Репортаж

Один процент Алексея Навального

Кандидатское выступление на детской площадке
02.12.2017 // 19:33
Комментарии:5
Просмотры: 2079

Фото Матвей Фляжников

В начале шестого вечера, в пятницу, 1 декабря, сквер героев Краснодона потихоньку заполняется людьми. Здесь через час состоится встреча с политиком Алексеем Навальным. Тут же идут мероприятия, посвященные Дню неизвестного солдата (в календаре он отмечен 3 декабря). Их проводит «Боевое братство» во главе с Сергеем Авезниязовым. Вот-вот столкнутся два мира, две реальности.

Никто бы не узнал про то, что в Саратове есть такой сквер, если бы небольшая зеленая зона (отделяющая шоссе по Большой Горной от Радищева до Некрасова от жилых домов) не осталась единственным гайд-парком в центре города.

Сквер, разделенный на две части Соборной улицей, огражден серыми временными заборами, перевитыми бело-красной сигнальной лентой. На входе в первую часть дежурил полицейский кордон, проверявший содержимое сумок. В этой части сквера было пустынно, посреди снежного поля одиноко возвышался яркий детский городок.

Понимая, что вряд ли «Боевое братство» уступит свою сцену Навальному, говорю фотографу Матвею Фляжникову:

– Круто будет, если Навальный митинговать залезет на детскую горку.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Вторая часть сквера встречает усиленным кордоном полиции и рамками металлоискателей. Здесь уже интереснее. По обе стороны аллеи стоят редкие столы от разных школ, на столах – военные каски, гильзы от патронов, еще какие-то вещи. Чуть ближе к сцене владелец одного из таких стендов, седой мужчина с бородкой (представился Михаилом Юрьевичем) спорит с мужчиной средних лет (Сергей Мельников) о нынешней власти, о жизни, о Путине и необходимости перемен.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Гайд-парк – это площадка, на которой можно собираться и проводить массовые мероприятия (до 100 человек) и митинги без уведомления администрации. О том, что именно эта площадка была выбрана для встречи Алексея Навального с избирателями, стало известно 29 ноября. Саратовские власти тут же озаботились противодействием намеченной акции: 30 ноября внезапно выяснилось, что у «Боевого братства» в сквере пройдет свой митинг. Для чего в ночь с тридцатого ноября на первое декабря полиция арестовала сцену, которую монтировали волонтеры Навального. В школах города экстренно организовали лекции о борьбе со СПИДом, часть учебных заведений перенесла старшим школьникам занятия на вторую смену, где-то устраивали внеплановые дискотеки, где-то родительские собрания, кто-то в принудительном порядке отправился с классом в кино (за родительские деньги).

Мельников пришел на митинг Навального, а Михаил Юрьевич – приглашенный участник мероприятия «Боевого братства».

– Я хочу перемен, потому что меня не радует, что я своего сына за две недели в больницу записываю, – мрачно и серьезно говорит Сергей. – Вы считаете, что наши деды за такую страну воевали?

– Вы знаете такого композитора – Михаила Танича? – оживляется Михаил Юрьевич. – Он после войны вернулся и в компании одной сказал: «Мы Германию бомбили, завоевали ее, а там такие дороги! Там в селах живут лучше, чем в городах!» Раз – и ему за это десять лет дали. Разве Танич за это воевал? Он воевал за хорошую Россию, в которую он приедет и будет говорить свободно. А его за химок – и ни за что впаяли. Моего прадеда расстреляли за неделю: сторож был сухотравской МТС. Его за антисоветскую агитацию схватили 15 февраля 1938 года, 17-го уже был суд, а 18-го расстреляли в городе Пугачев Саратовской области. В 62 года. Его сын, мой дед, тоже воевал. Как хотите, так и судите перипетии нашей жизни. Но вы не любите свою страну, а я ее люблю. Вам не нравится, что сейчас творится, и к стране вы негативно относитесь.

– Я разве говорил, что я не люблю свою страну? – удивляется его оппонент. – Если ваш ребенок плохо себя ведет, вам это не нравится. Но это не значит, что вы его не любите.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Рядом со сценой стоит шеренга подростков, в основном девушки, с плакатами памяти погибших в локальных войнах. Короткие пуховички, тонкие джинсики, некоторые без шапок и без перчаток. Пританцовывают на месте от холода. Это не волонтеры «Боевого братства». Это учащиеся Саратовского техникума строительных технологий и сферы обслуживания. Им всем по 17 лет. На вопрос, что вы тут делаете, отвечают:

– Нам раздали, мы стоим.

Стоят с пяти вечера и до получения разрешения уходить. Рядом их кураторы – две женщины, видимо, преподаватели. Рассуждают о патриотизме и патриотическом воспитании.

– Вы бы детей предупредили хотя бы, что им на морозе стоять.

– Да мы сами не знали.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Сквер постепенно заполняется людьми самых разных возрастов: много юных лиц, люди среднего возраста, семьи с детьми, люди в солидном возрасте. Все в некоторой растерянности: они пришли на митинг к Алексею Навальному, а тут котлы с кашей (полевая кухня), чай, пирожки и герой России Александр Янклович, чеканящий слова со сцены в микрофон.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

– А когда это все закончится? А Навальный будет? – спрашивают они друг у друга.

