Экономика

Нас спасут сазаны и толстолобики

Мало рыбки разводим. Еще меньше ловим
22.05.2017 // 19:10
Комментарии:0
Просмотры: 3496

Председатель аграрного комитета Саратовской областной думы Николай Кузнецов удивительно скучный человек. Увлекательнейшую тему о развитии рыбоводства в Саратовской области он свел к штрафам за браконьерство. Рассказы о патрулировании Волги инспекторами рыбоохраны, работниками ФСБ, полицейскими и росгвардейцами заинтересовали его больше, чем будущие пастбища для сазанов в системе водоемов заброшенного мелиоративного комплекса.

Прудовая рыба оказалась аквакультурой

Главная наша региональная рыба – из прудов. У нас прудовым рыбоводством занимаются около 300 хозяйств различных форм собственности. «В 2016 году общий объем произведенной прудовой аквакультуры в Саратовской области составил более пяти тысяч тонн», – рассказала депутатам министр сельского хозяйства Татьяна Кравцева. Так я узнала, что прудовая рыба и не рыба вовсе, а аквакультура. И мы в Приволжском федеральном округе произвели ее больше всех. А скоро, может, выйдем и в России в лидеры. Потому что уже сейчас среди регионов Саратовская область заняла 9-е место со своими выращенными карпами.

Карпы составляют основу стада почти в 700 зарыбленных прудах общей площадью более 7 тысяч гектаров. Некоторые рыбоводы, правда, уже заселяют подконтрольные водные просторы толстолобиком, амуром, щукой и форелью. Но эти рыбы, особенно форель, пока явно не лидируют в общем улове. Хотя кто знает, как пойдет дальше.

Энтузиасты прудового рыбоводства в этом году показывают передовые темпы в производстве рыбопосадочного материала. Так министр Кравцева называет мальков. С начала года этих мальков навыращивали уже 96 тонн. Ждем 200 тонн. Больше, чем прошлом году, на 50 тонн. Производство ведь идет вслед за спросом. А спрос на нашего малька есть, и не только внутренний. Наши будущие рыбы уезжают в Самарскую, Тамбовскую, Пензенскую и другие российские области.

Жалко, не узнали, какая именно молодь востребована покупателями в других регионах. Может быть, кросс?

На заседании рассказывали про это чудо-юдо под названием кросс саратовский. Выведен сотрудниками Саратовского отделения ФГБНУ «ГосНИОРХ» скрещиванием зеркального карпа и еще какого-то. Получившийся гибрид больше, чем привычные рыбы этой породы. И директор Саратовского отделения уверенно считает, что если заселить этим уже запатентованным кроссом наши пруды, то можно на четверть увеличить существующую прудовую культуру. Ученые продолжают работать над улучшением этой «замечательной породы», которая является ни много, ни мало, а дальним-дальним, но всё же потомком карпов, завезенных в Саратовскую губернию из Германии в 1913 году.

Явно не заиграловского уровня проблема

– Хотим мы или не хотим, водохранилище меняется, – объяснял директор Саратовского отделения ГосНИОРХ Владимир Шашуловский цели, за которыми наука старается успевать. Вот сома стало меньше, чем нужно, и на экспериментальной базе ученые разработали технологию выведения малышей этих рыб. С этими малышами, которые пучком умещаются на ладони, саратовцы, оказывается, единственные в мире. А кто об этом знает, кроме узких специалистов? Как-то не принято у нас в России, чтобы наука вела за руку бизнес.

Владимир Анатольевич рассказывал депутатам про перспективы заволжских водоемов, а они после этого почему-то не забросали его вопросами. Перспективы громадные, если иметь воображение. Чтобы включить его у слушателей, Шашуловский показал карту Саратовской области, всю изрисованную ниточками и пятнами водоемов мелиоративной сети. Она, конечно, сейчас заброшенная, а местами и, кажется, навсегда пересохшая, но русла-то сохранились, а значит, есть шанс эти водные артерии перезапустить. По словам регионального директора института рыбного хозяйства, у нас в пассиве более 50 тысяч мелиоративных водоемов и много заболоченных прудов. Любая из европейских стран обзавидовалась бы Саратовской области с такими вводными. Ведь практически все водоемы в той или иной степени пригодны для рыбоводства.

«Если мы превратим в культурное хозяйство эти десятки тысяч гектаров прудов и мелиоративных водоемов, мы сможем получать еще не менее 3–4 тысяч тонн рыбы. Пока эта колоссальная возможность не востребована», – убеждал Шашуловский, сожалея, что эти небольшие водохранилища используются по принципу «что ловится, то и хорошо».

