Интервью

Игорь Семёнов: У власти нет тех 10 лет, которые ей пророчат

19.05.2017 // 20:24
Комментарии:3
Просмотры: 2660

«Я уже давно в Саратове не работаю. В Саратове, к сожалению, толком не платят, – рассказывает расположившийся напротив человек с элегантной бородкой. – На выборы здесь давно деньги не идут. А сейчас – тем более». Мой собеседник – политолог и политтехнолог, ранее уже дававший «Газете недели» политический прогноз на 2016 год (см. «Не время спрыгивать с велосипеда» в номере от 19.01.2016). На этот раз в своем полноформатном интервью Игорь Семенов делится прогнозом на осенние выборы 2017 года, а также рассказывает, будет ли нарастать в России протестная активность, действительно ли так силен Вячеслав Володин и почему сложившаяся в стране ситуация напоминает ему время перед крахом Советского союза.

– Игорь Вячеславович, почему же такие проблемы с работой для политтехнологов в Саратовской области?

– Потому что никаких выборов здесь нет и не будет. Будущий состав Саратовской областной думы уже определен, за исключением, может быть, нескольких человек. Единственная интрига, которая ожидается, произойдет в мае во время праймериз «Единой России» в нескольких городских округах. Что касается губернаторских выборов, то главы регионов у нас, как известно, до сих пор фактически назначаются президентом. За исключением нескольких субъектов федерации, где есть острый конфликт элит и еще возможна контролируемая конкуренция. Но в Саратовской области такого конфликта нет.

– Кто займет места в новой Саратовской областной думе?

– По партиям расклад сил не изменится никак. Разве что ЛДПР, которой сейчас в облдуме нет, может получить один мандат по списку. Это самая «прикольная» из оставшихся системных партий, благодаря артистическим талантам Жириновского она еще привлекает молодежь. Остальные совсем выдохлись. Тем не менее, «Справедливая Россия» сохранит свой единственный мандат. Ее лидер в Саратове – Зинаида Самсонова – очень богатый и лояльный власти человек, таких людей нужно беречь. КПРФ тоже сохранит мандат, но может дополнительно получить и второй. Это связано с главной задачей грядущих «тренировочных» выборов: чтобы перед президентскими выборами 2018 года они прошли тихо, мирно и результативно, прежде всего, по явке. В области, которая курируется Вячеславом Володиным (спикер Государственной думы РФ, бывший первый заместитель главы администрации президента РФ. – Прим. ред.), никаких скандалов быть не должно. А скандалы у нас могут создать только коммунисты – у них для этого есть кое-какие люди и ресурсы. Чтобы такого не произошло, с ними нужно договориться и дать им еще один мандат.

Остальная же часть состава новой облдумы вполне ожидаемо будет представлять «Единую Россию». При этом больше половины ее окажутся новыми людьми, о чем уже сейчас можно судить по проходящим праймериз ЕР. Однако эта запланированная ротация ничего не изменит, кроме некоторого перевзвешивания между внутренними политическими группами при власти. Приведу в пример 90-е годы, когда выборы в нашем регионе были еще настоящими. Каких лидеров они рождали! Вспомним зампредов областной думы первого созыва: Володина, Рашкина, Мальцева. Доселе лучших политиков земли саратовской, да и российской. А кого могут родить нынешние имитационные выборы в областную думу? Политическая система в России не работает. Наши выборы – это умирающий институт, поэтому от него уже давно ничего не ждут.

– Но нужный результат всё равно как-то придется обеспечивать. В прошлом году перед выборами в Госдуму вы говорили, что на прямые фальсификации образца 2011–2012 годов наложен запрет. Как будут действовать в этот раз?

– В этот раз всё пройдет еще проще: независимых наблюдателей в нашем регионе практически не будет, как и независимых кандидатов. Для этого ни у кого в Саратовской области нет ни ресурсов, ни, главное, желания. С коммунистами, которые могут закрыть наблюдателями часть участков, как я уже говорил, будут договариваться. С остальными даже договариваться не надо. Гораздо важнее вопрос явки и легитимности власти. На земле Володина явка должна быть очень высокой. Однако загонять на выборы большое количество народу довольно-таки тяжело: учителя и прочие бюджетники еще пойдут, с остальными же будет тяжелее. Принудиловка раздражает людей: начинаются скандалы, а скандалы у нас исключены. Поэтому явку, где надо, дорисуют.

– Кто станет губернатором, тоже понятно – кандидатуру Радаева одобрил сам президент. Хотя некоторое время назад ходили слухи, что наверху Валерием Васильевичем не очень довольны. А еще Саратовская область вошла в число худших регионов по ситуации с переселением из ветхого и аварийного жилья.