Семья из Перми – мама и ее дочь-подросток. В Саратове по каким-то своим делам, но пришли на встречу с Алексеем Навальным, потому что хотят посмотреть на людей. Маме жаль, что мало людей со значками – даже активисты не подчеркивают, что поддерживают Навального, люди запуганы властью, «пахнет сталинским временем». Ей жалко судей и полицейских, которые ворочают судьбами людей. Люди ничего плохого не делают, просто хотят говорить правду.

– В Перми мы сфотографировались в поддержку Навального, свернули плакат и ушли, – говорит она, – а суд решил, что это был пикет и впаял мне «административку», хотя есть видеозапись, доказывающая, что мы не стояли в пикете, просто сфотографировались, свернули плакат и сразу ушли.

Школьник Никита («а зачем вам знать, как меня зовут?») присоединяется к нашему разговору. Его одноклассники с учителем поехали на мероприятие, посвященное Дню борьбы со СПИДом, а он отговорился концертом в музыкальной школе. Никита слышал про возможные провокации, драку, что приедут ФСБшники и будут задерживать школьников. Но не поверил. Рассказывает, что был на всех митингах, но денег ему никто никогда не предлагал.

– Я не боюсь, что меня выгонят из школы или не примут в институт. Я боюсь бесперспективного будущего. С нынешней властью я никаких перспектив для себя не вижу.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Со сцены доносится песня: «Мы в России, в удивительной стране».

Смотрю на часы, начало седьмого. И вдруг – шквал аплодисментов и приветственные крики в толпе. Алексея Навального плотным кольцом обступает толпа людей. Камеры, фотоаппараты, телефоны, диктофоны, свет, бьющий прямо ему в глаза. Пробиться «к телу» нереально – слишком плотная толпа вокруг политика. Но я достаю бейдж «Пресса» и начинаю активно работать локтями. Через пару минут понимаю, что, наверное, зря.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Дойти до Навального невозможно, а толпа уже обхватила меня плотным кольцом. Вокруг кандидата натуральная давка. Но чьи-то руки бережно поддерживают меня в толпе.

– Аккуратнее, аккуратнее, не торопимся, – раздается со всех сторон.

Пока я осознаю себя в толпе и давке, между Алексеем Навальным и Сергеем Авезниязовым происходит короткий диалог:

– Это не ваш митинг, отдайте нам сцену и микрофон.

– Не отдадим.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Ну, не отдадим, так не отдадим. Навальный пожимает плечами, разворачивается и идет искать себе другую площадку. И находит – детскую! Лихо взбирается по лестнице на детскую горку и начинает орать, потому что звукоусилительной аппаратуры у него пока нет. Светом выручает «Открытый канал», ведущий с митинга прямую трансляцию. Сквозь толпу оратору несут-таки мегафон.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Уже после митинга изрядно озябший, но довольный начальник избирательного штаба Навального в Саратове Михаил Мурыгин, говорит, что несколько машин везли разные звукоусилители на митинг, но чудом довезти удалось только один. Остальные машины задержала патрульно-постовая служба.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Детский городок окружает толпа. Людей навскидку – больше тысячи человек. Навальный, балансируя на обледенелой лесенке, приветствует своих потенциальных избирателей:

– Привет, Саратов! Привет, свободные люди, люди, которые не боятся! Если я упаду, будет очень смешно.

– Мы поймаем! – кричат из толпы (и потом его действительно «подхватывают»: когда противники Навального нестройным хором затягивают свое «фуууу», сторонники этот хор легко перекрывают мощным скандированием «На-валь-ный, На-валь-ный!»).

– Я не участвую в незаконных митингах! – кричит с детской площадки Навальный. – Поднимите руки, кто живет в Саратове! Вы разрешаете мне выступать в вашем городе?

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

– Дааа!

– Вы хозяева своего города или чертов господин Володин хозяин этого города? Или чертов господин Путин?

К кандидату прорывается начальник полиции по охране общественного порядка Геннадий Болтышев с мегафоном.

– Алексей Навальный, напоминаю, что мероприятие не согласовано. Вы нарушаете Административный кодекс, статью 20.2. Я требую прекратить незаконные действия!

– А у меня мегафон больше, товарищ майор, – кричит в ответ кандидат в президенты. – Я вас все равно перекричу.

– Гайд-парк! Гайд-парк! – взрывается толпа.

– Я правильно понимаю, что мы в гайд-парке? (Даааа!) Я правильно понимаю, что в гайд-парке я могу выступать без уведомления? (Дааа!) Там на митинге, организованном вашим губернатором, 15 человек, а нас немножко больше. Наверное, у нас немножко больше прав здесь выступать. (Дааа!) Куда делся майор? Майор ушел, и Путин уйдет!

Снег, обильно падавший десять минут назад, заметно редеет. Пальцы мерзнут прямо в перчатках.

