Политика

Судьба экстремиста. Как жить, находясь в списке Росфинмониторинга

Комментарии:1
Просмотры: 2032

В реестре террористов и экстремистов Росфинмониторинга значится 61 житель Саратовской области. Среди них – 24-летний балаковец Данила Бузанов, получивший полтора года колонии за «разжигание ненависти к русскому, поддерживающему позицию ДНР и ЛНР». Данила вышел на свободу, но находясь в этом списке, не может пользоваться банковскими картами, устроиться на работу, стать предпринимателем, лишается пассивного избирательного права и многого другого.

 

Ссора на ВДНХ

В декабре 2015 года 20-летний Данила Бузанов работал оператором аттракционов в Москве на ВДНХ. По соседству шла торговля символикой ДНР и ЛНР. Данила подрался со знакомым торговцем из-за старого бытового конфликта. Обоих увезли в полицию, откуда они вышли без заявления друг на друга.

Колесо обозрения на ВДНХ. Источник vdnh.ru
Колесо обозрения на ВДНХ. Источник vdnh.ru 

Через 17 дней парню позвонили из полиции и попросили явиться «дать показания». Данила, не медля, направился в Останкинское отделение полиции – там его задержали, повели к следователю по особо важным делам. Предъявили обвинение по статье 282 ч.2, п.а) с оригинальной формулировкой – «разжигание ненависти или вражды к русским/россиянам как к социальной группе поддерживающих позицию ДНР и ЛНР». Сторонников самопровозглашенной республики российское правосудие сочло уязвимой категорий, нуждающейся в особой защите. (Позже в Саратове уголовное наказание понес 19-летней Александр Гозенко за публикацию комментариев, оскорбляющих «ватников» как социальную группу.)

Как рассказывал Данила в сюжете Грани.ру, с его родным братом встретился пострадавший и извинился за заявление в полицию, написанное, как он дал понять, под давлением. Знакомый также приходил на судебное заседание в Останкинский суд и просил суд смягчить наказание своему обидчику. Даниле дали полтора года колонии общего режима. Семь месяцев он провел в московском СИЗО-4 и оставшиеся одиннадцать – в ИК-5 в Кировской области.

Он освободился 21 июня 2017 года и еще три года со дня освобождения считается судимым согласно ст.86 ч.3 п.в) УК. Все это время он будет находиться в списке Росфинмониторинга как экстремист. Его не обслуживают банки, работодатели сторонятся, он не может стать предпринимателем, наблюдателем или кандидатом на выборах и т.д.

 

Детство экстремиста

Детство будущего экстремиста ничем не отличалось от детства других детей. Родился в 1995 году, воспитывался в Балакове.

«Мы с Данилом подружились еще в детском саду «Теремок», потом попали в 11-ю школу в один класс, – рассказывает друг детства Максим Кальков. – В школе вместе занимались спортом, посещали секцию бокса, играли в футбол во дворе. Его увлечением всегда был футбол: каждую пятницу мы с ним покупали спортивную газету и читали. У нас было много общих друзей разных религий и национальностей. Думаю, я знаю его лучше, чем кто-либо из друзей, потому что всё свободное время мы были вместе. Для меня он всегда такой сдержанный, спокойный, рассудительный, не помню, чтобы за все школьные годы он с кем-то поругался или подрался».

Данила и Максим в школьном спортзале. Здесь и далее – фото из личного архива
Данила и Максим в школьном спортзале. Здесь и далее – фото из личного архива

Данила жил с мамой и старшим братом. Жилье долгое время было съемным. Семья жила небогато – как и все остальные в его окружении. Подростком он уехал в Москву – потому что «не хотел жить и работать в серости и развалинах, получая при этом маленькую зарплату». Одиннадцатый класс Данила заканчивал уже в подмосковной школе, живя у старшего брата и успевая еще работать.

После школы поступил на заочное отделение в балаковский институт. «Но у меня не было столько сил и желания, чтоб получить такое фиктивное образование и платить за это деньги. Поэтому на второй сессии я закончил "обучение"», – вспоминает Данила.

Потом забрали в армию.

Потом поработал недолго.

А в 20 лет попал в тюрьму.