Председатель думского аграрного комитета Николай Кузнецов вспомнил про регионального руководителя мелиоводхоза Юрия Заигралова. Сказал, вот с ним бы Шашуловскому проблему зарыбливания мелиоративных водоемов пообсуждать. Хотя коню же ясно, что не заиграловского уровня данное предложение. Его надо на экономический совет выносить, считать экономику, писать программу и просить на поддержку федеральные деньги. Да на этой программе Николай Кузнецов мог бы себе имя в России сделать. Но он не смог включить воображение. Его почему-то больше волновало, что рыболовы отмечают снижение разнообразия рыбы в Волге, а крупная рыба в нашей великой реке вообще редкостью стала.

Есть кого пустить на водные пастбища

У Шашуловского на это был ответ. Он считает, что частично рыбы стало меньше из-за того, что много вылавливают любители, а частично из-за медленно, но верно идущего процесса заиливания. «В принципе, рыба ловится разная. И не то чтобы мало. Но количество рыбы, обитающей в чистой прозрачной воде, снижается, – подтвердил он. – Природа пустоты не терпит, и на ее место приходит другая рыба. Становится больше линя, красноперки, которые не пользуются таким спросом».

Исправить ситуацию может договоренность с рыбодобытчиками. Они должны для общей пользы выпускать на своем промысловом участке какое-то количество мальков ценных промысловых рыб. Белые амуры, сазаны и толстолобики могли бы не только восполнять потери, но и улучшать экологию. Ил, водоросли – это для них тучные пастбища.

Ежегодно с водохранилищ Саратовской области добывается не более 150 тонн этих самых растениеядных. Хотя, по словам регионального директора института рыбного хозяйства, это высококачественная рыба. Пусть американцы привыкли к лососю, к форели, а для нас и сазан очень хорошо, считает он. И надо обеспечить этой рыбой население. Потому что здесь более реальная перспектива, чем выращивание осетровых, которые большинству людей всё равно окажутся не по карману. Осетра с себестоимостью производства 400–500 рублей за килограмм не будешь продавать дешевле, чем по 600–800 рублей. Но удешевить себестоимость производства осетрины невозможно без дешевых высококачественных кормов. И нужно срочно решить вопрос их производства.

Хотелось бы поддержки от рыбоводов

Все технологии у саратовских ученых отработаны. Но рыбоводов, желающих запускать производство концентрированных кормов, мало. На всю Саратовскую область можно говорить о двух предприятиях. Одно работает в Аркадакском районе, выпуская 2,5 тонны продукции в сутки, второе, в Саратовском районе, пока на стадии отладки. От него ждут 4 тонны в день.

Чтобы продуктивно использовать прудовое хозяйство, рыбу надо кормить, утверждает Шашуловский. Ну и заселять этот особый перенаселенный жирными особями рыбный мир хорошо бы правильно. Его радует, что к традиционным карпам практически все рыбоводы добавляют уже не только толстолобика и белого амура, самые продвинутые понимают необходимость хищников в прудовой системе. В результате вместо 250 килограммов рыбы с прудового гектара нормой уже считается больше тонны.

Министр сельского хозяйства Татьяна Кравцева подтвердила, что корма – проблемный вопрос на сегодняшний день. «По кормам потребность не обеспечивается. А те, которые закупаются, в основном импортные, и они дорогие. Поэтому речь идет в первую очередь об удешевлении кормов и рыбоводства», – сказала она.

Три килограмма на брата

Так много или мало рыбы мы производим и вылавливаем? На заседании было предложено взять за точку отсчета норму о том, что человек за год должен съедать 22 кг рыбы. Где взяла эти обязательные 22 килограмма Татьяна Кравцева и когда нам предписали есть так мало рыбы, можно только догадываться. Думаю, что в Советском Союзе, когда минтай стоил 35 копеек, хек – 56, а мясо – 2 рубля, рыбные нормы были значительно выше. Ну да ладно. Если, грубо говоря, мы выращиваем 5 тысяч тонн прудовой рыбы и еще добываем в Волге и других речках почти 3 тысячи тонн, то всего получается 8 тысяч тонн на 2,5 млн человек, проживающих в области. То есть по 3 с небольшим килограмма на брата.

Нас спасут сазаны и толстолобики

Саратовская область становится «аквакультурной столицей» Поволжья?

Нашей саратовской рыбой мы можем заместить только 18 процентов от установленной потребности. Это очень маленький показатель. И из него вытекает значимость всевозможных целевых программ по заселению сазанами прудовых накопителей в системе мелиорации, по помощи государства в строительстве комбикормовых рыбных заводиков и по внимательному и рачительному отношению к каждой заболоченной луже на территории региона.

