Общество

Шиханы и «Новичок»

Комментарии:8
Просмотры: 3135

Фото Анастасия Лухминская

Съемочная группа «Открытого канала» и корреспондент «Свободных новостей» побывали в ЗАТО Шиханы, где, по одной из версий, мог быть разработан «Новичок» – пожалуй, самый раскрученный яд этого сезона.

Наш визит был согласован с ФСБ и министерством по делам территориальных образований Саратовской области не сразу. За несколько дней до нашего приезда в Шиханы отправилась журналистка Ольга Яковлева. Не дождавшись разрешения от ФСБ, она проехала на территорию поселка (КПП на въезде давно нет) и записала интервью с местным жителем. На обратном пути ее машину остановили силовики из Федеральной службы безопасности и заставили стереть все материалы.

Сурки говорят «Привет!» и «Пока!»

Шиханы – очаровательный ухоженный поселок, больше похожий на пригород Москвы, чем на деревню. Однако о нем не было бы так интересно рассказывать, если бы из-за статуса ЗАТО в нем не были засекречены самые неожиданные вещи. Тайну составляют не только внутренние дела предприятия ГИТОС (Государственный институт технологии органического синтеза), которому приписывают создание «Новичка», но и географические границы территориального образования. Поселок нельзя снимать с квадрокоптера, а подходить к местным жителям и расспрашивать их о жизни можно только в присутствии официального лица. Не подлежит разглашению и еще одна незначительная, но любопытная вещь, о которой меня настоятельно просили умолчать, поэтому вы о ней не узнаете, ведь я держу слово.

Андрей Татаринов

Во времена СССР Шиханы жили «как при коммунизме». Глава ЗАТО Шиханы Андрей Татаринов рассказывает, что в поселке всегда можно было купить большой дефицит – бананы. На первом этаже «хрущевки» в центре поселка, где теперь находится администрация, располагался магазин «Березка» с продуктовым и вещевым отделами. В СССР существовала целая сеть магазинов с таким названием. Они служили точками спецснабжения с приличным, в отличие от магазинов для простого советского человека, ассортиментом, но отовариться там можно было либо за валюту, либо по сертификатам. «Березка» в Шиханах была символом статуса.

Градообразующим предприятием Шихан в 1961 году стал Государственный институт технологии органического синтеза. Именно здесь, по версии эксперта Вила Мирзаянова, придумали газ «Новичок». На предприятии трудилось несколько тысяч работников (по разным сведениям – от двух до десяти тысяч), тогда как население ЗАТО в целом с 1989 по 98-й год достигало 13 тысяч человек. Сейчас, по неофициальным данным, на предприятии осталось всего около двухсот сотрудников, а одной из главных задач ГИТОСа является уничтожение своих собственных корпусов: здания заражены мышьяком и не могут использоваться при перепрофилировании производственной площадки. Возможно, в будущем на этом месте, куда уже подведены необходимые коммуникации, появятся новые корпуса какого-то другого производства.

С распадом СССР и исчезновением масштабного производства на ГИТОСе преференции сократились, как и население поселка. Местные жители получают повышенную заработную плату, но работы не так много. Закрытую производственную зону и расположенный поблизости арсенал охраняют части внутренних войск: там в основном и появляются новые рабочие места. Существенную долю бюджета населенного пункта составляют дотации, в том числе – положенные ему как ЗАТО, но сейчас это ЗАТО не по линии минобороны, а по линии минпрома, и поступления совсем не велики.

Андрей Татаринов подчеркивает, что не может комментировать никаких внутренних дел ГИТОСа, его сфера ответственности – экономика региона. Он с большим удовольствием рассказывает о проектах благоустройства дворов и общественных территорий в ЗАТО и о том, как на въезде в город появится альпийская горка и две резные фигурки геральдических животных Шихан – сурков. Один будет держать табличку «Привет!», другой – «Пока!»

«Новичка нет и не было никогда!»