– Как технократ Радаев действительно показал себя не с самой сильной стороны, но широкой публике об этом известно мало. Никакого скандала по этому поводу нет. Куда более важной проблемой были конфликты в местных районных элитах: энгельсской, марксовской. Вот это уже был тревожный сигнал. Появились вопросы по управляемости региона и о будущем Валерия Васильевича. Однако все-таки Радаев останется губернатором, и главная причина этого заключается в Вячеславе Володине: он сейчас слишком силен. Снять прямого человека Володина – это мощный удар, на который у конкурирующих башен Кремля не хватило сил.

– А у Володина есть противники в других башнях?

– Элиты всегда борются между собой за власть. Сейчас вот продолжается вектор на усиление силовиков. Посадки – это главное, чего сегодня боятся наши управленцы. Именно на этом поле идет настоящая конкуренция. И именно от силовиков, а не от Навального, исходит неопределенность. Вокруг фигуры нашего губернатора тоже были движения (в апреле стало известно, что в отношении министра образования Саратовской области Марины Епифановой возбуждено уголовное дело. Позже Епифанова была снята с должности. – Прим. ред.), но эту проблему удалось разрешить. Больше вопросов к Радаеву уже не возникнет, иначе это может помешать проведению предвыборной кампании: не только губернаторской, но и президентской.

– Вы говорите, что Володин сейчас силен. Однако ходят слухи, что у него, наоборот, проблемы. Якобы ему пророчат чуть ли не ссылку в Саратов.

– Я думаю, всё как раз наоборот. Вспомните недавний скандал про Володина-преемника (в апреле председатель организации инвалидов войны в Афганистане Андрей Чепурной заявил президенту Путину, что сенатор Франц Клинцевич распространяет информацию о согласовании Вячеслава Володина в качестве преемника главы государства. – Прим. ред.). Провокация против Володина такого высшего уровня – это и есть показатель его крутости. Если он подвергается таким атакам, значит, он вышел на самый верхний этаж власти. Это узкий круг людей, способных реально влиять на политику в стране. Так называемое Политбюро 2.0.

– Но если Володин настолько крут, кто же рискнет его атаковать?

– Другие небожители. Люди схожего ранга, усмотревшие в нем ровню. Наверху эти игры идут бесконечно.

– Давайте перейдем к другой теме. Мартовские акции протеста Навального собрали много народу, а вот апрельские выступления Ходорковского провалились. Как вы думаете, какие перспективы у текущей протестной волны?

– У Михаила Ходорковского не получилось провести акцию «Надоел», потому что у него слишком банально работающая команда. Политтехнологи ведь тем и занимаются, что подают известные проблемы под свежим углом – так, чтобы цепляло. Тогда люди просыпаются и начинают принимать эти проблемы как свои собственные.

Сейчас, например, ситуация в стране похожа на застой: отсутствие перемен во власти, отсутствие жизненных перспектив. Архаичная система управления, которая не соответствует вызовам времени, бюрократизация, поборы, падение уровня жизни. Люди это чувствуют, и это реально начинает их беспокоить и злить. А решает всё только президент.

Вот на фоне приближающихся президентских выборов Алексей Навальный и подает себя как ключ к решению проблемы. Люди понимают, что, поддерживая его, они как бы говорят власти: «Пора бы вам задуматься над тем, что вы делаете, и измениться! Ведь мы можем проголосовать – и вот за кого. Вам страшно?» Поэтому Навальный и смог собрать народ 26 марта. А лозунг «Надоел» – ну, надоел, и что дальше? Я думаю, если Навальный продолжит правильно подавать такую повестку, то у него получится провести запланированную на 12 июня массовую акцию.

– Есть мнение, что 26 марта проходили не столько антикоррупционные, сколько молодежные выступления. Молодежь ведь всегда против чего-то протестует. В других странах, например, это протесты антиглобалистов. И для нашей молодежи это просто стало поводом как следует побузить.

– Не совсем так. Во-первых, это всё сказки, что на митинги вышла только молодежь. Там был достаточно равномерный состав участников. Просто молодежи на митингах действительно стало побольше. Во-вторых, истинной причиной выхода людей на улицы было даже не падение уровня жизни. Это создало только определенные условия. Настоящей причиной стало понимание, что Владимир Путин снова идет на очередной срок. И что еще лет семь всё будет так же, как сейчас, или даже хуже. Схожая ситуация была в 2011 году, когда все неожиданно узнали, что Путин и Медведев поменяются местами. Люди поняли, что никакой модернизации не будет, что всё останется так же, как было.

Да, поводом стали фальсификации на выборах, но протестующие добивались не столько перевыборов, сколько перемены самой политической атмосферы в стране. Позже, когда стало ясно, что ждать уже нечего, всё затихло. Но протест ритмичен: теперь поднимается его новая волна, и она будет еще больше. По мере приближения президентских выборов эта волна будет нарастать.