Увы, председатель аграрного комитета предпочел клеймить браконьерство.

Больше штрафов, хороших и разных

«Кто имеет катера, те видят, как Волга перепутана – все протоки, все заводи перекрыты сетями. Нынешние административные меры достаточны, или нужно их ужесточать?» – спрашивал Николай Кузнецов у руководителя комитета охотничьего хозяйства и у начальника отдела контроля и надзора Волго-Каспийского территориального управления Росрыболовства.

И они, конечно, были за штрафы. Особенно Евгений Орленко из Росрыболовства. Он сетовал, что на всей территории Саратовской области работают всего 20 рыбинспекторов. Радовался тому, что уже подписаны планы совместных мероприятий с комитетом охотничьего хозяйства, с ГУВД области, с транспортной полицией, с госинспекцией по маломерным судам, с пограничниками и с Росгвардией – чтобы работать совместно, привлекая их людей. Но больше всего Орленко огорчало, что штрафы для браконьеров составляют от 2 до 5 тысяч рублей. «Увеличение штрафов нужно. Потому что уголовные дела, которые мы заводим, плюс еще штрафы нормальные, плюс полная конфискация – это будет более-менее, – перечислял он кары браконьерские, досадуя, что не может применять круглый год 256-ю статью Уголовного кодекса. –Уголовные дела у нас только в период нереста – это май-июнь, и еще январь в период нереста налима. В другое время 256-я не подходит».

За 15 дней нынешнего мая рыбинспекторы, гордится Орленко, преуспели. Передали для возбуждения уже 32 уголовных дела на 43 человека по 256-й статье. Для справки: наказание по этой статье – штраф от 300 до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы осужденного за период от двух до трех лет. Можно и «двушечку» с лишением свободы заработать.

Николай Кузнецов предложил контролирующим органам вместе поработать над законодательной инициативой об увеличении штрафов и отправить ее в Госдуму. «Волга это наша богатство. Согласитесь. И экология ее и биоресурсы – это дело общее. Не должны быть мы временщиками, однодневками», – сказал как отрезал председатель аграрного комитета. И было понятно, что штрафами по итогам этого заседания точно займутся. А может, и вообще только ими.

Статья опубликована в «Газете недели в Саратове» № 18 (432) от 23.05.2017.

Оцените новость
2
архив
выпусков
1
«Города не было. Все вымерли от голода». В Хвалынске обнаружено массовое захоронение
На окраине Хвалынска строители обнаружили массовое захоронение. Останки отправлены на экспертизу. Краеведы полагают, что найдена братская могила жертв голодомора начала 20-х или 30-х годов прошлого века.
Самый главный в мире Лох! Возрождение села у водяной мельницы идет силами волонтеров
Губернатор Радаев, до крайности увлеченный развитием туризма, одной из главных достопримечательностей области называет село Лох Новобурасского района и старинную мельницу в нем. Но восстанавливают и село, и мельницу энтузиасты.
Что «разбазарили» в Вольске? Рассказ о том, какие социальные объекты попали в частные руки и все ли они нужны городу
В Вольске пытаются вернуть в муниципальную собственность социальные объекты, проданные за последние годы. Бывшие роддом, детская поликлиника, часть детской больницы рассорили главных лиц региона и загнали в безвыходное положение местных чиновников.
4
«Это как для человека отсидеть в одиночной камере». Из-за отсутствия прогулок полицейские лошади в Балашове сходят с ума
Жители области продолжают обсуждать состояние здоровья лошадей, служащих в конной полиции. Владельцы коней с ипподрома Саратова рассказали об истощенных животных в ведомственной конюшне. Чуть позже выяснилось, что такая же ситуация в Балашове.
В Саратове умирают полицейские лошади. Спасти их мешают бюрократические препоны
Саратов потрясли фотографии истощенных полицейских коней. Руководство полиции обещает передать списанных и истощенных лошадей конного взвода в хорошие руки, но вряд ли сможет сделать это из-за многочисленных бюрократических преград.
Реклама

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

Выборы губернаторов прошли неожиданно: кандидаты от партии власти с отрывов проиграли кандидатам от ЛДПР. Если бы выборы губернатора Саратовской области проходили в следующее воскресение, то…
Проголосовало: 146
1


>> ЦИТАТА
архив

Глава Саратова об опиловке и сносе деревьев на тротуарах
Полная версия интервью
Есть важная тема?
Сообщите дежурному редактору
сайта: [email protected]
Тел. (845-2) 27-31-18

>> СОЦСЕТИ