Соседний митинг почти не слышно. Алексей Навальный в привычном ключе изобличает власть, давит на «болевые точки», в том числе на местные, поминая дороги.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

– Утром я ехал в ваш парк к монументу «Журавли», дорога убитая, никакая, ее нет. Сказал об этом таксисту, а он мне в ответ – теперь получше стало, починили чуть-чуть.

– Уууууу! – кричит толпа.

Он спрашивает про зарплаты, говорит, что средняя зарплата в Саратовской области должна быть не 20 и не 30 тысяч, и даже не 50, а все сто. Говорит про убитое здравоохранение, о том, что «скорые» опаздывают к пациентам, потому что деньги на здравоохранение украдены.

– У меня мама умерла, потому что не дождалась «скорой», – кричит какой-то мужчина из толпы.

– В России очень много денег, но где в Саратове вы видите следы триллионов нефтедолларов, которые они получают от продажи нефти? Ткните пальцем.

– Вы на них стоите!

– Детская площадка – это все, что досталось Саратову от нефтедолларов!

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Главный враг Навального не Путин, не коррупция и не нищета (он знает, как справиться и с одним, и с другим, и с третьим). Главный его враг – это неверие людей в перемены, неверие в самих себя.

– Я отказываюсь верить, что над Россией существует проклятие, что наш народ ничтожен, что ничего не будет, ничего не получится, что ничего нельзя исправить. Если мы будем верить в себя, мы все преодолеем. Все перемены в истории цивилизации делает один процент от всех людей. И этот процент стоит передо мной!

Прошло уже полчаса, все подмерзли и кричат «дааа» не так активно.

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Еще полчаса на митинге отведено для ответов на вопросы.

– Как вы собираетесь баллотироваться, если у вас актуальная судимость? («Да, я дважды судимый рецидивист, я страшный человек, страшный человек выступает на детской площадке!» – пока Алексей это говорит, он помогает мальчишке лет четырех или пяти в желтой куртке не свалиться с горки). Будете ли вы поддерживать малый бизнес, легализуете ли фрилансеров, ваша позиция по проблеме Крыма, ваши первые шаги в качестве президента?

Навальный отвечает: по Конституции РФ кандидат в президенты должен быть старше 35 лет и не находиться в местах лишения свободы («При всех проблемах Саратова, это же пока не места лишения свободы?» – задает Навальный вопрос в толпу, но реакция на эту шутку вялая). Говорит, что проблема Крыма нерешаемая и потому, что ни один территориальный конфликт последних 50 лет так и не был разрешен.

– Когда к вам приедет следующий кандидат в 2036-м году, вы ему будете задавать тот же самый вопрос!

Первым делом Навальный обещает освободить политзаключенных, перестроить судебную систему и распустить Государственную думу. Малому бизнесу и фрилансерам он прочит отмену налогов, чиновничьих разрешений и прочих проверок. Говорит, что не будет давать денег другим странам в долг и не станет прощать долги уже существующие.

– Если президент Южного Судана попросит у меня денег, я его отвезу в Саратов, он посмотрит на все это и сам предложит нашей стране материальную помощь!

Один процент Алексея Навального. Фото Матвей Фляжников

Мороз пробирает до костей даже тех, кто качественно утеплен. Молодого человека, стоящего рядом со мной, бьет крупная дрожь – он выскочил на митинг из машины в легком пальто и летней обуви. Прошло чуть больше часа от начала митинга, вопросов еще миллион, но Навальный сворачивает мероприятие, отдает мегафон и спускается с лестницы. Его тут же окружает толпа. Он охотно жмет руки всем желающим, кричит «Дай пятюню!» – и хлопает ладонью по ладони своего сторонника. Ведет себя как кандидат в президенты какой-нибудь цивилизованной страны. Никому не отказывает в совместной фотографии.

Медленно, но верно Навальный продвигается к выходу из сквера – боится опоздать на самолет.

– Тьфу, путинские дороги, – чертыхается рядом со мной молодой человек, на полном ходу влетая в грязь там, где должен быть асфальт.

Сторонники провожают Алексея Навального до самой машины, он прыгает на заднее сиденье, опускает стекло и машет саратовцам на прощанье рукой.

Что там со вторым митингом – никого уже не интересует. Все расходятся по домам.

Статья опубликована в «Газете недели в Саратове» № 43 (457) от 05.12.2017.

Оцените новость
5
44 (458)
от 12
декабря
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Старый президент для нового времени
Безусловно, главное событие прошедшей недели – заявление Владимира Путина о намерении выдвигаться на очередной срок.
Город из красного кирпича
Саратовских журналистов, туроператоров и блогеров познакомили с достопримечательностями зимнего Аткарска.
Мобильный трафик МТС в Саратовской области
По данным компании, самыми «качающими» городами Саратовской области стали Саратов, Энгельс, Балашов и Вольск. Самыми «разговорчивыми» - Вольск, Калининск и Хвалынск.
Принуждение к общественному транспорту
В 2018 году в Сингапуре людям не разрешат покупать автомобили.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Из-за допинговых нарушений в РФ международный Олимпийский комитет разрешил российским спортсменам выступать на Олимпиаде-2018 только под нейтральным флагом. Как следует поступить представителям нашей сборной?
Проголосовало: 487


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