Съемочная группа в сопровождении главы выходит в самый центр Шихан – Сквер Химиков. Сейчас на центральной аллее размещена постоянная мини-выставка военной техники, установлен памятник пограничнику Андрею Бусалову, погибшему в годы Великой Отечественной войны (очень похожий, но не именной памятник стоит в Парке Победы в Саратове), рядом – памятник десантникам в виде раскрытого парашюта. Напротив него планируется установить фонтан. В другой части поселка со временем может появиться спортивный парк «Гексагональ» – так называется шестиугольник в структурных химических формулах.

Несмотря на снег и глубокие лужи на газонах и детской площадке, здесь довольно чисто, но главе не нравится, что талыми водами на центральную дорожку намыло много песка. Он зовет на помощь двоих пожилых мужчин со щетками; один из них оказывается почетным гражданином Шихан и бывшим сотрудником ГИТОС. Его зовут Владимир Паршин, и его лицо мы позднее увидим на местной доске почета, хотя после встречи с ним в одежде для субботника узнать его будет непросто.

Владимир Паршин

«Новичка нет и не было никогда!» – решительно говорит он, и больше добиться от него информации о годах ударного труда на ГИТОС не удается. Впрочем, для Шихан это нормально.

Глава предупреждают, что местные жители на контакт с прессой идут без особой охоты, и это чистая правда. Он также рассказывает об интересной особенности поселка – в нем нет местных жителей: практически все приехали сюда из разных уголков страны, и это тоже верно. Из всех, кто согласился общаться со съемочной группой «Свободных новостей» и «Открытого канала» и рассказать о своем происхождении, не было ни одного коренного жителя Шихан. Сюда прибывали новые жители из Волгоградской, Тамбовской, Челябинской областей; некоторые переезжали из других населенных пунктов района. Татаринов и сам приехал из Вольска.

«Шиханы – белая смерть»

Все опрошенные придерживаются общего мнения, что «шиханский след» в деле Скрипалей – выдумки, все обвиняют СМИ во вранье, а «западных партнеров» – в желании очернить Россию.

Дом культуры

«Везде обман. Все это англичане придумали или американцы. России это не нужно, у нас и так проблем полно: Крым, Донбасс...» – говорит Владимир, мужчина лет пятидесяти, которого удалось поймать возле местного дома культуры.

Он вел за руку маленького ребенка – может быть, в один из местных кружков, где занимаются дети от четырех лет.

О себе Владимир говорит, что работал в ГИТОС, когда там еще было производство, и многое знает не понаслышке. На вопрос, не боится ли он жить там, где раньше, возможно, производили опасные вещества, отвечает отрицательно: «Американцы приезжали сюда, проверяли, все нормально!» Вот так одновременно в его рассказе американцы выступили и распространителями лжи о России, и гарантами качества жизни в саратовском ЗАТО.

Татьяна

«Не верю тому, что говорят. Жили как при коммунизме, снабжение отличное, ничего не боялись, детей рожали и рожаем!» – говорит Татьяна, бабушка с внуком в коляске. Кстати, на улицах очень много детей: по словам главы, на пять тысяч человек жителей тысяча – несовершеннолетние. Но ни разу в Шиханах мы не слышали обычной для публичных мест в крупных городах детской истерики. Даже самые маленькие во время интервью со взрослыми не капризничают, не ноют – стоят стойкими солдатиками или лежат смирными кабачками и внимательно смотрят.

Предпринимателя Сергея Гусева уговорил дать интервью лично глава ЗАТО. На вопрос, каково жить в закрытой зоне, он твердо ответил: «Лучше, чем в другой части России!» Бизнес же вести, по его словам, отчасти хорошо, отчасти плохо. Трудно привлекать наемный труд, в Шиханах есть не все необходимые в работе специалисты. А хорошо? Тем, что «лишние не приезжают». На вопросы о громких новостях – отравлении Скрипалей, «шиханском следе» отвечает: «Без разницы» и «Не владею информацией». Однако Гусев смог сказать наверняка, что никакие отравляющие вещества не производятся в Шиханах «лет пятнадцать».

