Общество

Остров Петровск

Из-за паводка объявлен режим чрезвычайной ситуации в Петровском районе
16.04.2018 // 15:26
Комментарии:4
Просмотры: 1131

Фото Илья Матушкин

В Петровске в зоне подтопления находится более 640 подворий. Медведица залила огороды, скотные дворы, гаражи, бани. К некоторым горожанам река зашла в дом. Эвакуированы семь семей. Часть людей временно переселились к родственникам, часть размещена в центральной районной больнице. Большинство обитателей зоны подтопления, не желая покидать имущество в трудную минуту, остались робинзонить в своих отрезанных от «материка» домах.

Переправа к любимой тёще

«Сейчас вся моя домашняя жизнь – на кровати. В доме 40 сантиметров воды. У меня два кота и кошка беременная. На руках ношу их из комнаты на кухню к миске», – рассказывает житель улицы Чапаева Дмитрий Шабаев. Вода пришла к нему в ночь на среду. «Теперь у меня огород – как море. Во дворе воды почти по пояс, в собственный гараж дойти не могу». К происходящему горожанин отнесся без паники. В МЧС не обращался. Из районной администрации к нему никто не приходил – «да разве у начальства есть на меня время?».

На случай, если наводнение усилится, Дмитрий приготовил «тревожную» сумку с документами. «Жаль только, что нет бродней (рыбацких резиновых штанов на лямках. – Авт.) – костюм стоит почти две тысячи рублей». Через залитый двор Шабаев перебирается «с табуретки на табуретку, по завалинке – и в лодку». Переправа, перевозящая «островитян» в центральные районы города, как говорит собеседник, работает «добросовестно, по звонку». Сейчас Дмитрий направляется в магазин – купить продуктов для пожилых соседей.

Как говорит Шабаев, после паводка придется перекладывать печку, ремонтировать крыльцо и погреб, менять линолеум и обои. В какую сумму обойдется ремонт, он пока не считал. Улицу Чапаева затапливает не в первый раз. Однажды горожанин получил от районных властей компенсацию – 3 тысячи рублей, «второй раз был в Москве на вахте, людям выдали по 10 тысяч, а я не успел».

Лодочник Андрей

Лодочники в оранжевых жилетах стоят посередине улицы – там, где грунтовые колеи упираются в мутно-коричневое озеро. Работников на переправу выставило местное казачье общество. Районная администрация выдала весельную лодку, спасательные круги, жилеты, багры. Денег за проезд с жителей не берут. «Наш телефон написан в объявлении на столбе. По заявкам мы перевозим пассажиров в город, доставляем продукты и питьевую воду. Есть ограничение: перевозка алкоголя и сигарет строго запрещена, хотите выпить – плывите сами», – рассказывает лодочник Андрей. По основному роду занятий он асфальтобетонщик, ездит на заработки за пределы Петровска, паводок случился в перерыве между вахтами. На переправе он работает с 7.00 до 21.00 без выходных. «А где сейчас легко? – улыбается Андрей. – У нас здесь машина стоит, можно погреться. Администрация выделяет усиленное питание».

Подъезжает грузовая «Газель» с синим тентом. Владелец – серьезный бритоголовый мужчина с желтой цепью на шее – просит отвезти канистры с питьевой водой «любимой тёще». Пенсионерка живет на улице Юности. Как рассказывает зять Алексей, вода подошла под последнюю ступеньку крыльца и держится третий день. Старушка не сможет дойти до калитки. Лодочник Андрей соглашается занести воду в дом.

Алексей

«Паводок-то уйдет. Вы лучше про наши дороги напишите», – машет рукой Алексей, садясь в «Газель».

«Перекрестились и поехали!»

На улице Льва Толстого еще лежит снег. Из сугроба торчит табличка с расписанием работы лодки. На лавочке под табличкой курят мужики – жители района затопления имеют право не ходить на работу (им нужно будет предъявить кадровику справку из районного отдела ГО и ЧС), переправа становится для местных главным зрелищем и даже немножко гайд-парком. Посреди улицы держит речь женщина в сиреневой шапке с сумками в обеих руках. «Вот я ругаюсь, а вы записывайте», – говорит Нина Федотова подоспевшей прессе. Как полагает Нина Михайловна, паводки в Петровске случаются из-за того, что дороги в окрестностях города проложены не по мостам, а по дамбам, в которых нет водопропускных труб. Вторая причина – засорение берегов и русла реки. «В советское время речку чистили заводы. Теперь они не работают, весь берег завален упавшими ветлами и сушняком. В них мусор застревает, льдины, вот вода и не уходит».