 

«Процесс» и «Архипелаг ГУЛАГ»

«Когда меня везли на суд, я не ждал, что в тот день уйду домой. К тому моменту я уже перестал питать иллюзии по поводу российского правосудия, но, как говорится, надежда умирает последней. Судья зачитывает приговор – я чувствую, что ничего хорошего ждать не стоит, и еще заранее решил, что буду держать себя в руках», – вспоминает молодой экстремист.

«Я и все знакомые просто офигели, когда узнали об этом! «Кто – Данил?! Да не может быть!» – отмечает Максим Кальков.

«Если коротко, то СИЗО – это «Процесс» Кафки, а колония – «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, – описывает пережитое Бузанов. – То есть сначала ты пытаешься понять, как устроен судебный процесс, – и чем больше пытаешься понять, тем меньше понимаешь. Я про отсутствие состязательности в судах, про существование «не таких» свидетелей и «правильных» свидетелей и многое другое, от чего глаза на лоб лезли. А когда пришло понимание всего беспредела, оказалось, что всё примитивно донельзя. Я понял, что нужно дотерпеть, и стал просто стараться отвлечься. Это было сложно, когда, общаясь с другими людьми в колонии, слышишь истории, как, например, наши правоохранительные органы возят обвиняемого из Питера в Москву с мешком на голове».

Данила на скамье подсудимых
Данила на скамье подсудимых

Данила с улыбкой резюмирует: «В итоге из пяти с половиной лет своей совершеннолетней жизни я год провел в армии и полтора в тюрьме. И большой вопрос – где хуже. В тюрьме у меня хотя бы было свободное время, которое позволяло мне читать книги, заниматься спортом, что-то писать, общаться с людьми. Я сидел с бывшими сотрудниками, так как служил во внутренних войсках. Всегда можно было найти умного и порядочного человека. В то время как армия делает из ещё не определившегося мальчика настоящее быдло (может, где-то и не так). Просто год непрерывной деградации и воспитания ненависти к окружающим тебя людям!

Надо сказать, что, возможно, благодаря всему этому я стал пацифистом и гуманистом, – продолжает собеседник. – Именно в колонии я познакомился (не в школе, к сожалению) с произведениями, биографиями, мыслями из писем Адама Смита, Монтескье, Франклина, Кафки, Салтыкова-Щедрина, Чернышевского. Перечитал все школьные учебники истории с пятого по одиннадцатый класс и книги по экономике. В общем, выжимал из тюремной библиотеки что мог. А выбор там скудный – примерно 80 процентов книг про Ленина».

 

Уйти от феодального строя

Мы познакомились с Данилом в соцсетях, когда я искала обвиняемых в экстремизме и терроризме жителей области. Бузанов один из немногих согласился дать комментарий и сразу заявил, что в анонимности не нуждается.

У него на аватарке – селфи с Навальным. На стене – перепосты видео ФБК, статей «Новой газеты», пабликов «Русь сидящая», «Бессмертный барак», «Балаковцы против повышения пенсионного возраста». Часто он оставляет под ними собственное мнение – смелые развернутые комментарии думающего человека по поводу происходящего в стране.

Селфи с Навальным
Селфи с Навальным

«Мое уголовное дело стало следствием – в чём я уверен и неоднократно убедился – беспредела силовиков, палочной системы, отсутствия независимого суда и общей российской тенденции к угнетению прав людей в нашей стране», – написал он в первом сообщении в переписке.

К слову, к ДНР он относится как к чему-то «очень страшному и неприемлемому – как и к любой войне». «За всё это должны отвечать непосредственно генералы и люди, узурпирующие власть в России», – утверждает Бузанов.

Он не считает себя сторонником Навального, потому что не хочет быть фанатом личности, а считает себя «сторонником либеральных изменений, демократической модели государства, гражданского общества, прав человека и так далее по списку». Для него Навальный – всего лишь «топор в руках людей, готовых уже, наконец, уйти от этого феодального строя».

Данила Бузанов первый организовал в двеститысячном Балакове оппозиционный митинг (до этого митинги проводила только КПРФ, и то крайне редко). Прошло уже четыре митинга. Уведомление подавали от любого другого человека, только не от Бузанова – это регулируется ст.5 п.1.1 закона о собраниях, митингах и демонстрациях; также он не может быть наблюдателем на выборах. «У нас появилась какая-никакая команда, и я очень горжусь ими. Митинги уже даже проводят в мое отсутствие. Хочу, чтобы в Балакове была политическая жизнь, чтобы люди понимали, что само по себе ничего не изменится и всё в их руках!» – подчеркивает собеседник.