– Говорят, что люди уже не те, и таких масштабных волнений, как в 90-е, больше не будет.

– Почему? Наша нынешняя молодежь – она же отмороженная. Это непоротое, сытое поколение. Они непуганые – в отличие от тех, кто в советское время испытал мощь репрессивного аппарата. Их сила идет от незнания. И если судить по атмосфере событий 26 марта, они настроены оптимистично. Да, кого-то там закрыли на неделю-другую, но это их не пугает. Они пойдут дальше. Авторитетов для них нет. А бить их нельзя – тогда на улицы выйдут и их родители.

– Если волна будет нарастать, с чем мы подойдем к президентским выборам?

– Это сложно прогнозировать. Многое зависит от того, как себя поведут лидеры протеста. Как они отыграют неизбежные ошибки властей, которых будет всё больше. С другой стороны, у власти тоже есть прекрасные технологи. Напряжение будет нарастать – это факт. Кризис будет наступать и дальше, кто бы что ни говорил.

Не исключен вариант, что уже к концу лета, в печально известном в нашей стране августе начнутся серьезные подвижки. В том числе и со стороны правящего класса. Там ведь тоже не всё едино. Внешне это прикрывается вертикалью, и одна из основных заслуг нашего президента в том, что ему эту вертикаль власти до сих пор удавалось удержать. Но раздаются тревожные звоночки. В сложные времена становится меньше ресурсов и обостряется борьба элит. И если какая-то часть элит открыто примкнет к протестующим, это всё может изменить. Вопрос в том, решатся ли они на это и когда.

Не стоит забывать и про иностранный фактор: те же США. В какой-то момент они могут направить сюда большие деньги на протестную активность.

– Но у нас же специально обрубили концы иностранному финансированию. Появились законы об «иностранных агентах», «нежелательных организациях».

– Деньги такая штука – они найдут, как просочиться. Если будет задача закачать сюда средства на оппозиционные действия – для них найдутся и путь, и желающие их освоить. Просто сейчас это было бы нарушением негласных правил международной игры. Вопрос в том, когда произойдет такое обострение, когда еще один запрет будет нарушен.

– По вашему мнению, как долго в таких условиях власть сможет контролировать ситуацию?

– Вызовы времени уже не позволяют долго удерживать систему в стабильности. Многие эксперты говорят, что лет 10 еще есть – до того, как совсем кончатся деньги и погаснет инерция. Но я думаю, у нынешней власти нет тех 10 лет, которые ей пророчат. Давайте вспомним конец 80-х: кто тогда думал, что вскоре всё настолько сильно изменится? Экономика была не так уж плоха, как сейчас это пытаются показать. Однако шли определенные внутренние процессы, и эти процессы имеют много общего с тем, что происходит сейчас. Об этом я могу судить как человек, заставший то время.

В общем, окостеневающая система сломается в любом случае. В идеале, конечно, давно нужно было строить управленческую альтернативу – как некую шину, накладываемую на перелом. Но пока идут одни разговоры на фоне завинчивания гаек. Так что слома и ампутации не избежать. Жесткое обязательно ломается при сильном ветре, а ветры у нас, как и во всем мире, сейчас достаточно сильные.

Статья опубликована в «Газете недели в Саратове» № 18 (432) от 23.05.2017.

Оцените новость
0
27 (441)
от 25
июля
2017
ЧИТАТЬ СВЕЖИЙ НОМЕР В PDF архив
Новый. Российский. Среднемагистральный
«Саратовские авиалинии» приобретут шесть самолетов отечественного производства.
МПЛ
Расшифруем сразу: МПЛ – это малая прямая линия, так можно назвать разговор Владимира Путина с талантливыми школьниками.
Трамвай для полуночников
Как добраться поздней ночью до дома?
С 2012 года по 2016-й число койко-мест в государственных больницах России сократилось примерно на 10,7 процента
В министерстве здравоохранения РФ объясняют сокращение коек более эффективным их использованием и переводом пациентов в дневные стационары.
Гошу Куценко «Мир права» впечатлил
В Саратове 19–22 июля прошел девятый Всероссийский конкурс телевизионных фильмов и программ «Мир права-2017».

>> ВАШЕ МНЕНИЕ
архив

СМИ сообщили, что россиянам могут списать триллион рублей долгов по кредитам. Должны ли российские банки простить безнадежные долги своим клиентам?
Проголосовало: 288
Реклама


>> ЦИТАТА
архив

Политик Алексей Навальный о России, где президентом стал он
Полная версия интервью

>> СОЦСЕТИ