Нина Михайловна

Еще в 2012 году жители Петровска направили открытое письмо президенту Владимиру Путину с просьбой помочь в расчистке Медведицы. В 2016-м районная администрация отчиталась о проведении работ. Как говорит председатель районного совета ветеранов Юрий Соковнин, чиновники ограничились вырубкой кустарника на небольшом участке берега в районе плотины. «Заросли вырубили, но не вывезли, так и бросили стволы на берегу, – рассказывает Юрий Степанович. – За мостом ничего не трогали. Вешние воды упираются в бурелом и возвращаются в город».

«Ну, перекрестились и поехали!» – лодочник Михаил Дудукин отталкивается от заледеневшей обочины. Суденышко сделано из пластика и на вид кажется очень непрочным. Михаил строго напоминает, чтобы пассажиры сидели посередине скамейки, «лодка легкая, надо держать равновесие».

Михаил Дудукин

Выплываем на перекресток. Течения нет. Из воды торчат толстые деревья. К стволам прибило целые острова из коряг, пластиковых бутылок и черных мешков с мусором. Невдалеке видны крыши двух затопленных ВАЗов. Лодка причаливает прямо к калитке дома Федотовых. Здание расположено на пригорке, и во дворе можно ходить в высоких резиновых сапогах. «В 1994 и 1998 годах воды было вот так, – Нина Михайловна показывает на середину окна. – Мы на чердак переселились. Сидели и слушали, как в комнате под нами обои отваливаются, глина со стен кусками падает. Да еще лягушки квакают!».

Дом сушили всё лето. Заново штукатурили, укрепляли фундамент. «Только в ноябре получили компенсацию, да и то копейки. В 2013 году районная администрация дала 10 тысяч рублей, а потом сказала: сами свое имущество страхуйте». Федотовы не могут воспользоваться услугами страховой компании, так как у них не полностью оформлены документы на дом. Только бумага под названием «титульный лист» стоит 2 тысячи рублей. Нина Михайловна 30 лет работала дежурной на электроподстанции, ее муж – на заводе автозапчастей (из полутора тысяч рабочих на предприятии теперь осталось 18 человек). Пенсии у них небольшие, свободных денег нет.

На противоположной стороне улицы выглядывает из окна Татьяна. Через это окно она эвакуировалась во время паводка 1994 года. «Тогда вода пришла ночью. За 15 минут залило по самый подоконник. Утонула телка годовалая, 24 семьи пчел. Дом весь трещал. По улице милиция на лодках плавала. Я из окна вылезаю, а с чердака – мыши и крыса выпрыгивают. Бегут, значит, с корабля», – вспоминает жительница. Вода держалась сутки. Татьяну приютила двоюродная сестра. Компенсация составила ровно 200 рублей.

Татьяна

Последний сильный паводок был в Петровске пять лет назад. Нынешней весной в марте навалило снега по самые крыши. Как говорит собеседница, их улицу не расчищают, так как из-за низкой газовой трубы сюда не проходит трактор. Жители поняли, что нужно готовиться к большому половодью. Татьяна заранее вывела двух коров к знакомым в сухую часть города. Теперь утром и вечером плавает их доить. Мебель в доме подняла на кирпичи. Запасла крупу и питьевую воду. «На кухне вода стоит выше колена. Чтобы чайник вскипятить, надеваю болотные сапоги». Как полагает женщина, придется полностью менять полы. Компенсация ей не положена, так как у дома нет технического паспорта. Его оформление стоит 6 тысяч рублей.

«Мне эта работа нравится. Люблю приключения», – рассказывает лодочник Михаил на обратном пути. Когда-то он служил борттехником в транспортной авиации – до 1998 года в Петровске действовал военный аэродром. В свободное от паводка время работает мастером на час. Ездит на заработки в Москву. Говорит, что был на Донбассе. «Страшно там?» – Пожимает плечами: «Да как на обыкновенной войне».

ЧП с продолжением

Над плотиной, по которой проложена дорога на дачи, бурлит вздувшаяся Медведица. Гидротехническое сооружение ушло глубоко под воду. Угадать его местонахождение можно только по куче мусора и бревен, зацепившихся за «быки». Плотину в 1960-х годах выстроили рабочие завода «Молот». Тогда здесь были шлюзы для пропуска половодья, но они давно не действуют. Да и от самого завода почти ничего не осталось: когда-то здесь работали 10,2 тысячи человек, теперь – 600.