Бузанов на митинге в Балакове
Бузанов на митинге в Балакове

Еще Данила хотел баллотироваться в совет Балаковского муниципального района, но теперь не может. «Я уверен, что выиграл бы их. Ну, это же смешно – смотреть на этих «депутатов», они ведь даже не стараются! Вот для того и существует муниципальный фильтр и прочие ограничения, чтобы никто не потревожил их покой», – считает Бузанов.

 

«Мне обидно за молодежь»

Помимо лишения части гражданских прав из-за судимости и нахождения в списке Росфинмониторинга молодой человек почувствовал сложности в бытовом плане. «Он стал с большей опаской относиться к нашему государству, стал переживать, что оно его не защищает и не защитит, стал переживать, что его жизнь стала хуже… Он не может найти себе официальную работу, платить налоги, зарабатывать себе на жизнь и учебу, да и вообще существовать как личность ему стало очень сложно. Работу найти очень тяжело. Все госучреждения отказывают ему. Имея на заработной карточке деньги, он даже не мог их снять в течение полугода или больше после выхода на свободу», – рассказывает друг Максим.

Бузанов говорит: «Я понимаю, что прав меньше, чем у меня – только разве что у людей, непосредственно находящихся в тюрьме. Оттого и меньше рычагов давления на меня. Но все равно, конечно же, страшно. Я думаю, любому человеку страшно, если, конечно, он не находится в информационном вакууме или в плену условных Киселева и Соловьева. Страшно, когда людей сажают не за то или ни за что вообще. Поэтому сейчас с особым ужасом отношусь к политически мотивированным делам вроде «Нового величия», Олега Сенцова, Марии Мотузной и так далее. Жаль, что у нас люди всё понимают только тогда, когда проблема касается лично их (наверное, я такой же – был, по крайней мере).

Думаю об эмиграции, наверное, каждый день. Но всегда удается себя остановить. У меня 282-я, после освобождения меня у подъезда задерживал саратовский центр «Э» из-за митинга, приходили домой участковые, слали повестки в полицию – это 99 процентов гарантии политического убежища в любой европейской стране. Но все же хочу внести свой вклад в приближении того дня, когда Россия свернёт с рельсов деспотизма.

Мне обидно за молодежь, которая совсем другая, нежели их родители. Я считаю, она достойна лучшей жизни. А для этого не обязательно ехать за границу (это гражданское самоубийство) – а нужно понимать, что они и есть власть, и кому как не людям, которым ещё жить да жить в этом городе, решать, как минимум, местные проблемы».

Оцените новость
0
архив
выпусков
11
Не надо поднимать панику! 10 напастей Саратовской области этой зимой
Крыши падают, трамваи стоят, жители протестуют, даже тухнет вечный огонь. Министров судят. Депутатов арестовывают. Разбираемся, какие напасти обрушились на наш регион нынешней зимой и кто в этом виноват.
6
«Я работаю в психбольнице». Рассказ старшей медсестры о буднях специализированного медучреждения
Медсестра областной психиатрической больницы рассказала о травле со стороны руководства, «тайном морге», расположенном на территории медучреждения, использовании труда пациентов и даже фотографиях пациентов, которые сотрудники выкладывают в Интернет.
9
Владислав Сурков обещает долгую жизнь «государству Путина»
Помощник президента Путина Владислав Сурков написал статью, в которой предрек долгую жизнь «государству Путина», а также удивил утверждениями том, что наша власть понимает народ, а «государство Россия» держится на доверии народа к власти.
9
Матери вышли на митинг против оптимизации детских больниц
Отставки руководства саратовского минздрава потребовали участники митинга, организованного в защиту детской поликлиники №10 и инфекционной больницы №6. Родители борются за сохранение медицинских учреждений, попавших под очередную оптимизацию.
«Выгоняют… как собак». Администрация Ленинского района выселяет из пансионата жильцов обрушившегося дома
Жильцы рухнувшего общежития на проспекте Строителей девять месяцев надеялись на помощь саратовских чиновников. Мэрия не увидела «правовых оснований» выделять пострадавшим новое жилье. Теперь их выселяют из пансионата «Сокол».
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Из-за повышения НДС с 1 января эксперты прогнозируют заметный рост цен. Повышение цен на какие товары и услуги вас беспокоит больше всего?
Проголосовало: 3284
3


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