Пенсионерка, представившаяся Галиной, рассказывает, что живется в Шиханах «средне».

Галина

«Пенсия от восьми тысяч. Я тринадцать получаю. Мне хватает на питание и на лекарства, одежду мне покупают дети. А люди и меньше получают. Мы сейчас одеты-обуты, нам ничего не надо – только на питание, за квартиру и на лекарства. Ну внукам иногда дашь на день рождения. У меня 6 внуков – 6 тысяч. На смерть собираемся копить, но на смерть пока ничего не копится», – разводит руками жительница.

О том, что всемирно известный яд «Новичок» якобы разрабатывался в Шиханах, она слышит впервые.

«Я смотрю телевизор, у меня 19 каналов, ничего такого не слышала. Чего болтают, я не знаю. Я не работаю уже 20 с лишим лет, но ничего такого не было. В Чебоксарах было предприятие – там производят моющие вещества, потом химикаты на поля... Единственное, у нас было – разбрызгиватели в глаза, «Черемуха» называлась... А сейчас ничего не производят. Раньше работало две тысячи, а сейчас 200 человек. Сейчас все безопасно, все едут в Шиханы. И природа, и все у нас хорошо», – заявила она.

По словам Галины, ей как пенсионерке статус ЗАТО ничем не мешает: сама она никуда не ездит, а к ней в гости может приехать любой родственник, «даже с Украины». И все же работа на химическом производстве наложила свой отпечаток.

«Мы тогда были молодые и ни о чем не думали... Это сейчас мы, кому за 60-70 – умираем и думаем. Тогда говорили: Шиханы – это белая смерть. Так и есть. Все умирают от рака. Я работала ТБ-инженером. На производстве отработала 32 года. На полигоне собирали ягоды и грибы, там всего было очень много не знаю отчего – опята были... Зайцев убивали, ели все и ни о чем не думали, что чем-то заразимся. А после 60-70 начали: рак, инсульты. Это все-таки отголоски тех лет», – вздыхает пенсионерка.

Наш визит завершен. Глава приглашает приезжать еще, когда станет красиво и зелено, когда установят новый фонтан. И отзвониться, когда будем выезжать из поселка – чтобы службы безопасности не беспокоились.

Оцените новость
2
архив
выпусков
Самый главный в мире Лох! Возрождение села у водяной мельницы идет силами волонтеров
Губернатор Радаев, до крайности увлеченный развитием туризма, одной из главных достопримечательностей области называет село Лох Новобурасского района и старинную мельницу в нем. Но восстанавливают и село, и мельницу энтузиасты.
Что «разбазарили» в Вольске? Рассказ о том, какие социальные объекты попали в частные руки и все ли они нужны городу
В Вольске пытаются вернуть в муниципальную собственность социальные объекты, проданные за последние годы. Бывшие роддом, детская поликлиника, часть детской больницы рассорили главных лиц региона и загнали в безвыходное положение местных чиновников.
3
«Это как для человека отсидеть в одиночной камере». Из-за отсутствия прогулок полицейские лошади в Балашове сходят с ума
Жители области продолжают обсуждать состояние здоровья лошадей, служащих в конной полиции. Владельцы коней с ипподрома Саратова рассказали об истощенных животных в ведомственной конюшне. Чуть позже выяснилось, что такая же ситуация в Балашове.
В Саратове умирают полицейские лошади. Спасти их мешают бюрократические препоны
Саратов потрясли фотографии истощенных полицейских коней. Руководство полиции обещает передать списанных и истощенных лошадей конного взвода в хорошие руки, но вряд ли сможет сделать это из-за многочисленных бюрократических преград.
1
Итоги голосования 9 сентября назвали поражением «Единой России». Так ли на самом деле?
Оппозиция заявляет о том, что ЕР теряет свои позиции. Партия власти говорит об «отдельных недоработках». Но впереди у ЕР действительно трудные времена.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 10970


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