У берега ждет лодка с надписью МЧС. По огромным грязным колеям к реке пробирается бульдозер. Спасатели собираются расчищать русло от упавших деревьев. «По-хорошему это должно делаться осенью, когда речка мелкая, без героизма. Почему не делается? Вы в администрации спросите. В нашем районе больше любят какой-нибудь баннер повесить или фестиваль чего-нибудь провести», – говорит лесничий городских лесов Александр Гладков. Александр Сергеевич сидит на распиленном бревне с оранжевой бензопилой в руках и ждет, пока эмчеэсники выволокут из реки очередную корягу.

«Раньше этих кустов не было. Был пляж, – показывает Гладков на густые заросли на противоположном берегу. – Были лесники, которые отвечали за рубки ухода. А потом произошло настоящее вредительство, то есть лесная реформа. Государство сэкономило гроши на зарплате лесников. Зато весной мы тонем, летом – горим».

Как полагает собеседник, при строительстве мостов через Медведицу в Аткарске и Лысых Горах проектировщики учитывали только естественный сток реки, забыв о сбросе воды с прудов. «В 1994 году в новобурасском кооперативе «Штурм» рвануло 6-е отделение. Смыло даже железную дорогу, следом мы утонули, – вспоминает Александр Сергеевич. – Этой весной я за две недели до паводка ездил в Новые Бурасы, договорился с хозяевами прудов, чтобы сбрасывали воду по очереди. Они отнеслись с пониманием, и мы обошлись подъемом воды в четыре метра. Ситуацию испортили пруды, располагающиеся в Петровском районе. Десять лет назад их было 86, в том числе шесть-семь миллионников. Хозяева не прочистили аварийные водосбросы, заранее не отрегулировали уровень. А в ночь пришла вода и потекла переливом поверх плотин. Почему владельцы петровских прудов не смогли договориться? Потому что в районе 20 лет делят власть, а не работают».

Лесничий сам живет в затопляемой зоне. У него залиты сарай, гараж, «еще пять-семь сантиметров, и вода зайдет в дом». Максимальная компенсация составит 10 тысяч рублей на человека, но не более 50 тысяч рублей на семью. «Половодье происходит каждые пять лет. С точки зрения бюджета, выгоднее один раз вложиться и сделать вместо дамбы мост», – говорит Гладков. По его словам, выше по течению Медведицы еще много снега – «будет вторая волна паводка, хотя и не такая интенсивная».

Статья опубликована в «Газете недели в Саратове» № 13 (473) от 17.04.2018.

Ключевые слова: Петровск, паводок, подтопление
Оцените новость
2
архив
выпусков
Самый главный в мире Лох! Возрождение села у водяной мельницы идет силами волонтеров
Губернатор Радаев, до крайности увлеченный развитием туризма, одной из главных достопримечательностей области называет село Лох Новобурасского района и старинную мельницу в нем. Но восстанавливают и село, и мельницу энтузиасты.
Что «разбазарили» в Вольске? Рассказ о том, какие социальные объекты попали в частные руки и все ли они нужны городу
В Вольске пытаются вернуть в муниципальную собственность социальные объекты, проданные за последние годы. Бывшие роддом, детская поликлиника, часть детской больницы рассорили главных лиц региона и загнали в безвыходное положение местных чиновников.
3
«Это как для человека отсидеть в одиночной камере». Из-за отсутствия прогулок полицейские лошади в Балашове сходят с ума
Жители области продолжают обсуждать состояние здоровья лошадей, служащих в конной полиции. Владельцы коней с ипподрома Саратова рассказали об истощенных животных в ведомственной конюшне. Чуть позже выяснилось, что такая же ситуация в Балашове.
В Саратове умирают полицейские лошади. Спасти их мешают бюрократические препоны
Саратов потрясли фотографии истощенных полицейских коней. Руководство полиции обещает передать списанных и истощенных лошадей конного взвода в хорошие руки, но вряд ли сможет сделать это из-за многочисленных бюрократических преград.
1
Итоги голосования 9 сентября назвали поражением «Единой России». Так ли на самом деле?
Оппозиция заявляет о том, что ЕР теряет свои позиции. Партия власти говорит об «отдельных недоработках». Но впереди у ЕР действительно трудные времена.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Нужно ли повышать пенсионный возраст в России?
Проголосовало: 10969


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