так же, как и в доме на Антонова, здесь нет сообщества жильцов, способного отстаивать общие интересы. При этом обе девятиэтажки расположены в привлекательных для застройки районах.

P.S. Как сообщают жильцы с улицы Антонова, атмосфера «гражданской войны» сгущается. «Наш подъезд собрал подписи против расселения. У нас с техническим состоянием всё нормально. Трещины есть в первом и втором подъездах. Вот их пусть и расселяют. Хотя тоже как-то неграмотно, ведь в пустые квартиры залезут бомжи?».

Оцените новость
0
архив
выпусков
Печальная судьба польских миллионов в Саратове. Как Курихин продавал акции иностранной компании
История о том, как польская компания хотела строить в Саратове совместно с компанией Сергея Курихина. Спойлер: ничего построено не было, а за свои деньги полякам пришлось бороться в арбитражном суде.
Пески без времени и древний скоростной трамвай. Какие проекты ожили после визита Володина
Скоростной трамвай, дорога Шанхай-Гамбург, городской пляж. Вспоминаем историю самых резонансных проектов Володина: когда они появились, когда должны были быть реализованы, что помешало и что их ждет впереди?
1
«Эта сторона улицы опасна при артобстреле». Почему жильцы дома на Танкистов боятся обрушения фасада
В 2009 году в доме 73а по улице Танкистов кое-как перекрыли крышу. Бесконечные протечки размыли фасад: кирпичи вываливаются во двор. Жильцы боятся, что фасад и крыша рухнут, оставив их без жилья. Но дом еще можно спасти.
1
Позитивные. Как в Саратове живут люди с ВИЧ
Россия – один из очагов распространения ВИЧ в мире. Однако в обществе укрепилось представление о вирусе иммунодефицита как о болезни наркоманов и проституток, маркере социальной деградации – о том, что «никогда не случится со мной».
«Отвести ребенка к помойке и там оставить?» Специалисты и родители объясняют, почему аутизм не приговор и с ним возможна полноценная жизнь
Рассказываем, как в Саратове обстоят дела с оказанием помощи детям с расстройствами аутистического спектра
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